Найти
<< Назад
Далее >>
Два документа рядом (откл)
Сохранить(документ)
Распечатать
Копировать в Word
Скрыть комментарии системы
Информация о документе
Информация о документе
Поставить на контроль
В избранное
Посмотреть мои закладки
Скрыть мои комментарии
Посмотреть мои комментарии
Увеличить шрифт
Уменьшить шрифт
Корреспонденты
Респонденты
Сообщить об ошибке

О правовой природе банковского счета (Фархад Карагусов, кандидат юридических наук)

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

О правовой природе банковского счета

 

Фархад Карагусов,

кандидат юридических наук

 

На современном этапе развития банковский сектор занимает лидирующее положение на финансовых рынках Казахстана, причем непрестанно улучшаются технологии банковского обслуживания, расширяется спектр банковских услуг, наблюдается возрастающее участие банков в функционировании иных рынков финансовых услуг. Одним из ключевых атрибутов банковской деятельности является понятие банковского счета. В настоящее время клиенты банков не просто размещают свои денежные средства на банковских счетах, не только пользуются и распоряжаются этими средствами. Другие операции с деньгами на банковских счетах и с самими счетами также получают распространение. В частности, нередко в казахстанской деловой практике предлагается использовать известное на развитых рынках явление - залог банковского счета. Вместе с тем, в юридической литературе правовая природа денег на банковских счетах и самих этих счетов не изучена с необходимой полнотой, а, следовательно, разрешение любых конфликтов или споров, которые могут возникнуть в связи с открытием и пользованием банковским счетом, пока остаются без теоретической поддержки и полного законодательного регулирования. В настоящей статье делается попытка идентифицировать и проанализировать некоторые проблемные вопросы в упомянутом аспекте.

Легальное определение банковского счета не является адекватным. Ст. 6 Закона «О платежах и переводах денег» определяет банковский счет как «способ отражения договорных отношений между банком и клиентом по приему депозита и совершению банком операций, связанных с … осуществлением банковского обслуживания клиентов».[1] Аналогичное определение содержится и в Инструкции Национального Банка РК от 4 марта 1997 г. № 447 «О порядке открытия, ведения и закрытия банковских счетов клиентов в банках второго уровня Республики Казахстан» (далее – «Инструкция»).

Приведенная дефиниция банковского счета на первый взгляд выглядит достаточно четкой и определенной. Однако, принимая во внимание другие нормы законодательства и складывающуюся деловую практику, полагаем необходимым подробнее проанализировать правовую природу банковских счетов в свете казахстанского права и ответить на вопрос о том, что представляет собой банковский счет с позиций гражданского права. Дело в том, что отсутствие четкого понимания, является ли банковский счет объектом гражданских прав, или формой гражданского правоотношения (например, договорного обязательства), либо самим таким правоотношением, может на практике привести к конфликтным ситуациям, связанным с признанием, осуществлением или защитой прав субъектов соответствующих правоотношений.

Банковский счет как объективное явление (явление материального мира). Прежде чем рассматривать правовую природу банковского счета, представляется целесообразным попытаться понять, что представляет собой банковский счет в его, так сказать, технической или объективированной форме, существуют ли отличия от его легального определения, закрепленного в ст. 6 Закона «О платежах и переводах денег».

Потребность в таком понимании обусловлена тем, что казахстанское законодательство, как уже отмечалось, предусматривает не вполне адекватное легальное определение банковского счета. Наиболее же корректная дефиниция может быть закреплена только после выяснения того, что представляет собой банковский счет как объект или явление физического мира, и какие юридически значимые функции он выполняет в обороте.

В американском праве, например, банковский счет определяется как «заявление или расчет определенных депонированных [в банке] и описанных клиентом на чеке сумм, включенное в книги [реестры] банка и книжку депонента».[2] Согласно такому определения, банковский счет представляет собой информацию о сумме денег, которую клиент банка поместил в банк (передал их ему на определенных условиях) и перевода или выплаты которой этот клиент вправе требовать от банка. Эта дефиниция также предполагает обязательное дублирование информации банковского счета и в книжке депонента (владельца счета) таким образом, что при отсутствии такого дублирования счет не будет считаться банковским со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями.

