Найти
<< Назад
Далее >>
Два документа рядом (откл)
Сохранить(документ)
Распечатать
Копировать в Word
Скрыть комментарии системы
Информация о документе
Справка документа
Поставить на контроль
В избранное
Посмотреть мои закладки
Скрыть мои комментарии
Посмотреть мои комментарии
Увеличить шрифт
Уменьшить шрифт
Корреспонденты
Респонденты
Сообщить об ошибке

О совершенствовании редакция некоторых статей ГК Республики Казахстан (Общая часть) о ценных бумагах (Карагусов Фархад Сергеевич, доктор юридических наук)

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

О совершенствовании редакция
некоторых статей ГК Республики Казахстан
(Общая часть) о ценных бумагах

 

Карагусов Фархад Сергеевич,

доктор юридических наук

 

Правовой институт ценных бумаг является традиционным для науки гражданского права и гражданского законодательства. Он сформирован в течение длительного периода времени и апробирован практикой. Его регламентация в законодательстве большинства современных государств представляет собой образец эффективного сочетания достижений цивилистической теории, деловой практики и юридической техники.

Развитие общественных отношений неизменно ставит и перед законодателем, и перед участниками имущественного оборота новые задачи. В частности, если изначально ценные бумаги использовались, прежде всего, для удостоверения имущественных прав их владельцев, то с течением времени, например, потребность эмитентов акций знать своих акционеров привела к созданию реестров акционеров как формы подтверждения прав на акции. Затем развитие научно-технического прогресса и общее ускорение ритма жизни обусловили создание электронных реестров и автоматизированных торговых систем для торговли инструментами привлечения и перераспределения инвестиций в отраслях экономики. Постепенно такие инструменты рынка ценных бумаг, как акции, облигации, государственные ценные бумаги и другие предметы массовых эмиссий (эмиссионные ценные бумаги) утратили свою форму ценной бумаги в классическом ее понимании как бумажного документа, а соответствующие имущественные права стали удостоверяться записями в электронных системах реестров и передаваться трансфертом по таким системам. Такое развитие привело к тому, что, утратив форму ценной бумаги, вышеперечисленные и другие виды эмиссионных ценных бумаг остались объектами рынка ценных бумаг как сферы перераспределения капиталов. Данная ситуация обусловила на современном этапе необходимость на уровне законодательства разграничить или объединить единым правовым режимом понятия ценной бумаги и бездокументарной ценной бумаги.

В законодательстве независимого Казахстана правовой режим ценных бумаг с регулируется, прежде всего, нормами Общей части ГК, принятой в декабре 1994 г. Так, в частности, ст.ст. 129 по 139-1 ГК РК (Общая часть) в настоящее время определяются понятие и виды ценных бумаг, требования к их форме и содержанию, порядок и условия их выпуска и обращения, а также регулируется соотношение ценных бумаг и т.н. бездокументарных ценных бумаг. За истекший с момента принятия ГК период времени редакция многих из этих статей претерпела немало изменений, некоторые из которых столь серьезны, что сегодня появились основания говорить о необходимости восстановления корректного правового режима ценных бумаг и целесообразности еще одной попытки надлежащего разграничения двух различных правовых концепций – ценной бумаги и бездокументарной ценной бумаги.

Со дня принятия ГК РК (Общая часть) и до настоящего времени эта проблема стоит перед казахстанским законодателем весьма остро, и ее эффективного решения еще не найдено. Основные дискуссии возникают по поводу природы бездокументарных ценных бумаг. Существуют две противоположные позиции. Согласно первой из них бездокументарные ценные бумаги являются собственно имущественными правами, которые прежде удостоверялись ценными бумагами (бумажными документами) соответствующих видов. Иная точка зрения заключается в признании бездокументарных ценных бумаг альтернативной ценным бумагам формой этих имущественных прав. Хотя эта дискуссия (в первую очередь, научная) не завершена, очевидным является то, что ценная бумага и бездокументарная ценная бумага представляют собой два различных правовых феномена и общим для них является только то, что эмиссионные ценные бумаги (например, акции и облигации) могут обращаться и как «бумажки», и в качестве бездокументарных ценных бумаг. Бесспорным является и факт того, что современный казахстанский рынок ценных бумаг допускает обращение на нем эмиссионных ценных бумаг только в качестве бездокументарных ценных бумаг.

