Найти
<< Назад
Далее >>
Два документа рядом (откл)
Сохранить(документ)
Распечатать
Копировать в Word
Скрыть комментарии системы
Информация о документе
Справка документа
Поставить на контроль
В избранное
Посмотреть мои закладки
Скрыть мои комментарии
Посмотреть мои комментарии
Увеличить шрифт
Уменьшить шрифт
Корреспонденты
Респонденты
Сообщить об ошибке

Капитализация акционерных обществ по законодательству Республики Казахстан (Ф.С. Карагусов, Доктор юридических наук управляющий директор Юридического департамента АО «Народный Банк Казахстана»)

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

Капитализация акционерных обществ
по законодательству Республики Казахстан

 

В современных экономических условиях вопрос о необходимом уровне капитализации хозяйствующих единиц приобретает особую актуальность. Достигнутый уровень накопленного национального капитала, требующий его эффективного вложения в привлекательные и прибыльные бизнес-проекты, наметившийся экономический рост в республике, строительный «бум», правительственные программы по совершенствованию рыночной и производственной инфраструктуры, повышение деловой инициативы отечественных предпринимателей, активное генерирование идей по созданию новых производств и множество других факторов обусловливают насущность проблемы поиска источников финансирования. Доктор юридических наук управляющий директор Юридического департамента АО «Народный Банк Казахстана» Ф.С. Карагусов анализирует возможности применения традиционных правовых и финансовых инструментов в казахстанском корпоративном законодательстве.

 

 

Общеизвестно, что традиционными формами привлечения капитала являются получение финансирования от размещения эмиссионных ценных бумаг и за счет средств займов от банков, иных финансовых институтов и других категорий займодавцев. Каждая из этих форм имеет свои недостатки и преимущества, обусловленные как спецификой самой формы привлечения, так и конкретными экономическими условиями на момент принятия решения о привлечении финансирования. Так, например, выпуск и размещение акций и облигаций (иных долговых эмиссионных ценных бумаг) сопряжены с необходимостью прохождения детально регламентированных процедур их регистрации и допуска на рынок капитала, а также с риском неразмещения ввиду отсутствия или невысокого интереса инвесторов к этим ценным бумагам. В свою очередь, капитализация посредством долговых ценных бумаг или прямого договорного финансирования предполагает конкретные сроки и графики возврата основного долга и регулярной уплаты вознаграждения, что нередко представляет для заемщиков довольно жесткие условия ведения бизнеса и учета финансовых операций.

Вместе с тем, привлечение денег за счет размещения эмиссионных ценных бумаг (прежде всего, акций) в большинстве случаев является более выгодным для эмитентов с точки зрения особого урегулирования финансовых условий. Так, заметным преимуществом привлечения акционерного капитала является, по сути, отсутствие требования о возврате суммы привлеченных средств в течение всего срока существования эмитента и низкая нагрузка по выплате дохода на каждую размещенную акцию, обусловленной лишь получением прибыли акционерного общества а, в случае простых акций, еще и принятием отдельного решения о ее распределении. Выпуск долговых инструментов также может предусматривать одновременно долгосрочность финансирования и, в каких-то случаях, отсроченность в уплате вознаграждения и возврате суммы займа. Если же удачно структурировать эмиссии, соблюсти допустимое соотношение акционерного и заемного капитала, то в ряде строго регулируемых законодательством случаев можно решить серьезные задачи устойчивости и развития  бизнеса. Например, для банков одним из заметных показателей успеха является увеличение кредитного портфеля. Однако такой рост ограничен, помимо прочего, необходимостью соблюдать установленные пруденциальные нормативы к размеру собственного капитала банка обоих уровней, формируемого за счет привлечения средств от размещения акций банка и его субординированных облигаций. В связи с этим, как справедливо отмечают аналитики, наращивание уставного капитала в настоящее время приобретает для банков первостепенное значение.[1] Поскольку же приобретать акции банков можно только за счет собственных средств инвесторов (в пределах их собственного капитала), поиск новых путей капитализации банков становится особо актуальным.