Кроме того, в американском праве и практике банковский счет также определяется как «сумма денег, помещенная в банке или у банкира клиентом на депозит и подлежащая описанию на чеке клиента»,[3] либо как просто «деньги в банке»,[4] либо как депозиты и вклады.[5] Однако с точки зрения казахстанского закона в таком случае возникает путаница в вопросе о том, что представляет собой счет - запись в банковских реестрах или сумму денег, помещенных в банк. Вместе с тем, данный вопрос требует четкого и однозначного ответа относительно юридического содержания понятия банковского счета. Причем, такой ответ вытекает из анализа более общего вопроса о соотношении договора банковского обслуживания (банковского счета или банковского вклада) и самого банковского счета. В противном случае в процессе осуществления хозяйственной деятельности будут возникать другие вопросы, ответ на которые потребует судебного решения. [6]

В свою очередь, казахстанский ГК, хоть и оперирует понятием банковского счета, само это понятие не определяет. Вместе с тем, например, ст. 747 ГК устанавливает, что «по договору банковского счета клиенту или указанному им лицу для целей учета денег клиента в банке присваивается индивидуальный идентификационный счет код клиента на условиях, согласованных сторонами».[7] Из этого определения можно сделать вывод, что банковский счет представляет собой лишь какой-то набор символов (так называемый индивидуальный идентификационный счет).[8] Однако это не совсем верно. Да, с внешней стороны банковский счет выражен в наборе определенных символов (чаще всего – цифр). Однако, поскольку, как указано в ст. 747 ГК, этот набор цифр присваивается для целей учета денег, то сам банковский счет, видимо, представляет собой не просто набор символов.

Думается, что с объективной точки зрения банковский счет представляет собой определенную совокупность данных, собранную и зафиксированную в соответствии с установленным законодательством порядком, которая позволяет идентифицировать владельца счета (в подавляющем большинстве случаев); сумму денег, в пределах которой упомянутый владелец вправе требовать от банка осуществления денежных выплат или переводов; время и размеры всех имевших место зачислений на или снятий со счета денег и другую информацию. То есть, по сути, банковский счет – это своеобразная учетная книга (традиционная, либо, что чаще всего, электронная), которая ведется банком и в которой осуществляются записи о суммах, которые банк обязан выплатить своему клиенту или перевести на основании и в соответствии с его инструкциями третьим лицам. Иными словами, основываясь на таком понимании банковского счета, можно заключить, что банковский счет является не какой-либо суммой денег, а специфичным удостоверением того, каковы пределы денежных требований клиента к банку. Банковский счет также играет роль реестра всех операций, связанных с поступлением денег на счет соответствующего клиента и перечислений денег с этого же счета.

Таким образом, существующее определение банковского счета, содержащееся в казахстанском законодательстве, не представляется вполне адекватным сущности банковского счета и корректным с юридической точки зрения. Это определение нуждается в дополнительном анализе и теоретической поддержке в целях надлежащего правового регулирования отношений, связанных с открытием, ведением и закрытием банковских счетов. В частности, является целесообразным осветить, по крайней мере, те вопросы, которые рассматриваются далее в настоящей статье.

Банковский счет открывается банком при заключении договора банковского обслуживания. Эта норма вытекает из содержания ст.ст. 747 и 756 ГК, требующих, как уже отмечалось, присвоение клиенту индивидуального идентификационного кода по договору банковского обслуживания. П.4 Инструкции прямо предусматривает, что открытие банковского счета производится при заключении договора банковского счета или договора банковского вклада. Таким образом, банковский счет, на котором будут учитываться деньги, помещенные клиентом в банк, открывается банком на основании соответствующего договора банковского обслуживания. Такой договор служит в данном случае основанием возникновения правоотношения, в результате которого клиент вправе требовать от банка открытия счета, приема депозита, перевода денег и отражения (регистрации) на счете всех сумм поступающих в пользу клиента или переводимых, выплачиваемых по требованию клиента или надлежащим образом уполномоченных третьих лиц.

Следует отметить, что законодательство не требует помещение денег в банк и их отражение на счете клиента немедленно после открытия счета. Этот факт является важным с позиций рассмотрения правовой природы банковского счета. Счет, предназначенный для учета (регистрации) денег, помещенных клиентом в банк, и сами эти деньги законодательством разделены. И если деньги в силу положений ГК отнесены к имуществу и прямо названы среди объектов гражданских прав, то в отношении банковского счета ГК не устанавливает каких-либо четких и однозначных норм. Однако, очевидно, что сам банковский счет деньгами не является. Что же случается с деньгами, которые клиент банка или лицо, заключившее договор банковского обслуживания на имя другого лица, передает банку по упомянутому договору?