В то же время и классический институт ценных бумаг не стал «правовым памятником». За последние несколько лет в казахстанском законодательстве создана основа для активного использования таких видов ценных бумаг, как зерновые расписки, ипотечные свидетельства, складские свидетельства (простые и двойные), коносаменты. Все они являются неэмиссионными ценными бумагами, а единственной формой их существования - бумажный документ строго определенного содержания. Нельзя с полной уверенностью утверждать и то, что для каких-то видов эмиссионных ценных бумаг в будущем законодатель не допустит их выпуск в форме ценных бумаг на бумажном носителе.

Таким образом, потребность в надлежащем регулировании режима классических ценных бумаг как бумажных документов строго определенного содержания, подчиняющихся специальному правовому режиму, сохраняется и имеет особую актуальность. Еще большую актуальность сохраняет задача создания надлежащего правового режима для бездокументарных ценных бумаг. До настоящего времени казахстанское законодательство не справлялось с этой задачей. Более того, ситуация усугубилась в связи с изменением рассматриваемых статей ГК в 2003 году, когда ценная бумага была признана «совокупностью определенных записей и других обозначений, удостоверяющих имущественные права». Было искажено законодательное отражение содержания классического правового института ценных бумаг, а для бездокументарных ценных бумаг был создан неадекватный правовой режим. Позиция автора по этому поводу более детально изложена в одной из предыдущих публикаций (пожалуйста, см. Карагусов Ф. Применение законодательства о финансовых счетах при регулировании обращения эмиссионных ценных бумаг (аналитический обзор законодательства Республики Казахстан). / Алматы: Юрист, №10, октябрь 2007. С.31-42.).

В связи с этим в целях более целесообразного законодательного регулирования института ценных бумаг на уровне Гражданского кодекса в настоящей статье излагаются предложения о корректировках некоторых статей Общей части ГК Республики Казахстан, относящихся к ценным бумагам.

Отправной точкой является понимание ценной бумаги как квалифицированной письменной формы удостоверения определенной категории имущественных прав. Особенности этой формы обусловили признание ценной бумаги объектом гражданских прав, чья стоимость основана на стоимости того имущественного права, которое ею удостоверяется. Поскольку же бездокументарные ценные бумаги не предполагают такого «бумажного носителя» соответствующих имущественных прав, очевидным является то, что ценные бумаги и бездокументарные ценные бумаги являются различными объектами гражданских прав. В связи с этим предлагается, прежде всего, изменить название параграфа 2 главы 3 ГК РК (Общая часть) на «Ценные бумаги и бездокументарные ценные бумаги».

Дальнейшее построение этого параграфа предлагается осуществить так, чтобы прежде всего восстановить (с немногочисленными редакционными коррективами) все нормы о ценных бумагах, которые существовали в первоначальной редакции ГК РК (Общая часть) 1994 года, т.е. законодательно закрепить классический институт ценных бумаг, сформированный цивилистической теорией и законодательной традицией задолго до приобретения независимости Республики Казахстан. Именно этот правовой режим является единственно возможным для векселей, чеков, складских свидетельств, ипотечных свидетельств, коносаментов и других видов ценных бумаг, не являющихся эмиссионными ценными бумагами.

 

В связи с этим в ст. 129 предлагается восстановить определение ценной бумаги, которое было закреплено этой статьей в ее первоначальной редакции. Вместе с тем, и в содержание этой редакции предлагаются два уточнения. В частности, важным моментом является специальное указание в легальном определении ценной бумаги на то, что она представляет собой документ на бумажном носителе. Это позволяет, во-первых, обеспечить возможность осуществления на ордерной ценной бумаге индоссаментов; во-вторых, избежать необоснованных попыток распространить это понятие на т.н. электронные документы, являющихся иным правовым феноменом, а также на другие носители информации, чьи характеристики не позволяют применять в отношении них классический правовой режим ценных бумаг; и в-третьих, создать необходимую основу для того, чтобы, установив требование к необходимым степеням защиты документа от подделки, обеспечить приемлемый уровень защищенности правомерных интересов законного владельца ценной бумаги.

Вторым моментом является специальное указание на такую существенную характеристику ценной бумаги, как неразрывность документа и удостоверяемого им имущественного права в процессе делового оборота. В частности, предлагаем специально оговорить, что передача удостоверяемого ценной бумагой права требует передачи самого документа. Помимо отражения этого значимого правила, такой поправкой будет акцентировано внимание на то, что ценная бумага предназначена не только для удостоверения имущественных прав, но и для обслуживания их активного обращения.