Следует отметить, что эмиссия тех или иных видов ценных бумаг не всегда бывает возможной или целесообразной в складывающихся правовых или экономических условиях. Эта проблема является важной как для субъектов малого и среднего бизнеса, так и для крупных компаний. Привлекательность эмитента, позволяющая ему успешно разместить свои акции, может войти в конфликт с интересами его существующих акционеров, незаинтересованных в «размывании» их пакетов акций, в утрате контроля над деятельностью общества.

При таких обстоятельствах компании нередко обращаются к «ресурсу» законодательства в целях найти возможность капитализации за счет выпуска различных видов (классов, категорий) ценных бумаг, так структурировать эти выпуски, чтобы учесть и сбалансировать интересы всех участников соответствующих отношений: не ущемить имущественных интересов существующих акционеров, привлечь необходимый объем инвестиций с учетом финансовых ожиданий потенциальных инвесторов, а также не допустить нарушений установленных нормативов в отношении самого эмитента.

Выпуск и размещение акций до сих пор является для эмитентов и предпринимателей наиболее интересным способом привлечения и, соответственно, вложения инвестиций. Для инвесторов операции по приобретению или отчуждению акций дают возможность получить действенный механизм контроля над деятельностью компании или оптимизировать его, получать доход по акциям прямопропорционально доходу компании, активно участвовать в управлении ее бизнесом. Для самого эмитента акции дают возможность капитализировать полученный доход, реинвестировать его в производство, а также в условиях жестких правовых нормативов соблюдать требования к структуре своих активов и обязательств.

Заметным фактором в принятии соответствующих решений является интерес существующих акционеров не только сохранить контроль над обществом, но и позволить ему капитализироваться за счет новых акционеров с меньшим объемом прав по управлению эмитентом или вообще без таковых, что в западной практике может быть решено за счет выпуска акций различных классов. Нередко для акционерных обществ и их крупнейших акционеров актуальной является проблема доступности ценных бумаг соответствующей компании для максимально широкого круга инвесторов. Отдельные вопросы возникают и по вопросу соблюдения правомерных интересов мелких акционеров в сохранении существующего процента их участия в капитале акционерного общества. 

В частности, на примере Народного Банка Казахстана можно отметить, что преимущественное право акционеров на приобретение акций дополнительных или новых выпусков, либо размещаемых обществом ранее выкупленных им акций нередко не могло быть полноценно реализовано, потому что при пропорциональном расчете мелкие акционеры могли таким образом купить даже не одну акцию, а ее какую-то дробную часть. Естественно, преимущественное право акционера, желающего сохранить нераздельное право собственности в отношении принадлежащих ему акций, в такой ситуации не может быть реализовано и превращается в фикцию. Более того, в результате происходит уменьшение процентного участия этого акционера в капитале общества со всеми вытекающими в этом случае последствиями. Разочарование таких акционеров в какой-то момент может выразиться в недоверии к эмитенту и предлагаемым им новым объектам инвестирования, что может обусловить неудачи при размещении предлагаемых этим эмитентом финансовых инструментов.

В мировой  практике одним из способов решения такой задачи является, например, дробление уже размещенных акций с тем, чтобы увеличить их общее количество, которое акционеры впоследствии могут предложить новым инвесторам. И хотя такое дробление (сплит) не приводит к немедленной капитализации самого эмитента, с течением времени соответствующие мероприятия (с учетом осуществления последующих выпусков акций) могут способствовать достижению такого результата.

С учетом изложенного, задачей настоящего обзора является проведение анализа и обоснование ряда выводов, связанных с возможностью структурирования капитала акционерных обществ, направленного на решение ряда его задач, предполагающих эффективное привлечение дополнительных инвестиций за счет собственных акций различных видов без нарушения существующего баланса интересов их акционеров различных категорий.

В частности, рассмотрим правовые возможности выпуска не только различных видов акций и других ценных бумаг, но и различных классов или категорий в рамках одного и того же вида соответствующих финансовых инструментов. Также в качестве альтернативы оценим и правовые основы процедур по дроблению или консолидации акций.