Содержание банковского счета указывает на размеры денежного требования клиента к банку. Помещая наличные деньги в банк, клиент банка получает взамен право требовать от банка выплаты этих денег или их переводов в соответствии с договором и законодательством. Причем, размер этого требования определяется номинальной стоимостью помещенных денежных средств и, в некоторых случаях, вознаграждения по данному депозиту.[9] Однако клиент утрачивает право собственности на те денежные знаки, которые были помещены в банк: клиент утрачивает возможность фактического обладания, пользования и распоряжения этими денежными знаками. Право собственности на них переходит к банку, который принимает на себя обязательство возвратить принятую сумму (не те же денежные знаки) денег клиенту или по его требованию третьему лицу в соответствии с договором. Этот вывод вытекает из экономической природы наличных денег как средства обращения[10] и их правовой природы как движимых вещей, определенных родовыми признаками, делимых и потребляемых.[11]

Принципиально иная картина возникает при безналичном переводе на вновь открытый счет денег с другого банковского счета. Так, безналичные деньги как права требования к банку при помещении их на банковский счет не меняют своей природы как имущественных прав. Все, что в данном случае изменяется, это дебетование счета, с которого деньги переводятся, и кредитование счета, на который деньги переводятся. То есть происходит лишь изменение содержания записей по упомянутым счетам, будь они открыты в одном и том же или в разных банках. Наличных денег банк не получает в любом случае.

Этот вопрос затронут не случайно. Он представляется важным с той позиции, что согласно ст. 749 ГК деньги, помещенные клиентом в банке по договору банковского счета, остаются «деньгами клиента», которыми этот клиент может распоряжаться по своему усмотрению, причем банк не вправе «определять и контролировать направления использования денег клиентом». Из этой статьи вытекает, что деньги, переданные банку по договору банковского счета, остаются деньгами клиента. Так ли это? В зависимости от формы денег ответ на данный вопрос различен. В частности, если банк действительно вправе пользоваться помещенными у него денежными знаками, то о каком же пользовании деньгами клиента может идти речь при безналичном переводе денег на вновь открытый счет? Если деньги на счете (безналичные деньги) представляют собой права требования к банку, может ли банк пользоваться, т.е. извлекать выгоду) из таких денег? Более того, исходя из общей нормы п.3 ст.739 ГК, у банка действительно возникает денежное обязательство перед его клиентом, поскольку банк «вправе использовать имеющиеся на счете деньги, гарантируя право клиента беспрепятственно распоряжаться своими деньгами». Однако, что в данном случае представляют собой свои деньги клиента? Если клиент размещает денежные знаки в банке, то эти деньги становятся деньгами банка, а не клиента. Если же клиент «наполняет счет» путем безналичных переводов, то банк не может пользоваться деньгами клиента тем более, так как клиент не внес реальных денег в банк. Представляется, что эти вопросы требуют более тщательного рассмотрения, поскольку корнями он уходит к вопросу о появлении поля безналичных платежей в целом.

Стороны договора банковского обслуживания и стороны в правоотношении по осуществлению банком операций по счету являются различными субъектами по гражданскому праву.

Согласно ст. 739 ГК существует три разновидности договора банковского обслуживания: договор банковского счета, договор банковского вклада и договор перевода денег. Не вдаваясь в подробный анализ этих разновидностей, отметим, что только первые два вида договоров предполагают существование банковского счета.[12] Причем, необходимо отметить, что с технико-юридической точки зрения деньги, помещаемые в банк по договору банковского счета или по договору банковского вклада, размещаются на банковских счетах, и поэтому правовой режим этих денег и правовая природа соответствующих банковских счетов, предусматриваемых ГК, не имеют принципиальных различий.[13] В связи с этим в данной статье рассмотрение правового режима банковских счетов осуществляется безотносительно того, какой договор лежит в основе открытия соответствующих счетов – договор банковского счета или договор банковского вклада.

Согласно ст.ст. 747 и 756 ГК, сторонами договора банковского обслуживания (счета или вклада) являются банк, с одной стороны, и лицо, в чью пользу или на чье имя в банк помещаются (зачисляются) деньги, с другой стороны.[14] Лицо, выступающее стороной в договоре с банком, именуется клиентом банка (по договору банковского счета) или вкладчиком (по договору банковского вклада). На имя этого лица, как правило, и открывается соответствующий банковский счет. Вместе с тем, стороной, например, договора банковского вклада может быть и третье лицо, заключившее договор, предусматривающий внесение вклада в пользу третьего лица (ст. 764 ГК). Именно на имя этого третьего лица и будет открыть счет.

