Найти
<< Назад
Далее >>
Два документа рядом (откл)
Сохранить(документ)
Распечатать
Копировать в Word
Скрыть комментарии системы
Информация о документе
Справка документа
Поставить на контроль
В избранное
Посмотреть мои закладки
Скрыть мои комментарии
Посмотреть мои комментарии
Увеличить шрифт
Уменьшить шрифт
Корреспонденты
Респонденты
Сообщить об ошибке

Применение законодательства о финансовых счетах при регулировании обращения эмиссионных ценных бумаг (Ф.С. Карагусов, доктор юридических наук)

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

Применение законодательства о финансовых счетах при регулировании
Описание: \\smith\doc_src$\040160\040160313.JPGобращения эмиссионных ценных бумаг

 

Современные финансовые рынки представляют собой систему взаимоотношений между субъектами, оперирующими в своей деятельности единым категориальным аппаратом. Эти рынки (банковских услуг, рынки ценных бумаг, производных инструментов, иностранных валют и др.) существуют за счет функционирования посредничающих систем профессиональных взаимоотношений между профессиональными субъектами особой категории, обеспечивающими эффективное обращение различных видов финансовых активов с использованием электронных средств коммуникации и согласованных процедур взаимодействия. Основная часть таких взаимоотношений регулируется обычаями делового оборота и отдельными (нередко многосторонними) коммерческими договорами и согласованными процедурами. Обзор законодательства Республики Казахстан по вопросам регулирования обращения эмиссионных ценных бумаг в финансовых счетах подготовлен доктором юридических наук Ф.С. Карагусовым.

 

Поскольку функционирование финансовых рынков обусловливается вкладами непрофессиональных инвесторов в различные виды финансовых активов, то в целях защиты правомерных интересов таких инвесторов законодательство регламентирует базовые аспекты, касающиеся правового режима так называемых финансовых счетов, оснований и условий их ведения и передачи финансовых активов с использованием этих счетов. Формируется самостоятельная отрасль законодательства, которая в западной практике называется законодательством о финансовых счетах.

Такое законодательство существует и в Казахстане. Правовой режим финансовых счетов, как, например, банковские счета и счета ценных бумаг, установлен соответствующими нормативными правовыми актами. В настоящей статье анализируются вопросы современного состояния законодательства Казахстана о ценных бумагах в контексте квалифицированной правовой формы эмиссионных ценных бумаг и механизмов передачи прав на них посредством системы специальных счетов.

Концепция финансового счета обусловливается спецификой правовой природы и нематериальной формы денег и большинства современных видов финансовых инструментов. Упрощенно финансовый счет можно определить как запись в специальной классифицированной системе учета имущества, оперируемой профессиональным посредником, содержание которой позволяет идентифицировать объект и объем (содержание) субъективного имущественного права, его принадлежность конкретному субъекту, а также в качестве квалифицированной формы существования данного объекта гражданских прав допускает эффективную и безопасную передачу этого объекта от одного субъекта к другому. Система финансовых счетов позволяет формировать и отслеживать всю историю возникновения, обращения и прекращения субъективных имущественных прав в отношении конкретных финансовых активов.

Таким образом, финансовый счет представляет собой особую (квалифицированную) форму существования обращающихся на финансовых рынках нематериальных по своей форме (но имеющих конкретную положительную стоимость) активов, отдельный способ удостоверения определенной категории субъективных имущественных прав. В качестве такового режим финансового счета не предполагает одновременное существование каких-то иных правовых форм соответствующего объекта имущества. Например, если субъективное имущественное право удостоверяется записью в системе финансовых счетов, то одновременное удостоверение этого права ценной бумагой является недопустимым, ибо твердость и однозначность гражданского оборота в такой ситуации будет поставлена под угрозу со всеми вытекающими из этого правовыми и организационными проблемами.