Если попытаться оценить действующее законодательство Казахстана о рынке ценных бумаг и акционерных обществах, то первыми же выводами (так сказать, «на вскидку») будут следующие: 1) допускается разделение акций только на два вида - простые и привилегированные, причем объем прав акционеров по акциям одного и того же вида должен быть одинаковым; 2) законодательство не предусматривает возможность размещения различных классов и категорий акций в рамках одного из вышеперечисленных видов; 3) законодательство устанавливает жесткие требования к соотношению общего количества привилегированных акций к общему количеству объявленных акций; 4) закон не предполагает возможности увеличения общего количества акций акционерного общества без увеличения общего размера его собственного капитала, но и не запрещает такового за счет дробления размещенных акций; 5) увеличение количества объявленных акций общества невозможно до полного размещения всех ранее объявленных акций.

Проведенный же нами анализ норм действующего казахстанского законодательства, недавно отмененных законодательных актов о рынке ценных бумаг и акционерных обществах, а также основных принципов современного иностранного корпоративного права дают основания полагать, что эти выводы слишком категоричны и прямолинейны. В частности, представляется, что дробление акций не является запрещенной операцией; простые и привилегированные акции не являются единственными видами акций, возможных к размещению, а требования в условиях увеличения количества объявленных акций не являются столь ограничительными. Эти выводы представляются имеющими практическую и методологическую ценность, поскольку позволяют, не нарушая общих принципов корпоративного права и требований законодательства, решить реальные задачи по эффективному структурированию капитала акционерных обществ, достичь заметного эффекта в деятельности хозяйствующих субъектов, а также смогут способствовать развитию рынка ценных бумаг и применению эффективных технологий привлечения и перераспределения капитала на отечественном рынке и развития корпоративных правоотношений.

Основными объектами анализа, результаты которого излагаются ниже, явились Закон РК «О рынке ценных бумаг» от 2 июля 2003 г. («Закон о РЦБ»), Закон РК «Об акционерных обществах» от 13 мая 2003 г. («Закон об АО»), утративший в связи с принятием последнего силу Закон РК от 10 июля 1998 г. «Об акционерных обществах» («прежний Закон об АО»), а также такие источники зарубежного корпоративного права, как Black’s Law Dictionary[2] («Black’s») и Gower’s Principles of Modern Company Law[3] («Gower’s»). (В этой статье намеренно не рассматривается широкий круг источников зарубежного права, ибо основная цель их столь краткого анализа - лишь сформулировать какие-то основные характерные для определенного явления правила с тем, чтобы более эффективно проанализировать казахстанское законодательство, регулирующее сходные отношения. Ф.К.) Основными аспектами рассмотрения являются (а) общие принципы современного корпоративного права в западных странах и казахстанского законодательства относительно видов акций и объема прав по ним; (б) возможность дробления выпущенных акций по законодательству Казахстана.

1. Возможности увеличения уставного капитала общества. Итак, бесспорным является то, что капитализация (в смысле увеличения собственного капитала) акционерного общества возможна за счет выпуска его акций, в том числе как за счет размещения акций новых выпусков, так и за счет размещения ранее выкупленных эмитентом акций. Причем размер капитала и его увеличение не имеет какой-либо привязки к номинальной стоимости акций, а зависит от цены их размещения, обусловленной спросом на рынке. Номинальная стоимость применяется только при создании акционерного общества, когда его учредители формируют первоначально заявленный ими уставный капитал.*

Капитал считается сформированным, если акционерное общество привлекло деньги инвесторов за счет размещения простых акций и (или) привилегированных акций.** При этом, однако, в статье 13 Закона об АО установлен императивный запрет выпускать привилегированные акции, если их общее количество превысит 25% от общего количества его объявленных акций.