После заключения договора банковского счета лицо, заключившее договор банковского обслуживания, вправе требовать от банка открытия соответствующего счета и осуществления операций по такому счету в соответствии с договором. Таким образом, заключение договора и открытие счета представляют собой два различных, а, следовательно, самостоятельных, хоть и взаимосвязанных, юридических факта. Самостоятельность договора заключается в том, что он представляет собой рамку, в пределах которой осуществляется открытие и пользование банковским счетом, а также размещенными на нем деньгами. Именно договор оговаривает специфику открываемого счета и осуществления операций по нему. В свою очередь сам банковский счет является механизмом, посредством которого в пользу и на имя клиента поступают и принимаются деньги, учитываются (регистрируются) все действия, связанные с принятием, переводом, выплатой денег со счета.

Таким образом, договор банковского обслуживания, без сомнения, является сделкой, лежащей в основе приема банком депозита, регистрации суммы депозита и других соответствующих деталей путем открытия банковского счета и осуществления операций по счету. Сам же банковский счет сделкой не является. Банковский сет не закрепляет договоренностей, прав и обязанностей, ответственности сторон договора. Банковский счет является реестром, позволяющим идентифицировать пределы права денежного требования клиента к банку. Сам такой реестр ведется банком. Содержание реестра охраняется законом в первую очередь в интересах клиента.

Является ли клиент банка владельцем банковского счета?

В определении банковского счета, содержащемся в ст. 6 Закона «О платежах и переводах денег», указывается, что такой счет отражает отношения между банком и клиентом. В свою очередь, Инструкция в аналогичном определении взамен термина «клиент» использует понятие «владелец счета». Выходит, что оба понятия отождествляются и означают один и тот же круг лиц. Вместе с тем, думается, что каждое из этих понятий означает различные категории субъектов.

Ст. 6 Закона и п.2 Инструкции, разделяя банковские счета на текущие, сберегательные и корреспондентские, в качестве упомянутых, соответственно, клиентов банка и владельцев банковских счетов называют юридических и физических лиц. В частности, физические лица (граждане) имеют право на открытие текущих и сберегательных счетов. Помимо этого определенная категория юридических лиц – банки и организации, осуществляющие отдельные виды банковских операций,[15] - вправе иметь корреспондентские счета.

Таким образом, на практике сформировалось понимание, что юридические и физические лица, открывшие банковские счета, являются клиентами соответствующих банков. Являясь же клиентами банков, названные субъекты, по терминологии Инструкции, становятся владельцами соответствующих банковских счетов. А уже это утверждение вызывает серьезные сомнения в его юридической корректности.

Понятие «владелец банковского счета» неизбежно исходит из концепции владения, которое в соответствии со ст. 188 ГК определяется как фактическое обладание имуществом. Отсюда вытекают ряд вопросов. В частности, кто осуществляет фактическое обладание банковским счетом? Является ли вообще банковский счет имуществом, объектом вещных прав в понимании ГК? Если является, то применимы ли нормы ГК о защите прав владельцев имущества к правоотношениям по «владению банковским счетом»?

Согласно Инструкции, банковский счет открывается на имя определенного субъекта и ведется банком. То есть банк осуществляет сбор, обработку, отражение всей информации о деньгах, помещенных в банке. Фактически банк является владельцем тех учетных реестров, в которых отражается такая информация. Лицу, разместившему деньги, например, на банковском счете, не принадлежит ничего на праве владения, т.е. не существует вещи, которая бы находилась в фактическом обладании данного лица. Все, что имеет такое лицо, - это право требовать от банка предоставления услуг по банковскому обслуживанию (совершения определенных банковских операций на определенных условиях).

Если же банковский счет, согласно легальному определению, является способом отражения договорных отношений между банком и его клиентом, то к банковскому счету в принципе не применимо понятие владения. Понятие «способа» предполагает установление средства осуществления чего-нибудь, того, как осуществляется та или иная процедура, т.е. «определение порядка действий».[16] С точки зрения гражданского права невозможно осуществлять фактическое обладание нематериальным активом как, например, «порядок действий» по отражению взаимоотношений. Владение как вещное право допускается лишь в случае, когда объектом права является предмет материального мира. В данном случае, однако, может иметь место правовая фикция, если она оправдана целесообразностью «осмысленного применения предписаний вещного права по отношению к обязательственным правам».[17] В частности, можно еще говорить о материальных формах отражения. Например, согласно ст. 129 ГК ценная бумага является особой письменной формой удостоверения правоотношений между владельцем ценной бумаги и ее эмитентом. В силу своей особой правовой природы ценная бумага признана объектом гражданских прав (ст. 115 ГК), а владение (т.е. фактическое обладание ценной бумагой) означает обладание удостоверяемым ею имущественным правом (ст.132 ГК).

