Найти
<< Назад
Далее >>
Два документа рядом (откл)
Сохранить(документ)
Распечатать
Копировать в Word
Скрыть комментарии системы
Информация о документе
Справка документа
Поставить на контроль
В избранное
Посмотреть мои закладки
Скрыть мои комментарии
Посмотреть мои комментарии
Увеличить шрифт
Уменьшить шрифт
Корреспонденты
Респонденты
Сообщить об ошибке

Концепция договора доверительного управления ценными бумагами требует совершенствования (Карагусов Ф.С., директор Юридического департамента ОАО «Народный Банк Казахстана»)

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

Концепция договора доверительного управления
ценными бумагами требует совершенствования

 

Карагусов Ф.С.,

директор Юридического департамента

ОАО «Народный Банк Казахстана»

 

В период с 17 по 22 августа 2003 года в г. Астане состоялся семинар на тему «Приватизационный процесс в Республике Казахстан и странах СНГ», организованный Казахским гуманитарно-юридическим университетом и Исламским банком развития. Автору данной статьи выпала честь выступить перед слушателями по ряду тем, одной из которых было заявлено доверительное управление акциями. В моих предыдущих публикациях предлагались некоторые суждения об особенностях этого гражданско-правового института и предложения по его совершенствованию. При подготовке же к упомянутой лекции были выработаны дополнительные выводы, которые и излагаются в настоящей статье вниманию уважаемых читателей.

1. Концепция договора доверительного управления имуществом является новой для законодательства Казахстана. Введенный в систему ГК РК с учетом потребностей международного хозяйственного оборота, данный вид гражданско-правового договора не всегда удачно вписывается в эту систему. К сожалению, имеющаяся на сегодня в Казахстане деловая и судебная практика применения названного договора не является достаточно глубокой и обширной для целей совершенствования правового регулирования доверительного управления имуществом. Поэтому большинство из предлагаемых в данной статье выводов основано на результатах критического анализа норм ГК РК, обобщении выводов исследователей-цивилистов и на общем практическом опыте автора.

Как известно, согласно статьи 883 ГК РК при учреждении доверительного управления имуществом доверительный управляющий обязуется осуществлять от своего имени управление переданным в его владение, пользование и распоряжение имуществом, если иное не предусмотрено договором или законодательными актами, в интересах выгодоприобретателя. Аналогичное определение содержится практически во всех гражданских кодексах бывших советских республик, принятых с учетом рекомендаций Модельного гражданского кодекса для стран СНГ.

Таким образом, объектом доверительного управления может быть любое имущество, включая акции и другие ценные бумаги и имущественные права. Так, согласно ст. 885 ГК РК ценные бумаги могут быть объектом доверительного управления, если иное не предусмотрено законодательными актами. Последняя оговорка предполагает возможность того, что ценные бумаги могут законодательными актами быть исключены из видов имущества, которое можно передать в доверительное управление. Однако, например, Указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу закона, «О приватизации» в п.5 ст.16 прямо предусматривает, что государственный пакет акций может быть передан в доверительное управление на основании тендера в соответствии со ст.ст. 13 и 14 этого же Указа.

2. По договору доверительного управления имуществом, как уже говорилось, одна сторона (учредитель доверительного управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах указанного учредителем лица (выгодоприобретателя).

В соответствии с требованиями ГК РК договор доверительного управления имуществом должен быть заключен в письменной форме (под страхом его недействительности) и должен предусматривать:

1) предмет и срок договора доверительного управления имуществом;

2) состав имущества, передаваемого в доверительное управление;

3) указание о выгодоприобретателе;

4) сроки и форму отчетности доверительного управляющего;

5) указание на лицо, получающее доверенное имущество в случае прекращения договора доверительного управления имуществом.