Привлечение капитала за счет размещения акций, как правило, представляет собой единственно возможный способ рассматриваемой капитализации акционерных обществ. На сегодня действующим законодательством Казахстана исключение сделано для банков: с учетом международных стандартов допускается зачисление в капитал (пусть второго уровня) определенного объема средств, привлеченных за счет принятия банком на себя субординированного долга (в том числе в форме субординированных облигаций), определяемого как необеспеченное обязательство банка, отвечающее совокупности установленных четких критериев.[4] В казахстанской практике сделана попытка и увеличения капитала Казкоммерцбанка за счет выпуска так называемых «вечных облигаций», не имеющих срока погашения и субординированных ко всем остальным долгам, но, как правило, предполагающих опцион эмитента на их погашение не ранее, чем через десять лет, и допускающего возможность для эмитента не выплачивать купонное вознаграждения по ним в случаях каких-то проблем с адекватностью капитала банка. На данный момент возможность их выпуска Казкоммерцбанком согласовывается с Агентством финансового надзора.[5] По всей видимости, такие облигации будут классифицированы как разновидность субординированного долга банка, но этот пример наглядно показывает постоянный поиск способов капитализации банка, причем с решением проблемы сохранения контроля за обществом со стороны существующих акционеров банка (о чем в цитируемой публикации прямо указывает ньюс-мейкер данного банка).

Несмотря на то, что режим субординированных обязательств банков носит регуляторный характер для контроля уровня достаточности капитала банков, его наличие имеет очевидное практическое и юридическое значение, ибо напрямую обусловливает для банков возможность увеличить свой капитал, нарастить свои активы и принять новые обязательства, с одной стороны, и предполагает несколько иные правовые последствия, нежели при ликвидации любого иного юридического лица, с другой стороны. В частности, такое исключение сделано с определенным несоответствием требованиям гражданского законодательства, поскольку одним из основных критериев такого субординированного долга, в соответствии с упомянутой Инструкцией, является то, что при ликвидации банка соответствующее обязательство удовлетворяется в последнюю очередь (перед распределением оставшегося имущества между акционерами). В свою очередь, ст. 51 ГК РК предполагает включение кредиторов по субординированному долгу в одну очередь с другими соответствующими кредиторами ликвидируемого юридического лица с пропорциональным распределением его имущества согласно предъявленным требованиям.*** Несмотря на то, что такая коллизия существует, насколько нам известно, реальной практики применения законодательства в этих вопросах еще не существует.

Следует также отметить, что в международной практике не все привилегированные акции могут быть засчитаны в капитал банков и некоторых иных видов хозяйствующих субъектов. Так, согласно тем же принципам Базельского комитета для расчета уровня достаточности собственного капитала банка будут учитываться только кумулятивные привилегированные акции. Таковыми являются привилегированные акции, которые предполагают, что если выплата дивидендов за отчетный период пропущена, то, несмотря на это, такая выплата должна иметь место в следующем отчетном периоде до того, как дивиденды будут получены владельцами любых других субординированных классов акций, в частности, простых акций. Как правило, в иностранных юрисдикциях законодательство содержит однозначное указание на то, что общество вправе выпускать только кумулятивные привилегированные акции, хотя и допускает обратное.[6] Последнее, однако, не актуально для казахстанского законодательства, прямо предусматривающего, что привилегированные акции являются кумулятивными. В частности, п. 6 ст. 22 Закона об АО указывает на то, что акционер вправе требовать выплаты дивидендов независимо от срока образования задолженности общества. Более того, эта же статья предусматривает начисление пени в случае невыплаты (несвоевременной выплаты) дивидендов. А ст. 13 этого же Закона даже предоставляет привилегированным акционерам право голоса в случае задержки выплаты на срок более трех месяцев, на период такой задержки. Правда, это ограничение, которое также носит регуляторный характер для банков, не влечет столь заметных несоответствий гражданскому законодательству, как в случае с субординированным долгом, поскольку никаким серьезным образом не влияет на статус привилегированных акционеров. Однако для самих банков это может быть ограничением на пути необходимой капитализации, вынуждающим искать другие способы привлечения капитала.

2. Возможность капитализации за счет использования различных классов (категорий) акций.