Может ли аналогичный подход иметь место и в отношении владения банковским счетом? Если банковский счет представляет собой не способ отражения отношений, а объект соответствующих правоотношений или особую форму удостоверения имущественных прав как объекта гражданских правоотношений,[18] то установление определенного правового режима банковских счетов представляется целесообразным.

Прежде чем рассматривать вопрос о том, является ли банковский счет объектом гражданских прав или особой формой удостоверения гражданских прав, необходимо определиться, какова природа тех отношений между банком и клиентом, которые отражаются банковским счетом. Являются ли эти отношения правовыми? В зависимости от ответа на данный вопрос находится и ответ на вопрос о том, какого рода правовое регулирование должно иметь место в отношении банковских счетов. Сам же вопрос не является праздным. Например, американские юристы считают, что законодательство о банковских счетах регулирует «правоотношения, созданные электронными коммуникациями и записями», что такое законодательство регулирует «исключительно коммуникации с правовыми последствиями».[19] Так что же есть отношения, связанные с ведением банковских счетов, - правовые, информационные или иные отношения?

Содержание банковского счета есть форма имущественных прав требования клиента к банку. Открытие и ведение банковского счета обусловлено не тем, что клиент помещает в банк определенную сумму денег на определенных условиях. Для этих целей достаточно лишь самого депозитного договора. Целесообразность банковского счета обусловлена экономическими потребностями общества в упрощении и одновременном повышении эффективности расчетов. В любой момент клиент вправе снять со счета или помесить на счет определенную сумму, потребовать от банка или третьих лиц перевода денег на или со счета.

По определению банковский счет есть отражение договорных отношений. Договорное же отношение характеризуется тем, что оно оформлено договором.[20] Согласно ст. 739 ГК договорное отношение отношения между банком и его клиентом, т.е. банковское обслуживание клиентов, осуществляется банком на основе договора банковского обслуживания. Если же наличествует договор, которым оформляются волевые экономические отношения, то такой договор является формой соответствующего правоотношения.[21] «В подавляющем большинстве случаев договор как юридический факт является основанием возникновения правоотношения», и чаще договор как сделка служит основанием возникновения обязательственного правоотношения, а во многих случаях такой договор представляет собой само правоотношение.[22]

Так по договору банковского обслуживания возникают взаимные обязательства у банка и его клиента. Стороны договора, исполняя свои договорные обязательства, осуществляют реализацию самого договора как обязательственного правоотношения. Содержание такого правоотношения определяется ст. 739 ГК, согласно которой обязуется по поручению клиента оказать банковские услуги, а клиент обязуется оплатить эти услуги. Более подробно содержание этого правоотношения описано в п.1 Инструкции, согласно которому клиент банка размещает в банке принадлежащие ему деньги, а банк обязуется принять (зачислить) эти деньги в пользу клиента, изымать и (или) переводить эти деньги по поручению клиента. Согласно упомянутым нормам ГК и Инструкции, банк также вправе использовать, гарантируя, однако, наличие денег и право клиента беспрепятственно распоряжаться деньгами.[23]

Поскольку суммы денег, зарегистрированные на банковских счетах, представляют собой размер денежных требований клиента, т.е. по сути, имущественные права требования, запись на счете в каждый данный момент времени представляет собой форму соответствующих имущественных прав, форму правоотношений, возникших на основании таких юридических фактов, как принятие (выплата, перевод) денег банком. В свою очередь упомянутые факты возможны только при наличии договора банковского обслуживания. Более того, такой договор может действовать, регулируя права и обязанности его сторон по зачислению или снятию денег со счета, но сам счет может быть обнулен (т.е. права клиента требовать от банка выплат или переводов фактически не существует), операции по счету могут быть приостановлены (когда средства на счете имеются, а клиент не вправе требовать от банка их выплат или переводов). Вместе с тем, клиент, как правило, вправе требовать от банка принятия новых сумм и их зачисления на соответствующий счет. Все эти примеры, наглядно иллюстрируют самостоятельное значение и роль договора банковского обслуживания и самого банковского счета.