В связи с этим режим финансового счета помимо простого удостоверения субъективного имущественного права предполагает также обеспечение оборота соответствующих видов имущества. Такой оборот, обеспечиваемый за счет совершения разнообразных видов сделок с имуществом, предполагает передачу или обременение этого имущества посредством трансферта (изменения содержания записей) в системе финансовых счетов. В связи с возникновением системы ведения финансовых счетов в различных сегментах финансовых рынков и ее функционированием потребовалось сформировать специальные правовые, коммуникационные и технические механизмы и структуры, использование которых способствует эффективному и безопасному обращению упомянутых видов активов с использованием системы финансовых счетов и на основе принципа публичной регистрации соответствующих субъективных имущественных прав. В частности, законодательство о банковской деятельности и рынке ценных бумаг и, соответственно, банковская система и инфраструктура рынка ценных бумаг в настоящее время представляют собой отдельные примеры функционирования таких структур и механизмов.

Использование в настоящей статье понятия «финансовый счет» чаще всего распространяется в отношении банковских счетов и лицевых счетов ценных бумаг. Содержащиеся в законодательстве Казахстана определения этих понятий дают основания полагать, что предназначение этих счетов заключается в учете прав на эмиссионные ценные бумаги (см. Закон РК «О рынке ценных бумаг») и отражении связей между банком и его клиентом в отношении денег, размещенных на банковском счете (см. Закон РК «О платежах и переводах денег»). В связи с этим неизбежно возникает вопрос о соотношении категорий бухгалтерского учета и учета финансовых активов посредством финансовых счетов. Выяснение этого вопроса представляется важным с позиций деловой и судебной практики, поскольку позволяет однозначно распределить права и обязанности сторон соответствующих правоотношений.

В нормах законодательства эта важность проявляется, в частности, в том (но и не только в этом), что в ряде случаев императивно предписывается раздельный учет собственных финансовых активов и финансовых активов, принадлежащих третьим лицам и принятых во владение в интересах этих третьих лиц. Поэтому прежде выясним, что представляет собой система бухгалтерского учета, а затем сделаем вывод о том, как она соотносится с системой финансовых счетов.

Понятие и цели бухгалтерского учета регламентируются Законом РК «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности». Согласно ст. 5 этого закона целью бухгалтерского учета является обеспечение заинтересованных лиц полной и достоверной информацией о финансовом положении, результатах финансовой деятельности и изменениях в финансовом положении предпринимателей и организаций. Для этого указанные лица обеспечивают бухгалтерский учет, как систему сбора, регистрации и обобщения информации об операциях и событиях предпринимателей и организаций, которые отражаются на синтетических счетах способом двойной записи в соответствии с типовым планом счетов бухгалтерского учета (ст. 6).

В настоящее время в отношении всех предпринимателей и иных организаций, за исключением некоторых субъектов финансового рынка, на территории Казахстана применяется Типовой план счетов бухучета, утвержденный приказом министра финансов РК от 18 сентября 2002 г. В свою очередь на основании ст. 3 Закона РК «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности» для отдельных субъектов финансового рынка (в том числе профессиональных участников рынка ценных бумаг, накопительных пенсионных фондов, страховых организаций и страховых брокеров, организаций, осуществляющих отдельные виды банковских операций, инвестиционное управление пенсионными активами) утвержден отдельный Типовой план счетов бухгалтерского учета для составления финансовой отчетности. Вместе с тем, несмотря на применение различных типовых планов счетов, они оба направлены на закрепление схемы группировки финансово-хозяйственных операций в бухгалтерском учете и основываются на единых понятиях, предусмотренных законодательством о бухгалтерском учете и финансовой отчетности.

Так, в соответствии с методическими рекомендациями по применению типового плана счетов счет бухгалтерского учета представляет собой способ группировки однородных по экономическому содержанию объектов бухгалтерского учета. В частности, каждый отдельный счет бухучета учитывает общую стоимость каких-то определенных видов активов, к примеру, основные средства, сырье, материалы, деньги в кассе и на банковских счетах и др. Система бухгалтерских счетов также предполагает учет и обобщение информации не только о наличии имущества конкретной организации, но и о движении различных видов имущества, для чего предусматриваются правила о корреспонденции (соотношении) различных видов бухгалтерских счетов, содержание которых изменяется в зависимости от того, какое событие или какая финансовая операция была осуществлена владельцем имущества.