Видится целесообразным в этой же ст.129 однозначно установить правило о том, что содержание имущественного права, удостоверяемого конкретным видом ценной бумаги, определяется Гражданским кодексом или отдельными законодательными актами. При этом необходимо различать понятия «содержание имущественного права» и «объем прав, удостоверяемых ценной бумагой определенного вида». Например, Кодексом определено содержание прав владельцев акций как права на участие в управлении акционерным обществом, получение дивиденда по ней и части имущества акционерного общества при его ликвидации (ст.139), но объем прав по акциям различных выпусков разных эмитентов также различен в части гарантированного размера дивидендов по привилегированным акциям, периодичности выплаты дивидендов, перечня вопросов для участия в голосовании и др., и этот объем определяется уставом эмитента и условиями выпуска его акций.

Еще одной поправкой в прежнюю редакцию ст. 129 предлагается сохранение только одного основания признания ценной бумаги недействительной – отсутствие обязательных реквизитов. По каждому виду допускаемых к обращению в Казахстане ценных бумаг ГК или соответствующим законодательным актом устанавливается исчерпывающий перечень условий (реквизитов), которые обязательно должны содержаться в тексте ценной бумаги. Эта обязательность поддерживается указанным условием недействительности ценной бумаги. В то же время, содержащееся в этой статье в настоящее время дополнительное условие (основание) недействительности ценной бумаги («несоответствие ценной бумаги установленной для нее форме») является надуманным и не имеет реального правового эффекта, поскольку ценная бумага сама по себе представляет собой форму удостоверения определенных имущественных прав. Несоответствие ценной бумаги установленной для нее форме совершенно очевидно означает отсутствие ценной бумаги, а признавать недействительным отсутствующее невозможно.

В ст. 130 предлагается дать перечень признаваемых казахстанским законом видов ценных бумаг. На наш взгляд, отражены должны быть следующие три юридически значимые классификации: по содержанию удостоверяемых имущественных прав; по способности ценных бумаг обращаться на фондовом рынке и по способу легитимации владельцев ценных бумаг. В частности, правильным является сохранение неисчерпывающего перечня видов ценных бумаг, но целесообразно однозначно закрепить правило о том, что признание ценной бумагой осуществляется только на уровне законодательного акта (самого ГК или отдельного закона). Также предлагается, определив понятие эмиссионных ценных бумаг, указать, какие из видов ценных бумаг являются таковыми. При этом следует установить, что эмиссионные ценные бумаги могут выпускаться в качестве бездокументарных ценных бумаг.

В вопросе классификации по способу легитимации единственным дополнением предлагается допустить более высокую степень оборотоспособности (передаваемости) имущественных прав по именным ценным бумагам. Как известно, на данный момент ст.132 устанавливает возможность передачи прав по именной ценной бумаги уступкой требования. Нами же предлагается уточнить, что права, удостоверенные именной ценной бумагой, могут принадлежать не только поименованному в ее тексте лицу, но лицу, которому поименованное в именной ценной бумаге лицо передало удостоверяемое ею имущественное право в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 132 ГК. Этим предложением предполагается допустить более высокую степень оборотоспособности прав по именной ценной бумаге, не требующей в обязательном порядке обращение к выдавшему ее лицу при каждой передаче прав по ней.

С учетом этого, в ст.132 также предлагается заменить требование аннулирования именной ценной бумаги и выдачи новой бумаги на имя ее нового владельца условием о том, что при передаче прав по именной ценной бумаге другому лицу ее новый владелец вправе потребовать от обязанного по этой ценной бумаге лица замены приобретенной ценной бумаги именной ценной бумагой, оформленной на имя этого нового владельца. Кроме того, эта поправка решает важную правовую проблему, позволяя избежать аргумента о том, что аннулированием именной ценной бумаги при ее передаче прекращается удостоверяемое ею имущественное право, и таким образом у правопреемника отсутствует основание для выдачи ему новой именной ценной бумаги. Действующая сегодня редакция дает достаточно оснований для этого аргумента. Полагаем, что при принятии данного предложения возможные ссылки на ликвидацию понятия именной ценной бумаги представляются необоснованными, ибо в результате цессии именная бумага с указанием прежнего владельца сохраняет за собой юридическую силу удостоверения соответствующего имущественного права, а инструмент, которым будет оформлена такая цессии, будет подтверждать надлежащую передачу этого права.

Ввиду неокончательного решения в теории гражданского права вопроса о природе бездокументарной ценной бумаги в ст.135 предлагается сознательно избегать определения бездокументарных ценных бумаг как формы удостоверения имущественных прав, либо как самих этих прав. Однако с необходимой однозначностью следует установить, что бездокументарные ценные бумаги не являются ценными бумагами, и в случае выпуска бездокументарных ценных бумаг их владельцам не выдаются ценные бумаги как бумажные документы строго определенного содержания. Это означает, что в отношении бездокументарных ценных бумаг не применяются правила о подтверждении прав владением подлинником ценной бумаги, передаче этих прав вручением этого подлинника правопреемнику (в том числе с осуществлением индоссамента), исполнении по ценным бумагам только по предъявлении ее подлинника обязанному лицу, ограничении его возражений содержанием документа и, в сущности, все иным правила, которые формируют правовой режим классических ценных бумаг. Причем эти правила неприменимы исключительно потому, что их применение объективно невозможно ввиду отсутствия бумажного носителя соответствующего субъективного имущественного права в случае выпуска бездокументарных ценных бумаг.