В данном случае необходимо отметить два существенных, как представляется, обстоятельства. Во-первых, думается, что ст. 739 ГК в определении договора банковского обслуживания необоснованно указывает на то, что банковские услуги оказываются по поручению. Более корректным является утверждение о том, что банковские услуги осуществляются на основании и в силу договора. Если же ГК допускает, что банковские услуги осуществляются по поручению клиента, то необходимо прежде проанализировать тот правовой эффект, который следует за таким утверждением. Ведь договор поручения, как самостоятельный вид договорно-правовых отношений регулируется ГК отдельно и имеет свои последствия. В частности, банк по договору банковского обслуживания не всегда выступает от имени клиента, как предусматривается ст. 846 ГК по договору поручения. Ряд юридически значимых действий банк осуществляет от своего имени (например, предоставление выписки со счета, начисление вознаграждения и др.). Признание того, что банковские услуги осуществляются по поручению клиента, может привести и к другим правовым последствиям, несвойственным или неприемлемым для банковской деятельности. Более того, указывая на то, что банковские услуги предоставляются по поручению клиента, ГК ставит под сомнение самостоятельность договора банковского обслуживания. Хотя такая самостоятельность не вызывает практически никаких возражений. Поэтому было бы целесообразным в определении договора банковского обслуживания предусмотреть, что банковские услуги предоставляются на основании и в соответствии с соответствующим договором банковского обслуживания.

Во-вторых, необходимо еще раз определиться, что в данном случае представляет собой банковский счет. Если, согласно легальному определению банковского счета, такой счет отражает[24] договорные отношения между банком и его клиентом, то зачем нужен сам договор банковского счета. Представляется, что договор должен рассматриваться как основание (и форма отражения, т.е. закрепления прав и обязанностей сторон) договорно-правовых отношений. Если же буквально толковать дефиницию банковского счета, как она содержится в казахстанском законодательстве, то возникает правомерный вопрос о необходимости договора в условиях наличия банковского счета. Однако, не вызывает сомнения утверждение о том, что договорные отношения между банком и клиентом прежде всего отражаются договором. Банковский счет, если и отражает такие отношения, то в довольно ограниченном смысле. Более того, в случаях, когда стороной договора является одно лицо, а счет открывается на имя другого лица, то ни о каком отражении банковским счетом договорных отношений между банком и вторым из упомянутых субъектов речи идти не может.

Следует также отметить, что казахстанское законодательство специально не оговаривает, что по договору банковского обслуживания банк обязан открыть соответствующий банковский счет на имя своего клиента.[25] Вместе с тем, представляется, что открытие и существование банковского счета является основным условием оказания банковских услуг по договору банковского обслуживания. Сам банковский счет представляет собой единственный механизм, посредством которого, в частности, безналичные расчеты могут иметь место, запись на счете в каждый данный момент является правоустанавливающим актом. Именно эта запись определяет размер права требования, которое имеет клиент по отношению к банку в данный момент. В юридической литературе (казахстанской и зарубежной) уже сложилось достаточно твердое мнение о том, что деньги, размещенные на банковских счетах, представляют собой право на деньги, размещенные в банке, право требования к банку.[26] Эта же точка зрения находит свое отражение и в законодательстве Казахстана.[27] И именно банковский счет есть форма существования, форма удостоверения такого требования к банку. Размер этого требования является не стабильным в каждый данный момент, поскольку зависит от суммы денег, записанных по счету на имя клиента в данный момент. Банковский счет не отражает договорные отношения, он является результатом и следствием этих договорных отношений. Банковский счет, будучи открытым на основании заключенного договора банковского обслуживания, в дальнейшем существует параллельно с этим договором.

Выписка с банковского счета не является правоустанавливающим документом. П. 17 Инструкции предусматривает выдачу банками выписок по банковским счетам в соответствии с договором банковского обслуживания. Содержание подобной выписки не регламентировано законодательством. Вместе с тем, на практике подобная выписка содержит в себе информацию о содержании банковского счета на момент составления выписки. Такая информация включает время и дату выдачи выписки, реквизиты сторон договора банковского обслуживания, номер счета, суммы денег на счете, и др. В некоторых случаях выписка содержит также информацию о всех операциях, произведенных по счету за определенный период, и о суммах таких операций.

Необходимо отметить, что выписка не представляет собой правоустанавливающего документа. Выписка со счета не является удостоверением права денежного требования клиента к банку. Передача выписки клиентом третьему лицу не означает уступку требования к банку о выплате указанной в выписке сумме. Выписка имеет значение отчетного документа банка перед клиентом.

Вывод. Выяснение правовой природы банковского счета является важным как для теории гражданского права, так и для деловой практики. Данный вопрос требует обширного и глубокого исследования, и в настоящей статье освещается лишь ряд существенных моментов, которые целесообразно учитывать при проведении такого исследования.

 

Опубликовано в сб. Гражданское законодательство Республики Казахстан. Выпуск 10. под. ред. проф. Диденко А.Г. / Алматы: «Баспа», 2001; а также в сб. Гражданское законодательство: Статьи. Комментарии. Практика. – Избранное. Под ред. А.Г.Диденко. / Алматы: Раритет, Институт правовых исследований и анализа, 2008. Т.1. С.364-381.