Любые бухгалтерские записи (в том числе изменение содержания бухгалтерских счетов) производятся на основании первичных документов, которые фиксируют факт совершения операции или наступления события. Законодательство предусматривает перечень допускаемых первичных документов, устанавливает требования к их формам и содержанию (ст. 6-1 Закона РК «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности»). Такими первичными документами, например, являются расчетная и платежная ведомости, различные виды актов приема-передачи, актов инвентаризации и оприходования, ордеров и реестров, журналов, карточек, доверенностей, и они различаются в зависимости от того, по результатам каких операций или событий они оформляются (например, при учете труда и заработной платы, по учету результатов инвентаризации, кассовых операций, товарно-материальных запасов, нематериальных активов).

Информация, содержащаяся в принятых к учету первичных документах, накапливается и систематизируется в регистрах бухгалтерского учета. Содержание этих регистров, в сущности, и есть форма существования бухгалтерских счетов. Именно в бухгалтерских регистрах отражается все имущество, принадлежащее организации и распределенное по бухгалтерским счетам (подразделам) в зависимости от вида этого имущества, а также все операции и события, связанные с движением такого имущества (изменением его стоимости). Согласно приказу министра финансов РК от 11 марта 2004 г. «Об утверждении регистров бухгалтерского учета» такими регистрами являются журналы-ордера, ведомости, таблицы и главная книга, отражающие наличие (стоимость) имущества его владельца (денег, требований, обязательств, нематериальных активов, основных средств и др.), и обороты (изменения) по различным бухгалтерским счетам (подразделам) этих регистров.

Таким образом, система бухгалтерского учета предполагает лишь учет имущества, принадлежащего конкретной организации, а также осуществленных ею хозяйственных операций или произошедших событий, повлекших за собой изменение в составе и (или) стоимости имущества организации. Но эта система не имеет такого юридического значения, как подтверждение (удостоверение) субъективных гражданских прав ни этой организации, ни каких-либо третьих лиц.

Следует отметить, что в ряде случаев законодательство предусматривает передачу своего имущества одним лицом другому лицу для осуществления последним активных операций (в том числе гражданско-правовых сделок) с этим имуществом в интересах первого субъекта. Наиболее популярным примером этому служит передача имущества в доверительное управление и номинальное держание (юридическая природа которого далеко не всегда может характеризоваться отношениями по доверительному управлению; например ст. 75 Закона РК «О рынке ценных бумаг» закрепляет, что к договору о кастодиальном обслуживании применяются нормы, установленные ГК РК относительно договоров хранения и поручения).

В случае доверительного управления ст. 885 ГК РК требует, чтобы доверительный управляющий учитывал доверенное имущество отдельно от имущества, принадлежащего ему на праве собственности. Очевидно, что в данном случае имеется в виду установление правила, относящегося к системе бухгалтерского учета доверительного управляющего. Основанием для такого вывода является позиция о том, что собственником доверенного имущества является учредитель доверительного управления, и все операции и события с этим имуществом, влекущие изменение его стоимости (простое изменение стоимости в результате рыночной конъюнктуры, прирост этого имущества, полученные за счет него или от него плоды и иные доходы и т.п.), имеют правовое значение именно для учредителя доверительного управления, ибо они приводят к изменению (как увеличению, так и уменьшению) стоимости или физических параметров (структуры) его имущества (см. п. 3 ст. 885 ГК РК). Доверительный управляющий в данном случае действует как агент (представитель) учредителя доверительного управления в отношении доверенного имущества, и он не вправе смешивать его (доверенное имущество) со своим имуществом. При этом такой раздельный учет также не может рассматриваться как имеющий правоудостоверяющее и правоподтверждающее значение.

Основной мотив для установления требования о раздельном учете в данном случае мы усматриваем в намерении законодателя, во-первых, подчеркнуть различный правовой режим имущества, находящегося во владении доверительного управляющего в зависимости от наличия у него права собственности или права доверительного управления имуществом, а во-вторых, защитить имущественные права учредителя в отношении доверенного имущества в случае банкротства доверительного управляющего и оградить доверенное имущество от притязаний кредиторов доверительного управляющего. Кроме того, такое регулирование позволяет предотвратить и возможные конфликты между сторонами доверительного управления, связанные с учетом доходов и расходов, прироста или уменьшения стоимости доверенного имущества и т.п.