Наличие перечисленных условий в договоре является обязательным. В отношении же отдельных видов доверенного имущества законодательными актами могут быть предусмотрены и иные существенные условия. В частности, по уже упоминавшемуся Указу «О приватизации» договор доверительного управления должен содержать указание на сроки и иные условия, при которых доверительный управляющий станет собственником доверенного имущества. В данном случае обращает на себя внимание одно из несоответствий некоторых подзаконных нормативных актов данной норме Указа, согласно которому это условия обязательно содержится в договоре, а, значит, выкуп предмета управления обязателен. Однако Правила передачи в доверительное управление предприятий и государственных пакетов акций акционерных обществ допускают передачу госпакета в доверительное управление без права последующего выкупа.

Ст. 886 ГК РК не предусматривает то, что обязательным условием договора должно быть указание на объем полномочий управляющего. Несмотря на то, что необходимость или целесообразность такого указания следует из смысла других норм законодательства, представляется обоснованным требовать такого указания в обязательном порядке, поскольку это позволит на практике избежать непреднамеренного превышения управляющим его полномочий, необоснованного вмешательства в его деятельность и споров между сторонами договора.

3. Из вышеприведенного определения доверительного управления вытекает ряд важнейших моментов. Одним из них является то, что доверительный управляющий по договору приобретает права владения, пользования и распоряжения доверенным имуществом. По сути, доверительный управляющий приобретает правомочия собственника имущества. Это вытекает и из содержания ст. 888 ГК РК, согласно которой доверительный управляющий уполномочен совершать любые действия, какие мог бы совершать собственник с доверенным имуществом.

Вместе с тем, указывается, что права доверительного управляющего на доверенное имущество могут быть ограничены законодательными актами, договором или иным актом, на основании которых возникло доверительное управление имуществом. Эта оговорка обусловливает еще один важный вопрос: что означает собой ограничение этих прав? В комментарии к ГК РК высказывается мнение о том, что в соответствии с этой нормой доверительному управляющему может быть предоставлено лишь одно или два из названных полномочий. Думается, однако, что доверительному управляющему все же должны быть предоставлены все три полномочия собственника доверенного имущества, в противном случае утрачивается смысл введения института доверительного управления. Можно было бы ограничиться предоставлением права фактически обладать имуществом в рамках института владения, либо пользоваться им в рамках договора имущественного найма, или отчуждать его на основании договоров комиссии и поручения. То есть существуют другие виды гражданско-правовых договоров, свойственные казахстанской правовой системе, позволяющие предоставлять и осуществлять в качестве самостоятельного предмета договора отдельные правомочия, в совокупности определяющие статус собственника или доверительного управляющего имуществом.

Но именно предоставление всей совокупности этих правомочий определяет сущность и оправдывает существование в казахстанском законодательстве договора доверительного управления имуществом. При этом, однако, вполне возможны установления действительно ограничений этих правомочий: например, ограничить отчуждение доверенного имущества определенному кругу субъектов или на определенных условиях ограничить пользование имуществом определенным способом и т.п. В связи с этим представляется неверной позиция о том, что доверительный управляющий может получить лишь одно из указанных правомочий.

Могут возразить, что этот спор носит непрактический характер, поскольку на деле установление, например, договором каких-либо ограничений правомочий доверительного управляющего по факту может привести к тому, что фактически он будет осуществлять лишь одно из этих правомочий. Думается все же, что занятие любой из анализируемых позиций влечет за собой реальные и весьма значимые правовые последствия. Даже если доверительному управляющему предоставят все правомочия собственника доверенного имущества, но ограничат его в праве распоряжения этим имуществом, правоотношения необходимо будет рассматривать не как договор имущественного найма, а именно как договор доверительного управления имуществом, поскольку в отличие от простого договора имущественного найма, даже при таких ограничениях прав доверительного управляющего, в отношении доверенного имущества будет действовать особый правовой режим, а права его собственника будут существенно ограничены.