 


[1] П.1 ст. 6 Закона «О платежах и переводах денег» содержит перечень банковских операций, отношения по совершению которых отражаются посредством банковского счета. Для целей настоящей статьи, однако, воспроизведение этого перечня нецелесообразно.

[2] См. Black’s Law Dictionary. / St. Paul, Minn. West Publishing Co., 1990. P.144.

[3] См. там же.

 [4] См. Josef H. Sommer. A Law of Financial Accounts: Modern Payment and Securities Transfer Law. / The Business Lawyer; Vol.53, August 1998. P. 1182.

[5] См. Долан Э., Кэмпбелл К, Кэмпбелл Р. Деньги, банковское дело и денежно-кредитная политика. / Москва-Ленинград, 1991г. С. 40-41.

 [6] Видимо, с учетом такого понимания банковского счета, американские бизнесмены и юристы нередко оперируют таким понятием, как «залог банковского счета», подразумевая под эти залог денег, находящихся в банке. Вместе с тем, некоторые американские исследователи-юристы, отвечая на поставленный ими же самими вопрос, что есть деньги в банке, пришли к выводу, что в большинстве случаев это – просто судебный иск в зародыше. См. Josef H. Sommer. A Law of Financial Accounts: Modern Payment and Securities Transfer Law. / The Business Lawyer; Vol.53, August 1998. P. 1193.

[7] Данное положение ст. 747 ГК представляется не вполне корректным. В сущности, этот вопрос сводится к тому, как определяется понятие «клиент банка». В частности, банковский счет открывается таким образом, что упомянутый индивидуальный идентификационный код присваивается лицу, указанному клиентом (включая наиболее распространенные случаи, когда такой клиент указывает самого себя). Думается, что это лицо и должно стать клиентом банка, а, следовательно, деньги, учитываемые по такому коду (счету), становятся предметом требования именно этого лица, а не того, которое открыло соответствующий счет на имя первого. Эта же норма ГК в данной части может противоречить и понятию банковского счета, содержащемуся в ст. 6 Закона «О платежах и переводах денег», поскольку банковский счет призван отражать взаимоотношения между банком и его клиентом. То есть если даже счет открыт на имя другого лица, то согласно ст. 747 ГК распоряжаться деньгами на таком счете сможет только лицо, на имя которого данный счет открыт. В противном случае это открывшее лицо не должно быть признано клиентом банка. Таким образом, клиент банка – лицо, имеющее право требовать от банка предоставления банковских услуг в соответствии с законодательством и договором банковского обслуживания. То есть клиентом банка должен быть признан субъект, который вправе требовать от банка осуществления операций по банковскому счету, включая выплату и переводы денег, предоставление выписок и т.д.

[8] Ст. 756 ГК содержит норму о присвоении клиенту индивидуального идентификационного кода, аналогичную вышеприведенной норме ст. 747 ГК.

[9] См. ст.2 Указа Президента Республики Казахстан, имеющего силу Закона, от 31 августа 1995г. «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан».

[10] См. Маркс К. Капитал. / Маркс К., Энгельс Ф. Избранные сочинения. М., 1987 г., т.7. С. 110-113, 118-120; Лунц Л.А. Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран./ Изд: Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., Статут, 1999 г. С.27-29.

[11] См. См. Лунц Л.А. Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран./ Изд: Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., Статут, 1999 г. С.100-102; Маковская А. Залог денег и ценных бумаг. / М., Статут, 2000 г. С. 7.

[12] Согласно п.4 Инструкции открытие банковского счет производится при заключении договора банковского счета или договора банковского вклада.

[13] См. Маковская А. Залог денег и ценных бумаг. / М., Статут, 2000 г. С. 25.

[14] В данном случае, кстати, очень важно определиться, в пользу ли определенного лица или лишь на его имя зачисляются на банковский счет деньги, помещаемые в банк. Однако этот чрезвычайно серьезный вопрос является предметом самостоятельного исследования и в настоящей статье упоминается в порядке постановки проблемы.

[15] Ст.ст. 1 и 5 Указа Президента Республики Казахстан, имеющего силу Закона, от 31 августа 1995 г. «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан» прямо определяют банки и организации, осуществляющие отдельные виды банковской деятельности, в качестве юридических лиц.

[16] См. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. / М., Прогресс, 1994 г. С. 461.