В этом аспекте нам представляется, что раздельный учет может означать ведение именно бухгалтерского учета в отношении операций с доверенным имуществом. При единичных сделках между обычными участниками гражданского оборота вполне достаточно вести внутренний бухгалтерский учет, подтвержденный необходимыми правоустанавливающими документами и первичными документами бухучета, а также необходимыми записями в системе ведения реестров держателей ценных бумаг (системе учета номинального держания).

В свою очередь, в соответствии со ст. 45 Закона РК «О рынке ценных бумаг» также установлено, что ценные бумаги клиентов номинальных держателей и других категорий субъектов, управляющих ценными бумагами своих клиентов или обеспечивающих их сохранность на условиях custody, учитываются ими отдельно от собственных активов и не включаются в ликвидационную массу в случае их банкротства или добровольной ликвидации. Вышеуказанное требование о раздельности такого учета дополнительно обеспечивается (и одновременно объясняется) запретом номинальному держателю использовать деньги и ценные бумаги клиента в своих интересах или в интересах третьих лиц без соответствующего письменного разрешения клиента (ст. 59 Закона РК «О рынке ценных бумаг»). Аналогичные положения об обособленном хранении и учете активов клиентов и недопустимости сделок с ними в собственных интересах или интересах третьих лиц установлены, например, в отношении кастодианов (ст. 74 Закона РК «О рынке ценных бумаг», ст. 43 Закона РК «Об инвестиционных фондах»), управляющих активами инвестиционных фондов компаний (ст. ст. 41 и 42 Закона РК «Об инвестиционных фондах»), организаций, осуществляющих инвестиционное управление пенсионными активами (ст. ст. 54 и 55 Закона РК «О пенсионном обеспечении»). Законодательство при этом требует, чтобы номинальные держатели (например, кастодианы) обязательно соблюдали технологию ведения счетов своих клиентов.

Означает ли требование о раздельности учета активов, принятых в номинальное держание, необходимость соблюдения только каких-то норм законодательства о бухгалтерском учете, или же в этом уже проявляется законодательство о финансовых счетах?

Упомянутые Типовые планы счетов, и особенно утвержденный для субъектов финансового рынка, действительно предусматривают раздельный бухгалтерский учет собственного имущества данного субъекта и имущества третьих лиц (его клиентов), переданного ему в управление. Так, 68-ая группа счетов предусматривает: учет сумм денег, находящихся на текущих и корреспондентских счетах клиентов, а также принятых во вклады (счет 687, субсчета 21-27); финансовых активов, принятых в доверительное управление (счет 687, субсчет 28); 1120-ая группа счетов предполагает: отдельный учет активов клиентов в доверительном (трастовом) управлении на счетах меморандума; на субсчетах 1130-го счета учитываются активы на хранении и счет «депо»; счета 12-го класса учитывают активы клиентов, находящиеся в инвестиционном управлении (деньги, ценные бумаги, вклады, аффинированные металлы и др.).

Вместе с тем, как и любая система бухучета, учет с применением типового плана предполагает группировку однородных активов всех клиентов данного субъекта (например, ценных бумаг, аффинированных металлов и т.п.), но не индивидуализирует как само имущество, так и его владельца. В условиях, когда профессиональные участники рынка ценных бумаг оказывают соответствующие услуги широкому кругу своих клиентов, в их управлении или номинальном держании могут находиться большие объемы ценных бумаг одного вида, принадлежащих и данному профессиональному субъекту, и его различным клиентам (и даже полученных в управление (номинальное держание) на различных условиях). В такой ситуации простой сгруппированный учет таких ценных бумаг на синтетических бухгалтерских счетах не является достаточным, чтобы обособить имущество профессионального участника от имущества его клиентов, а также обеспечить раздельный учет аналогичного имущества каждого из этих клиентов.