Как уже отмечалось выше, необходимость увеличения капитала и наращивания активов компании за счет внешних источников может войти в конфликт с интересами существующих акционеров в части контроля над компанией. Основным вопросом является такое согласование объемов прав голоса по ранее размещенным и предлагаемым к размещению акциям, при котором действующие акционеры соглашались на размещение новых выпусков среди третьих лиц, а потенциальные инвесторы сохраняли желание приобрести акции этих новых выпусков. В такой ситуации в западной практике используются различные конструкции, направленные на согласование интересов существующих и потенциальных акционеров. Наиболее используемым вариантом решение находится в выпуске различных классов акций.

А) Суть в выпуске различных классов акций заключается в том, что корпоративное право, в частности, в английской юрисдикции, в части распределения полномочий между акционерами не предполагает предписание о стандартных формах взаимоотношений между компанией и акционерами, которые могут быть использованы в том виде, как они установлены в законе. Наоборот, это законодательство предлагает набор основных блоков, которые могут быть использованы компаниями и их потенциальными акционерами или кредиторами по ценным бумагам с тем, чтобы создавать дополнительные варианты оформления их взаимоотношений, наиболее подходящие для их финансовых потребностей. (Gower’s, 327)

Это очевидно, что изначальное равенство акций (т.е. одинаковый, равный статус их владельцев - Ф.К.) может быть изменено разделением акционерного капитала на различные классы акций с разными правами относительно дивидендов, капитала или прав голосовать либо с различной номинальной стоимостью. Вместе с тем, различные варианты возможных классов акций ограничивается лишь общим количеством акций (то есть творческий подход к созданию классов акций может применятся только в отношении акций, размещенных или размещаемых в рамках объявленного капитала компании - Ф.К.). (Gower’s, 313) При этом, как нами понимается, особенности каждого класса акций должны быть четко оговорены в условиях их выпуска с тем, чтобы не позволять произвольного присвоения или ограничения прав владельцев акций определенного класса (Ф.К.). В частности, если предполагается различие в правах голосовать по акциям, то должны быть созданы различные классы акций с тем, чтобы различие в количестве голосов было обусловлено характеристикой самих акций, а не их держателей. (Gower’s, 303) Поскольку же различие между классами касается финансовых правомочий акционера, т.е. прав на дивиденды и прав на возврат капитала, наиболее вероятным является то, что они (классы акций) будут иметь отличительные названия. (Gower’s, 314)

Возможна ли какая-либо классификация акций по казахстанскому закону? Да, возможна. Но в отличие от того же английского корпоративного права, Закон об АО (в частности, но не ограничиваясь, в ст.ст. 12 и 13) оперирует понятием видов акций, к которым относит только простые и привилегированные, при этом императивно устанавливая, что акции одного вида предоставляют их держателям одинаковый с другими владельцами акций данного вида объем прав. Само понятие объема прав, по всей видимости, должно раскрываться через анализ дефиниции акция, содержащейся в п/п 2 ст.1 Закона об АО, а также ст.ст.13 и 14 этого же Закона, расписывающих конкретные правомочия акционеров. В сущности, вывод напрашивается один: казахстанское законодательство не допускает возможности для обращения различных классов акций одного эмитента в рамках одного и того же вида акций. Более того, если ст.139 ГК РК и ст.9 Закона РК «О рынке ценных бумаг» еще недавно давали слабое основание полагать возможность создания, помимо указанных видов акций, еще и какие-то категории акций, то в связи с принятием Закона РК от 8 июля 2005 г. такие основания просто отсутствуют.****

Что касается возможности варьировать объемы права голоса по различным видам акций, думается, что казахстанское законодательство в данном случае не позволяет какого-то выбора. В частности, Закон об АО допускает безусловное право голоса только по простым акциям, указывая на то, что «простая акция предоставляет акционеру право на участие в общем собрании акционеров с правом голоса при решении всех вопросов, выносимых на голосование» (ст.13). Учитывая же вышеупомянутое требование о равенстве объема прав по акциям одного вида, представляется, что в силу закона вариантов быть не может.