[17] Так, немецкий профессор К. Клауссен в своем докладе о ценных бумагах на конференции в г.Лейдене, Нидерланды (27 июля 2000 г.) отмечал, что в отношении прав по ценным бумагам подобная фикция уже допущена. В частности, посредством законодательства эти права объявлены движимыми вещами. В силу этой фикции в отношении таких прав предоставлена защита добросовестного приобретателя, а сама передача этих прав основана на принципах вещного права. Вместе с тем, признавая недостаточность такого подхода, Клауссен замечает, что для применения вещно-правовых институтов к имущественным правам требуется существование законодательного регулирования, поскольку подобный подход не укладывается в систематику Германского гражданского уложения. Необходимо отметить, что и казахстанский ГК не устанавливает необходимого объема требований применительно к существованию и обращению имущественных прав, за исключением некоторых норм, регулирующих передачу прав по ценным бумагами и регистрацию прав на недвижимость. В этой связи возникает обоснованное мнение о том, что либо ГК нуждается в дополнении необходимыми нормами, либо действительно требуется принятие самостоятельного закона, устанавливающего, по крайней мере, общие принципы существования и обращения имущественных прав.

 [18] При условии, что такая форма, в свою очередь, также является объектом гражданских прав подобно ценной бумаге в ее традиционном понимании как документа, удостоверяющего имущественное право.

 [19] См. Josef H. Sommer. A Law of Financial Accounts: Modern Payment and Securities Transfer Law. / The Business Lawyer; Vol.53, August 1998. P. 1181-1182.

[20] См. Иоффе О. С. Правоотношение по советскому праву. / Избранные труды по гражданскому праву. М., Статут, 2000 г. С.572.

 [21] См. Маркс К. Капитал. / Маркс К., Энгельс Ф. Избранные сочинения. М., 1987 г., т.7. С. 31.

 [22] См. Покровский Б.В. Договор как правоотношение. / Сб.: Договор в гражданском праве: проблемы теории и практики. Алматы, 2000 г. т.1, с. 35-37.

 [23] В связи с заключением договора банковского обслуживания и зачислением денег на счет клиента банк также приобретает обязанность, которая возникает не в силу договора, а в силу публично-правовых актов, например, постановления суда о взыскании денег. В этом случае имеет место правомерное ограничение прав соответствующего клиента. Банк также обязан произвести списание сумм неустойки и штрафов по задолженности в уплате налогов на основании инкассовых распоряжений налоговых органов (см. ст. 147 Закона РК «О налогах и других обязательных платежах в бюджет»). Однако конституционность данной нормы налогового законодательства вызывает сомнения, т.к. согласно ст. п.3 ст.27 Конституции РК никто не может быть лишен своего имущества иначе, как по решению суда. А деньги (безотносительно их формы) прямо отнесены к имуществу на основании ст. 115 ГК. Однако, данная обязанность банка, возникающая в связи с реализацией договора банковского обслуживания, не охватывается содержанием гражданско-правового отношения по такому договору, а значит, не регулируется нормами ГК.

[24] Необходимо отметить, что сам термин «отражение договорных отношений» не имеет правового характера и не влечет юридических последствий. Если речь заходит о правоотношения, то, с позиций юриспруденции, они могут быть оформлены (когда имеет место форма договора), основаны (когда имеет место юридическое основание возникновения правоотношения), но не отражены.

[25] В данном случае не принимается во внимание положение абзаца второго п.1. ст.747 ГК, предусматривающее присвоение индивидуального идентификационного кода клиента. Эта норма настолько двусмысленна, что не позволяет с полной уверенностью утверждать, что именно эта норма обязывает банк открыть счет на основании соответствующего договора банковского обслуживания.

[26] См. Лунц Л.А. Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран./ Изд: Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., Статут, 1999 г. С.291-292; Josef H. Sommer. A Law of Financial Accounts: Modern Payment and Securities Transfer Law. / The Business Lawyer; Vol.53, August 1998. P. 1187 and 1193-1194; Маковская А. Залог денег и ценных бумаг. / М., Статут, 2000 г. С. 25-26; Карагусов Ф. Залог денег и банковских счетов по законодательству Республики Казахстан. / Сб.: Договор в гражданском праве: проблемы теории и практики. Алматы, 2000 г. Т.1, С. 76-79.

[27] Так, согласно п.2 ст.5 Закона РК «О платежах и переводах денег» предусматривается существование денег «в форме денежных обязательств банков, выраженных в виде записи по банковским счетам их клиентов». И хотя эта норма не указывает прямо на то, кто является управомоченным лицом по таким денежным обязательствам банка, Закон все-таки корректно и однозначно определил правовую природу безналичных денег как не являющихся вещью с позиций ГК.