На наш взгляд, анализируемое требование о раздельности учета активов в этом случае означает необходимость идентификации каждого клиента и содержания правомочий, предоставленных им в отношении данных ценных бумаг соответствующему профессиональному участнику. Решение же этой задачи достигается уже не ведением бухгалтерского учета, а использованием системы лицевых счетов для регистрации прав по эмиссионным ценным бумагам, ведение которой обеспечивается лицензированными участниками рынка ценных бумаг. В связи с этим представляется, что все вышеупомянутые требования закона об обеспечении обособленного (раздельного) учета имущества профессионального участника рынка ценных бумаг (номинального участника, управляющего финансовыми активами) и принятого им во владение (номинальное держание, управление) имущества его клиентов означают обязательное отражение совокупной стоимости однородного имущества всех его клиентов на отдельных счетах бухгалтерского учета с обязательной регистрацией соответствующей операции по такой передаче активов и содержания конкретного имущественного права профессионального субъекта, возникающего в результате такой передачи, в соответствующей системе учета номинального держания ценных бумаг. Данное требование о раздельном учете активов должно рассматриваться соблюденным только при наличии обоих этих компонентов.

Такой подход представляется обоснованным, поскольку в отличие от системы бухгалтерского учета система номинального держания предполагает юридически значимую регистрацию прав по эмиссионным ценным бумагам, а записи в этой системе имеют легитимирующее значение; лицевые счета в системе учета номинального держания являются, в отличие от счетов бухучета, индивидуализированными и позволяют идентифицировать конкретного владельца зарегистрированных по счету ценных бумаг, вид и количество принадлежащих ему ценных бумаг и какие-либо права (притязания) третьих лиц на них (обременения и ограничения в пользу этих третьих лиц).

Нормы о ценных бумагах, как правовое явление, остаются весьма заметными среди других институтов гражданского права. Более того, за последние годы экономическое развитие казахстанского общества обусловило постановку задач по существенной корректировке правового регулирования обращения ценных бумаг в целях активизации рынка ценных бумаг, создания эффективных механизмов обращения инструментов на этом рынке и соответствия его инфраструктуры международным стандартам.122

В настоящем обзоре не предполагается специально останавливаться на раскрытии правового режима ценных бумаг. Об этом опубликовано довольно много научных трудов как в Казахстане, так и за рубежом. Отметим лишь то, что в стремлении создать современную правовую основу для рынка ценных бумаг казахстанский законодатель разом отказался от некоторых бесспорных достижений правовой теории в отношении концепции ценных бумаг и закрепил новеллы, хотя и продиктованные потребностями данного этапа развития, но не продуманные как с научно-правовой точки зрения, так и с позиции перспектив формирования разумной деловой и судебной практики.

Такой подход может принести какие-то призрачные улучшения в правовом регулировании обращения ценных бумаг в краткосрочной перспективе. Однако сохранение такой ситуации в течение длительного времени может привести к заметным «перекосам» в функционировании системы правоотношений и обусловить пересмотр правовых основ рынка ценных бумаг: вполне вероятен эффект «накопленной ошибки», когда дальнейшее полноценное развитие экономических процессов будет затруднено ввиду несовершенства правовой основы.

Применительно к теме настоящей работы такая ситуация имеет место в связи с тем, что Законом РК от 16 мая 2003 года № 416 в ряд статей ГК РК  были внесены изменения, касающиеся правовой концепции ценных бумаг. В частности, ранее закрепленное в ст. 129 ГК РК определение ценной бумаги, в целом соответствующее правовой и экономической традиции, было заменено не содержащей значимых правовых критериев дефиницией ценной бумаги как «совокупности определенных записей и других обозначений, удостоверяющих имущественные права».

С этим еще можно было бы смириться, если бы также содержащееся в этой статье определение так называемой документарной ценной бумаги соответствовало бы классической концепции ценной бумаги, как она в общем отражалась в ГК до внесения в него данных изменений. К сожалению, этого не произошло, и сегодня легальное определение ценной бумаги не предоставляет возможности четкого понимания требований к форме и содержанию ценной бумаги, юридической значимости их особой взаимообусловленности, механизмов передачи удостоверяемых ценной бумагой имущественных прав, правовых последствий их несоответствия установленным требованиям.