В свою очередь, казахстанское законодательство также не позволяет создавать классы привилегированных акций в части различий в объемах прав на голосование, поскольку в этой же ст.13 Закона об АО императивно устанавливает отсутствие у привилегированных акционеров права на участие в управлении обществом за исключением трех четко указанных случаев, общих для всех держателей привилегированных акций, а именно, если:

1) общее собрание акционеров общества рассматривает вопрос, решение по которому может ограничить права акционера, владеющего привилегированными акциями;

2) общее собрание акционеров общества рассматривает вопрос о реорганизации либо ликвидации общества;

3) дивиденд по привилегированной акции не выплачен в полном размере в течение трех месяцев со дня истечения срока, установленного для его выплаты.

Б) Необходимо отметить, что и в мировой практике это не является тенденцией для публичных компаний усложнять их структуру капитала, имея большое количество классов акций. (Gower’s, 313) Казахстанский же закон пошел по более ограничительному пути, императивно установив единственно возможную (упомянутую выше) классификацию акций общества для всех акционерных обществ. Хотя, на наш взгляд, в этом вопросе можно было бы использовать более либеральный подход. В частности, представляется, что было бы возможным дать некоторую свободу в создании различных классов акций для компаний, осуществляющих предпринимательскую деятельности в рамках малого и среднего бизнеса, для которых включение в листинг фондовой биржи пока остается перспективой. Безусловно, в данном случае необходимы все же какие-то ограничение в части того, по каким вопросам и в каком объеме могут различаться правомочия акционеров по создаваемым классам акций. Кроме того, было бы целесообразным установить понятные и обоснованные критерии для тех эмитентов, которым может быть разрешено выпускать определенные классы акций.

Оговоримся еще раз, что крупные (в том числе публичные) компании, чьи акции торгуются на организованных рынках ценных бумаг, имеющих диверсифицированный бизнес, многомиллионные обороты и большое количество акционеров, должны в своей деятельности безусловно соблюдать требования закона о допустимых к выпуску видах акций. Но для начинающего бизнеса, а также переживающего начальные или какие-то иные сложные стадии своего развития, имеющего ограниченную материальную базу, но большую потребность в привлечении инвестиций, способность заинтересовать потенциального инвестора является принципиальной. В условиях же, когда банковские кредиты и принятие долговых обязательств от небанковских структур являются довольно дорогостоящими, а предоставление бланковых кредитов не является хоть сколько-нибудь заметной практикой в Казахстане (что представляется нам правомерным - Ф.К.), малому и среднему предпринимательству остается лишь одна альтернатива - использование потенциала рынков акционерного капитала. Возможность для таких предпринимателей привлекать инвестиции за счет выпусков акций с различным распределением правомочий их владельцев по каждому классу выпускаемых акций может способствовать более быстрому развития соответствующего бизнеса и росту компании. Это также повысит доверие к ценным бумагам как инструменту не только и не столько контроля за деятельностью эмитента, но как к законному средству привлечения недорогих, но эффективных инвестиций. В какой-то мере этот фактор также может способствовать более динамичному развитию и самого рынка ценных бумаг в Казахстане.

Таким образом, на сегодня законодательство Казахстана содержит однозначный запрет на выпуск каких-либо классов или категорий акций, за исключением предусмотренных простых и привилегированных акций. Однако оно не закрывает окончательно для капитализации акционерных обществ с учетом потребности в вышеупомянутом балансе интересов акционеров и потенциальных инвесторов компании: с учетом мировой практики наше законодательство регулирует вопросы, связанные с выпуском и обращением конвертируемых ценных бумаг.

В) Как отмечается в английской правовой литературе, выявляется заметная изобретательность в придумывании наиболее привлекательных методов размещения выпусков и создании типов ценных бумаг компаний, не являющихся акциями, но допускающие возможность их конвертирования в акции. (Gower’s, 313) И хотя казахстанская практика не демонстрирует такой изобретательности на нашем рынке, казахстанский закон создает достаточно условий для ее применения.