В частности, согласно ст.885 ГК РК обращение взыскания по долгам учредителя на имущество, переданное им в доверительное управление, не допускается, за исключением случаев обращения кредиторов умершего лица к доверительному управляющему наследственной массой, а также несостоятельности (банкротства) учредителя. То есть, при банкротстве учредителя доверительное управление этим имуществом прекращается, и оно включается в конкурсную массу. Другой такой особенностью правового режима доверенного имущества является то, что в период действия договора доверительного управления имуществом учредитель доверительного управления не вправе осуществлять какие-либо действия в отношении имущества, находящегося в доверительном управлении, если иное не установлено законодательными актами Республики Казахстан или указанным договором. Поэтому думается, что в случае доверительного управления это право доверительного управляющего ограничивается лишь интересом выгодоприобретателя.

4. Критерий интереса выгодоприобретателя обусловливает существование самого неоднозначного момента в определении природы доверительного управления. Этим моментом является то, что направленностью договора доверительного управления имущества является регламентация деятельности доверительного управляющего по управлению доверенным имуществом. Именно цель управления в интересах выгодоприобретателя является критерием разграничения статуса управляющего от статуса собственника. Если собственник наслаждается использованием своих трех правомочий в своих интересах и по своему усмотрению, то доверительный управляющий осуществляет эти правомочия в соответствии с содержанием договора и в исключительных интересах выгодоприобретателя. При этом осуществление (отмечу – не предоставление, а именно осуществление) этих правомочий управляющего может быть существенно ограничено.

Казахстанское законодательство не содержит определения понятия «управление имуществом». Его содержание мы может раскрыть через перечисление правомочий доверительного управляющего. И здесь возникает сложность. Как представляется, из содержания статьи 886 ГК РК вытекает, что договор доверительного управления четко оговаривает состав доверенного имущества и то лицо, которому оно должно быть передано после окончания доверительного управления. Уже одно это ограничивает доверительного управляющего в распоряжении доверенным имуществом. Следует то, что управляющий должен сохранить это имущество и передать его соответствующему лицу или (например, в рамках законодательства о приватизации) именно это имущество получить в свою собственность по окончании доверительного управления. Более того, в течение всего срока управления доверительный управляющий должен сохранять правовую и фактическую власть над доверенным имуществом, поскольку выбытие этого имущества из-под власти управляющего означает прекращение управления, поскольку управлять больше нечем, но сохраняется ответственность управляющего вернуть имущество указанному субъекту по окончании управления.

Здесь возможен аргумент, что по ГК РК имущество, приобретенное и (или) полученное доверительным управляющим в процессе осуществления возложенных на него обязанностей, включается в состав доверенного имущества. То есть отчуждение доверенного имущества может принести в доход иное имущество, которое автоматически включается в состав доверенного имущества. Этот аргумент не лишен оснований. Однако в таком случае новое имущество лишь заменяет доверенное имущество, а не сохраняет его, поэтому по окончании договора управляющий не сможет вернуть доверенное имущество, хотя именно это требуется ГК РК. Думается, что указанная норма относится именно к доходам от использования доверенного имущества (плоды, дивиденды, вознаграждение и др.), но не от его отчуждения. Обратное понимание этой нормы ГК РК может привести к спорам между управляющим и выгодоприобретателем относительно того, какое имущество должно быть возвращено по окончании договора и, самое главное, приведет к несоответствию нормам кодекса об обязанности вернуть доверенное имущество, указанное в договоре, по окончанию срока его действия.

Последнее и является тем моментом, по поводу которого в казахстанской и российской научной литературе высказываются сомнения о возможности для ценных бумаг и денег выступать в качестве объектов доверительного управления. В частности, пользование и распоряжение ценными бумагами, переданными в доверительное управление, представляется возможным только, если это не предполагает отчуждение этих ценных бумаг. В противном случае происходит исчезновение объекта доверительного управления, а значит, должно прекращаться само доверительное управление.