Можно было бы не придавать столько значения легальному определению ценной бумаги. Можно было бы также ссылаться на опыт законодательной техники развитых государств, когда такие дефиниции не содержатся в самих нормативных правовых актов. Все это было бы возможным, если бы правовое закрепление всех основных моментов, связанных с возникновением, передачей и прекращением прав по ней, было соответствующим правовой природе ценных бумаг. Кроме того, следует учитывать и то, что включение правовых дефиниций в тексты законов является нашей правовой традицией, и ее соблюдение позволяет иметь общую отправную точку в динамике гражданско-правовых отношений для их участников, создавая четкое представление о правовой природе и направленности того или иного правового явления или инструмента.

К сожалению, искажение правовой природы ценных бумаг продолжается и в других статьях ГК РК, в которые были внесены изменения и дополнения вышеупомянутым законом. Например, ст. 130 ГК указывает, что при расхождении в содержании документарной ценной бумаги, помещенной на хранение профессиональному участнику рынка ценных бумаг, с содержанием соответствующей выписки со счета, выданной данным профессиональным участником, то приоритет (видимо, в толковании и применении как подтверждения имущественного права. - Ф.К.) имеет эта выписка. В данном случае должник в правоотношении необоснованно заменяется третьим лицом, причем без соответствующего волеизъявления первоначальных сторон правоотношения, но при этом, так сказать, в силу закона.

Оценивал ли законодатель, как будет развиваться деловая и судебная практика по этому вопросу? Видимо, не в достаточной степени. Единственным оправданием такого подхода может послужить лишь то, что к моменту данной новеллы оборот эмиссионных ценных бумаг, обращающихся посредством счетов, открываемых у профессиональных участников рынка ценных бумаг, является практически всеобъемлющим, и ожидать прецеденты какого-то депонирования (дематериализации) ценных бумаг в Казахстане едва ли мы можем. То есть прямого ущерба деловой практике на рынке ценных бумаг ввиду включения такой нормы, в принципе, не предвидится.

Вместе с тем, поскольку казахстанское законодательство регулирует достаточно активный оборот собственно ценных бумаг (как традиционного вида правового инструмента), обращающихся в других сегментах экономики (например, складские свидетельства, ипотечные свидетельства, зерновые и залоговые расписки, коносаменты), выставление такого приоритета выписки со счета перед ценными бумагами может послужить прецедентом для игнорирования правового значения ценной бумаги в тех отношениях, где ценная бумага является изначально выбранной формой удостоверения имущественных прав, и, как следствие, это может обусловить необоснованное ущемление правомерных интересов сторон соответствующих отношений.

Вышеизложенное имеет своей целью обратить внимание на то, что законодательство должно отражать более бережное отношение к теории права. Вместе с тем, теоретическая и аналитическая основа соответствующего законодательного совершенствования не должна сильно запаздывать по сравнению с нормотворческим процессом. В частности, применительно к теме нашего рассмотрения отметим, что упомянутые изменения в ГК РК относительно института ценных бумаг, при всем их явном правовом (субстанциональном и техническом) несовершенстве, направлены на создание более эффективной правовой основы для функционирования рынка ценных бумаг как одного из важнейших секторов финансового рынка.

Так, несмотря на отмеченные (и еще имеющиеся другие) недостатки, законодатель обоснованно попытался разделить рынок ценных бумаг и его инструменты от сфер обращения других видов ценных бумаг, не являющихся финансовыми инструментами; специально выделены эмиссионные ценные бумаги и для них установлена отдельная форма бездокументарных ценных бумаг, предполагающая подтверждение прав по таким эмиссионным ценным бумагам содержанием электронных счетов ценных бумаг, открытие и ведение которых обеспечивается профессиональными участниками рынка ценных бумаг.

В принципе, такое развитие законодательства закономерно и обоснованно. Ценные бумаги признаны объектами гражданских прав и специально выделяются как таковые только в связи с концептуальной неразрывностью правовой судьбы имущественного права, удостоверяемого ценной бумагой, и самой ценной бумагой, как особой формы удостоверения данного имущественного права. Как только коммуникационные технологии позволили более динамичный, а также юридически и технически защищенный оборот определенных видов имущественных прав, прежде существовавших только в форме ценной бумаги, без использования данной формы, возникла потребность в правовом регулировании подобных новых правовых форм.