Вместе с тем, необходимо закрепить, что удостоверение прав владельцев бездокументарных ценных бумаг осуществляется в форме записей в системах реестров владельцев соответствующих бездокументарных ценных бумаг, а права на них возникают с момента регистрации этих прав (осуществления записей об их правообладателях и виде приобретенного ими права) в системах реестров владельцев соответствующих бездокументарных ценных бумаг. Передача же прав владельцев бездокументарных ценных бумаг, а также их обременения осуществляются на основании соответствующих гражданско-правовых договоров и считаются осуществленными с момента регистрации прав на имя нового правообладателя в системе реестров владельцев соответствующих бездокументарных ценных бумаг. Принимая во внимание обращение эмиссионных ценных бумаг в рамках рынка ценных бумаг, необходимо предусмотреть, что порядок и условия формирования и ведения системы реестров владельцев бездокументарных ценных бумаг, а также требования к правовому статусу и деятельности эмитентов и профессиональных участников рынка ценных бумаг, обеспечивающих ведение таких систем реестров владельцев бездокументарных ценных бумаг, определяется законодательными актами Республики Казахстан о рынке ценных бумаг.

Поскольку в качестве бездокументарных ценных бумаг выпускаются только эмиссионные ценные бумаги, объем прав владельца бездокументарной ценной бумаги определяются условиями (проспектом выпуска) соответствующих бездокументарных ценных бумаг. Объем прав владельцев акций, выпущенных в качестве бездокументарных ценных бумаг, дополнительно определяется уставом их эмитента.

Предлагается рассматривать бездокументарные ценные бумаги в качестве объектов гражданских прав, в связи с чем целесообразно определить, что права владельцев бездокументарных ценных бумаг возникают по основаниям, предусмотренным статей 7 настоящего Кодекса, а защита этих прав осуществляется в соответствии со статьей 9 настоящего Кодекса.

Ряд наших предложений касается конкретных видов ценных бумаг. Например, в ст. 139 предлагается специально оговорить, что акция акционерного общества, являющегося коммерческой организацией, и акция акционерного общества-некоммерческой организации являются различными видами ценных бумаг; акции некоммерческих АО не являются инструментами рынка ценных бумаг. Наиболее же целесообразным было бы вообще исключить из казахстанского законодательства возможность создания некоммерческих организаций в форме акционерных обществ.

Предлагается также восстановить ст.ст.137 и 138, определяющие понятия чека и векселя в качестве отдельных видов неэмиссионных ценных бумаг, а также дополнить ГК статьями с определениями коносамента, складских документов (простого складского свидетельства, двойного складского свидетельства) и ипотечного свидетельства и указаниями на то, что вопросы их выпуска и обращения регламентируются ГК или отдельными законодательными актами. При этом обращает на себя внимание то, что Закон РК «Об ипотеке недвижимого имущества», определяя ипотечное свидетельство в качестве ордерной ценной бумаги и требуя регистрацию в уполномоченных органах каждой передачи ипотечного свидетельства, создал какой-то новый вид ценной бумаги по способу легитимации ее владельца. Наиболее целесообразным было бы в этом случае исключить требование о такой регистрации при обращении ипотечных свидетельств.

Таким образом, концепция предлагаемой редакции статей ГК РК (Общая часть) о ценных бумагах основывается на том, что неизмененным остается законодательное регулирование института классических ценных бумаг как квалифицированной формы удостоверения имущественных прав и, вследствие этого, особого объекта гражданских прав. В то же время предусматривается, что виды ценных бумаг, как инструментов рынка ценных бумаг являющихся эмиссионными, могут обращаться в качестве бездокументарных ценных бумаг. Последние представляют собой отдельный вид объектов гражданских прав, и в отношении них не применим правовой режим ценных бумаг, но основания возникновения прав на бездокументарные ценные бумаги предусматриваются ГК РК, и их защита осуществляется в соответствии с положениями ГК РК. Правообладатель по бездокументарным ценным бумагам легитимируется записями в специальных системах реестров, а порядок регистрации и передачи этих прав регулируется законодательством о рынке ценных бумаг.