В частности, анализ Закона об АО позволяет сделать вывод о том, что отдельным видом ценных бумаг, которые вправе выпускать акционерное общество, наряду с простыми и привилегированными акциями, являются конвертируемые ценные бумаги. Причем по сравнению с прежним Законом об АО, который включал в себя больше норм о конвертируемых ценных бумагах,***** действующее законодательство об акционерных обществах и рынке ценных бумаг лишь предусматривает возможность выпуска акционерным обществом конвертируемых ценных бумаг при условии, если это будет предусмотрено уставом общества. Тем самым эмитенту оставляется право самостоятельно определить условия и порядок конвертирования (обмена ценных бумаг одного вида на ценные бумаги другого вида) в проспекте выпуска, ограничивая эмитентов, на первый взгляд, только тем, что выпуск ценных бумаг общества, конвертируемых в акции, допускается в пределах разницы между объявленными и размещенными акциями общества (ст. 30 Закона об АО).

Вместе с тем, эта статья о конвертируемых ценных бумагах требует развития или корректив. Дело в том, что она предполагает за обществом право выпускать конвертируемые ценные бумаги, не указывая исходный пункт конвертирования и конечный результат (то есть то, ценные бумаги какого вида могут конвертироваться и в какие виды ценных бумаг такое конвертирование возможно). Лишь один раз в этой статье оговаривается, что конвертируемые ценные бумаги могут быть конвертированы в акции самого общества (см. указанную ст.30 Закона об АО). Таким образом, мы понимаем, что конечным результатом конвертирования могут быть как простые, так и привилегированные акции. Причем, мы допускаем конвертирование как привилегированных акций в простые, так и наоборот.

В последнем, однако, случае конвертирование простых акций в привилегированные не должно привести к нарушению требования о разрешенном соотношении общего количества акций этих двух видов (ст.13 Закона об АО). Вместе с тем, возможность такого выпуска конвертируемых акций представляет собой еще один вариант формы капитализации компании, при которой потенциальный инвестор, как владелец конвертируемых простых акций, получает право голоса на определенный период, например, освоения предоставляемых им инвестиций, а по истечении определенного периода времени (когда наступает предусмотренный момент конвертирования или принимается соответствующее решение о конвертировании) просто имеет право на доходы от деятельности общества в качестве привилегированного акционера. Естественно, возможна и обратная ситуация, когда такой инвестор первоначально довольствуется статусом привилегированного акционера, а впоследствии приобретает право голоса по принадлежащим ему акциям в результате их конвертирования из привилегированных в простые.

Другой возможностью мы видим конвертирование облигаций или иных признанных законодательством долговых ценных бумаг в привилегированные или простые акции общества. Мотивация в использовании этого механизма может заключаться, например, в том, что общество привлекает деньги для реализации проекта своего развития, при успешном завершении которого соответствующие кредиторы получать статус акционеров этого общества. А на соответствующий период эти кредиторы будут правомочны получать причитающееся им вознаграждение согласно условиям выпуска данных ценных бумаг.

Вместе с тем, необходимо иметь ввиду, что на данный момент эмитенты не располагают широкими возможностями для выпуска различных долговых эмиссионных ценных бумаг. Закон об АО предусматривает для акционерных обществ выпуск иных эмиссионных ценных бумаг, регулируемых законодательством о рынке ценных бумаг (п.6 ст.12). В свою очередь, Закон РК о РЦБ ссылается на установление видов ценных бумаг другими законодательными актами (п.2 ст.4) и, видимо, в отсутствие такого законодательного установления, закрепляет за уполномоченным государственным органом право признавать активы финансового рынка ценными бумагами (п.2 ст.3). Среди упомянутых «других» законодательных актов на данный момент выделяются лишь ГК РК, ст.136 которого закрепляет понятие и статус облигации, и Налоговый кодекс,[7] который в ст.10 в качестве долговых ценных бумаг прямо указывает также только облигации. По другим видам долговых ценных бумаг Налоговый кодекс признает только те, что признаны таковыми в указанном выше порядке.