5. Интерес выгодоприобретателя является основным критерием деятельности доверительного управляющего по договору. Этот же интерес обусловливает особые правила о его ответственности. В частности, устанавливается, что в случае ненадлежащего управления имуществом учредитель или выгодоприобретатель может предъявить в суде требование о прекращении доверительного управления и возмещении убытков. При этом доверительный управляющий предполагается виновным в ненадлежащем исполнении обязанностей, если не докажет, что принял все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязанностей.

Обращает на себя внимание несовершенство данной нормы ст. 890 ГК. Само ее содержание таит в себе опасность, в частности, при доверительном управлении ценными бумагами. Если казахстанская деловая и судебная практика все признает за доверительным управляющим право отчуждать акции в качестве доверенного имущества, любые операции доверительного управляющего с такими акциями по их отчуждению могут быть оспорены учредителем или выгодоприобретателем как ненадлежащее управление имуществом с требованием возмещать убытки. Представим ситуацию, что какой-то период времени с момента отчуждения таких акций управляющим их рыночная стоимость существенно возрастет или понизится. Возмещение убытков управляющим может элементарно разорить его. В связи с этим настойчиво стоит вопрос о возможности отчуждать акции, переданные в доверительное управление, сами управляющим.

Этот вопрос имеет прямое отношение к выводу относительно необходимости однозначного и исчерпывающего указания в договоре на содержание и объем полномочий управляющего. Ибо на практике очень сложным является доказывание ненадлежащего исполнения управляющим его обязанностей. Здесь, кстати, трудно применима концепция надлежащего исполнения обязательств, предусмотренная ст.ст. 272-281 ГК РК. В данном случае, представляется более целесообразным прямое указание в соответствующей статье ГК на то, что критерием надлежащего исполнения обязательств доверительным управляющим является именно должная степень заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя доверительного управления.

Такая степень оценивается участниками оборота и судом, основываясь на анализе конкретной ситуации, когда управляющий должен был поступить с доверенным имуществом так, как он, являясь нормальным участником оборота, обладая обычным опытом, знаниями и информацией обычного участника оборота, поступил бы в отношении этого имущества в своих интересах как его собственник. Именно такой критерий заложен для оценки ответственности доверительного управляющего в ст. 964 ГК Армении и ст. 1022 ГК России.

6. Нормы о доверительном управлении имуществом своим содержанием действительно обусловливают вопрос о достаточной четкости в разграничении правомочий учредителя управления и доверительного управляющего. ГК РК содержит определенный набор правил, направленных на разделение статуса собственника и доверительного управляющего имуществом. Такое разделение выражается в ограничении обращения взыскания на доверенное имущество по долгам учредителя управления, требованием к управляющему управлять доверенным имуществом исключительно в интересах выгодоприобретателя, раздельным учетом собственного имущества управляющего и доверенного ему имущества, а также рядом других положений. Последними же изменениями некоторых норм ГК были внесены принципиальные новшества по вопросу более четкого разграничения статуса сторон доверительного управления.

В частности, согласно новой редакции п.1 ст.886 ГК РК в период действия договора доверительного управления имуществом учредитель доверительного управления не вправе осуществлять какие-либо действия в отношении имущества, находящегося в доверительном управлении, если иное не установлено законодательными актами или указанным договором. Этим дополнительно гарантируется правомерный интерес доверительного управляющего надлежащим образом управлять имуществом, и, следовательно, повышается его ответственность, поскольку исключается возможность для него ссылаться на действия учредителя, препятствовавшие его деятельности и повлекшие ущемление интересов выгодоприобретателя.

7. Статья 892 ГК РК предусматривает, что доверительный управляющий имеет право осуществлять операции с акциями и иными ценными бумагами, переданными в доверительное управление и (или) приобретенными за счет доверенного имущества либо за счет доходов от использования доверенного имущества. В данном случае, с учетом вышеизложенного, следует все же разделять ценные бумаги, изначально переданные в управление в качестве доверенного имущества, и ценные бумаги, полученные впоследствии за счет доходов от использования доверенного имущества. В частности, ценные бумаги как доверенное имущество должны находится в правовой власти управляющего на весь срок договора, в то время как сделки с ценными бумагами второй категории едва ли могут быть ограничены, если договор не устанавливает специальных правил.