В связи с этим казахстанское законодательство и регламентирует особый режим так называемых бездокументарных ценных бумаг для того, чтобы применять форму электронных счетов для подтверждения и передачи прав, ранее удостоверявшихся такими ценными бумагами, как акция, облигация и другие виды отдельных и комплексных имущественных прав, возникающих в результате возникновения массовых однородных финансовых обязательств их эмитентов в отдельных секторах финансового рынка. Поскольку же в данном случае развитие общества и рыночной инфраструктуры обусловило отказ не от содержания соответствующих обязательств (акций, облигаций и т.п.), а от их прежних правовых форм (бумажные документы строго определенного содержания), нами прежде уже предлагалось совершенствование гражданского законодательства с тем, чтобы более определенно регулировать правовой режим имущественных прав как объектов гражданских прав, а также специально регламентировать различные формы существования этих прав (некоторые из которых могут сами стать отдельными объектами гражданских прав, как ценные бумаги, а другие - остаться лишь отдельной формой удостоверения имущественных прав, как письменные договоры или записи на финансовых счета). Сегодня мы можем наблюдать тенденцию реализации такой точки зрения (пусть незавершенную, но многообещающую).

Произведенные таким образом новеллы в ГК РК мы рассматриваем как отправную точку в формировании правового режима финансовых счетов для имущественных прав, обращающихся на рынке ценных бумаг, и в создании правовой основы для функционирования эффективной инфраструктуры этого рынка. В данном случае мы предполагаем проанализировать содержание казахстанского законодательства по данному вопросу, описать режим счетов ценных бумаг и рассмотреть возможность для развития единого законодательства о финансовых счетах.

Произведенные вышеупомянутым Законом от 16 мая 2003 года изменения коснулись и понятия бездокументарной ценной бумаги. Причем эти корректировки представляются нам существенными. В частности, исключена ст. 135 ГК РК, прежде имевшая отношение к регламентации режима бездокументарных ценных бумаг. Анализ содержания этой статьи, несмотря на ее несовершенство, позволял сделать вывод о том, что законодатель понимал под бездокументарными ценными бумагами имущественные права, которые прежде удостоверялись ценными бумагами и которые в предусмотренных законом случаях удостоверяются записями, осуществляемыми специально лицензированными организациями. При этом такой способ удостоверения данных имущественных прав («способ фиксации») признавался эквивалентным ценной бумаге по своей юридической значимости и достаточным для осуществления и передачи этих прав.

Введенная в ст. 129 ГК РК дефиниция бездокументарных ценных бумаг определяет их как «ценные бумаги, выпущенные в бездокументарной форме (в виде совокупности электронных записей)». Казалось бы, определение является адекватным и предполагает, что электронные записи являются формой для бездокументарных ценных бумаг. Однако адекватность подтверждалась бы, если бездокументарные ценные бумаги признавались объектом гражданских прав (субъективными имущественными правами), для которых установлена специальная форма указанных записей. Но законодатель допустил нонсенс, закрепив, что бездокументарные ценные бумаги являются ценными бумагами, то есть «совокупностью записей или других обозначений». Буквально: бездокументарные ценные бумаги есть совокупность записей выпущенных (существующих) в форме электронных записей. Но ведь ГК не регулирует оборот записей! Он обеспечивает правовую основу для возникновения, передачи и прекращения гражданских прав, обращения имущества, являющегося предметом правомерных интересов субъектов гражданского оборота. Здесь же получилось, что электронные записи признаются объектом рынка ценных бумаг, а субъекты этого рынка приобретают не имущественные права, а записи. Бессмыслица очевидная.

Обсуждение темы о правовой природе бездокументарных ценных бумаг не является задачей данного обзора. Вместе с тем отметим, что это понятие может иметь отношение либо к имуществу, либо к его правовой форме, и было бы целесообразным основываться на том, что бездокументарные ценные бумаги являются определенными субъективными имущественными правами (комплексами имущественных и неимущественных прав), титул на которые подтверждается соответствующими записями в электронных реестрах. В этом отношении внесенные изменения в ГК РК можно рассматривать как основу для дальнейшего правового регулирования бездокументарных ценных бумаг. В частности, ст. ст. 129, 130 и 132 ГК РК, устанавливающие электронную форму записей, подтверждающих права по бездокументарным ценным бумагам, и отсылающие к специальному законодательству относительно вопросов подтверждения и передачи этих прав, можно оценить как первый шаг к надлежащему и отвечающему потребностям развития правовому регулированию ценных бумаг и рынка ценных бумаг.