Таким образом, представляется, на данный момент акционерные общества в Казахстане вправе привлекать финансирование за счет конвертируемых ценных бумаг (помимо рассмотренных выше конвертируемых друг в друга простых и привилегированных акций), являющихся облигациями общества или других эмиссионных ценных бумаг, в случае признания их таковыми специальным решением уполномоченного органа. При этом и облигации, и иные признанные долговые ценные бумаги уже могут использоваться только как «исходный пункт» конвертирования. Другими словами, можно предусмотреть конвертирование облигаций в простые или привилегированные акции, но едва ли акции могут быть конвертированы в облигации, поскольку результатом такого конвертирования неизбежно будет уменьшение количества объявленных акций общества.

Дело в том, что новая редакция п\п 3 п.1 ст.36 Закона об АО допускает принятие общим собранием общества решения только об увеличении количества объявленных акций общества, а не о его изменении. При этом, ст.26 Закона об АО, предусматривая возможность выкупа обществом по его инициативе его размещенных акций, очевидно, не имеет ничего общего с их погашением и уменьшением количества объявленных акций общества. А ст.11 предполагает только увеличение уставного капитала за счет размещения объявленных акций. Достаточно однозначен в этом и Закон о РЦБ, ст.ст. 9и 11 которого допускают только увеличение объявленного количества акций общества. В связи с этим, усматривается, что действующее законодательство не предполагает каких-либо возможностей для уменьшения объявленного количества акций компании, а это, в свою очередь, не позволяет какого-либо конвертирования акций общества в его долговые ценные бумаги.

Г) Помимо вышеизложенного мы видим, что действующее казахстанское законодательство позволяет, по крайней мере, еще два варианта структурирования (реструктурирования) выпусков акций в целях более эффективной капитализации компании.

В частности, интересы нового инвестора могут быть удовлетворены за счет принятия обществом на себя обязательства по выкупу размещаемых акций. Рассматриваемый нами источник английского права утверждает, что все классы акций могут быть выпущены как выкупаемые по выбору самой компании или акционера. Когда это имеет место, то выкупаемые акции обязательно образуют отдельный класс акций в отличие от тех, которые не были выпущены как выкупаемые, даже если оба этих класса являются идентичными во всех иных аспектах. В отличие от права компании на покупку своих собственных акций право на выпуск выкупаемых акций не используется широко, и когда имеют место выпуски выкупаемых акций, последние, как правило, являются привилегированными. (Gower’s, 319)

Еще недавно действовавшая редакция Закона об АО содержала ст.29, запрещавшую обществу заключать опционы, по которым общество обязано было выкупить свои размещенные акции. При этом, впрочем, обществу разрешалось заключать подобные опционы, допускающие при соблюдении определенных условий такой выкуп акций по воле самого общества. Указанным выше Законом РК от 8 июля 2005 г. № 72 данная статья исключена. В этой связи представляется возможным утверждать, что при размещении акций, общество вправе принимать на себя обязательство выкупить их по наступлении определенной даты или оговоренного обстоятельства. При этом, однако, говорить о том, что это отдельный класс акций едва ли целесообразно, поскольку принятие обществом на себя подобного обязательства или права не предполагает какого-либо отражения этого факта в подлежащем государственной регистрации проспекта выпуска и в большей степени относится к свободным правоотношениям между самим обществом и его акционером или потенциальным инвестором.

Вторым же из упомянутых вариантов, уже скорее реструктуризации выпуска, можно рассматривать возможность, предоставленную тем же Законом РК от 8 июля 2005 г. В частности, п\п 3 п.1 ст.36 Закона об АО, предусматривающий один из вопросов исключительной компетенции общего собрания акционеров, был дополнен правомочием принять решение об изменении вида неразмещенных объявленных акций общества. Эту новеллу мы также рассматриваем как факт прогрессивного развития корпоративного законодательства, допускающего большей свободы для эмитентов в выборе форм урегулирования взаимных интересов с их потенциальными инвесторами. В частности, эта норма позволяет в пределах неразмещенных объявленных акций, при необходимости, принять решение об изменении их вида с простых на привилегированные или наоборот, в зависимости от содержания соглашений с соответствующим потенциальным инвестором или конъюнктуры фондового рынка.