Помимо общих правомочий доверительного управляющего имуществом ГК РК предусматривает дополнительные правомочия доверительного управляющего акциями. Так, доверительный управляющий при управлении доверенными ему акциями, если иное не предусмотрено актом об учреждении доверительного управления имуществом:

1) участвует в управлении акционерным обществом;

2) получает причитающиеся на акции дивиденды и передает их выгодоприобретателю;

3) в случае ликвидации акционерного общества получает причитающееся на акции имущество и передает его в соответствии с договором выгодоприобретателю или учредителю;

4) осуществляет отчуждение акций и иные операции с ними, включая залог.

Перечень этих правомочий был введен в упомянутую статью ГК недавним Законом«О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам рынка ценных бумаг и акционерных обществ» от 16 мая 2003 года. В связи с этим содержание этой статьи 892 ГК РК в новой редакции создало ряд вопросов. Первый из них, как представляется, обусловил противоречие в содержании самого ГК. В частности, как уже отмечалось, согласно общему правилу статьи 885 ГК РК, имущество, приобретенное и (или) полученное доверительным управляющим в процессе осуществления возложенных на него обязанностей, включается в состав доверенного имущества. Исключений по частным случаям из этого правила не предусмотрено в принципе. Оно распространяется и на такое имущество, поступающее в процессе управления доверенным имуществом, как дивиденды, которые таким образом должны включаться в состав доверенного имущества, а не передаваться выгодоприобретателю в течение срока доверительного управления.

Второй аспект касается прямо предусмотренного права доверительного управляющего отчуждать акции, переданные ему в управление. Выше уже отмечалась нецелесообразность такого правомочия. Ибо оно влечет за собой прекращение доверительного управления, поскольку исчезает предмет доверительного управления. В этом плане существует внутреннее противоречие в самой ст. 892 ГК РК. С одной стороны доверительному управляющему акциями совершенно справедливо предписывается передать учредителю или выгодоприобретателю имущество, полученное им при ликвидации соответствующего акционерного общества. Т.е. в этом случае доверительное управление акциями прекращается, поскольку эти акции выбыли из собственности учредителя. Однако эта же статья разрешает управляющему отчуждать акции и не регламентирует такого последствия этого отчуждения, как прекращение доверительного управления.

Примечательно, что в отличие от ГК РК гражданские кодексы, например, России и Армении более внимательно отнеслись к этому вопросу. Так, в ст. 1025 ГК РФ и ст. 967 ГК РА специально указывается на то, что правомочия доверительного управляющего по распоряжению ценными бумагами определяются в договоре доверительного управления. Пусть эти статьи прямо не запрещают отчуждение управляемых акций, но они обращают внимание на неординарность такого правомочия в данном случае. Кроме того, наличие такой оговорки может означать и то, что, если договор допускает отчуждение предмета управления, то стороны каким-то образом должны будут урегулировать и перспективы самого доверительного управления. Эти положения кодексов России и Армении представляются более совершенными по сравнению с ГК РК.

С учетом изложенных выводов представляется, что в том виде, в каком казахстанское законодательство регулирует систему объектов гражданских прав и природу доверительного управления имуществом, такое управление ценными бумагами по формально-юридическим основаниям является невозможным. Применение же регламентированной казахстанским законодательством конструкции доверительного управления имуществом на практике может привести к существенным спорам между участниками соответствующих правоотношений, а в ряде случаев может создать «тупиковые» ситуации в разрешении таких споров. В связи с этим представляется целесообразным выверить концепцию доверительного управления, более органично разместить соответствующие правоположения в системе действующего гражданского законодательства и только после этого более активно использовать свободу договора на практике.