Несмотря на вышеизложенное, можно констатировать, что законы и подзаконные акты подчиненного уровня, а также практика корректируют несовершенство рассматриваемых норм ГК РК. Участники рынка ценных бумаг приобретают и отчуждают денежные требования к эмитентам долговых ценных бумаг, имущественные и неимущественные притязания к эмитентам акций и в силу закона основывают эти свои интересы на содержании специальных счетов ценных бумаг, ведение которых обеспечивается специально лицензированными профессиональными участниками рынка ценных бумаг. Все эти и другие аспекты обращения эмиссионных ценных бумаг регулируются отдельным законодательным актом.

В данном случае мы ссылаемся на эмиссионные ценные бумаги: только они могут обращаться на рынке ценных бумаг. Другие виды ценных бумаг, как правило, имеющие традиционную форму документа на бумажном носителе, регламентируются отдельными актами законодательства и не являются финансовыми инструментами. В свою очередь, именно для обеспечения эффективного обращения эмиссионных ценных бумаг создается высокотехнологичная инфраструктура рынка ценных бумаг с использованием современных коммуникационных технологий, предусматривающая оборот соответствующих прав по эмиссионным ценным бумагам с использованием системы электронных счетов.

В этой связи ГК РК, справедливо различая эмиссионные и неэмиссионные ценные бумаги (см. ст. 129), не менее обоснованно указывает, что передача прав по эмиссионным ценным бумагами, подтверждение прав по ним определяются законодательным актом РК (п. 2-1 ст. 132), каковым на данный момент является Закон РК «О рынке ценных бумаг».

Согласно ст. 129 ГК РК (а также ст. 1 Закона РК «О рынке ценных бумаг») эмиссионные ценные бумаги обладают в пределах одного выпуска однородными признаками и реквизитами; они размещаются и обращаются на основании единых для соответствующего выпуска условиях. Обращение эмиссионных ценных бумаг осуществляется в соответствии с правилами, установленными Законом РК «О рынке ценных бумаг» (ст. 132 ГК РК). Как уже отмечалось, законодательство о финансовых счетах применяется в отношении эмиссионных ценных бумаг.

Исходя из понятия эмиссионных ценных бумаг, они выпускаются в обращение их эмитентами, которые определяют содержание и объем прав для приобретателей эмиссионных ценных бумаг соответствующего выпуска, а также порядок и условия размещения, обращения и погашения этих ценных бумаг, включая условия исполнения эмитентом его обязательств по ним. Основными видами эмиссионных ценных бумаг являются акции, корпоративные облигации, различные виды государственных ценных бумаг (казначейских обязательств).

В зависимости от того, какой субъект является эмитентом, эмиссионные ценные бумаги разделяются на государственные эмиссионные ценные бумаги и негосударственные эмиссионные ценные бумаги.

В соответствии с Законом РК «О рынке ценных бумаг» государственные ценные бумаги удостоверяют правоотношения займа, в которых должником выступают либо Правительство Казахстана, либо Национальный банк республики. Другие виды эмиссионных ценных бумаг, выпускаемые в обращение любыми иными эмитентами, кроме упомянутых, являются негосударственными.

Независимо от вида негосударственных эмиссионных ценных бумаг, выпускаемых на территории Казахстана, все их выпуски подлежат регистрации в Государственном реестре эмиссионных ценных бумаг. Государственные ценные бумаги также подлежат государственному учету путем присвоения каждому выпуску отдельного национального идентификационного номера. С этого момента и начинают наблюдаться различия в режиме государственных и негосударственных ценных бумаг. В частности, все вопросы выпуска и обращения негосударственных эмиссионных ценных бумаг (акций, корпоративных облигаций, конвертируемых ценных бумаг и др.) регулируются Законом РК «О рынке ценных бумаг» и принятыми на его основе подзаконными актами.