Найти
<< Назад
Далее >>
Два документа рядом (откл)
Сохранить(документ)
Распечатать
Копировать в Word
Скрыть комментарии системы
Информация о документе
Информация о документе
Поставить на контроль
В избранное
Посмотреть мои закладки
Скрыть мои комментарии
Посмотреть мои комментарии
Увеличить шрифт
Уменьшить шрифт
Корреспонденты
Респонденты
Сообщить об ошибке

Выступления на семинаре, организованном Азиатским банком развития и КазГЮУ (г. Астана, 19 и 20 августа 2003 г.) (Карагусов Ф.С., директор Юридического департамента ОАО «Народный Банк Казахстана», кандидат юридических наук)

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

Выступления на семинаре,
организованном Азиатским банком развития и Казгюу
(г. Астана, 19 и 20 августа 2003 г.)

 

Карагусов Ф.С.,

директор Юридического департамента

ОАО «Народный Банк Казахстана»,

кандидат юридических наук

 

 

Тема 1: Акции как объект приватизации. Понятие и виды.

 

Акции являются одной из разновидностей ценных бумаг, предусмотренной п.2 ст. 129 ГК РК. Согласно же ст. 115 ГК РК ценные бумаги также представляют собой одну из разновидностей имущественных благ и прав и в качестве таковой отнесены к категории имущества. Более того, п. 3 ст.116 кодекса непосредственно указывает на ценные бумаги как движимое имущество.

В связи с этим к ценным бумагам в целом и к акциям в частности применимы принципы обращения имущества в сфере хозяйственной деятельности. В первую очередь, в отношении ценных бумаг в полной мере применяется закрепленное в ст. 116 ГК РК основное свойство объектов гражданских прав - их оборотоспособность. Это свойство, как следует из упомянутой статьи, означает способность объектов гражданских прав свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) или иным способом, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте.

Следует отметить, что традиционно в гражданско-правовой доктрине признают только два основных (а скорее всего, единственных) способа передачи имущества от одного лица к другому - в порядке универсального правопреемства и контрактную передачу имущества, основанную на гражданско-правовых договорах. Как, вероятно, указывалось в предыдущих лекциях, приватизация означает продажу государственного имущества в собственность негосударственных субъектов, основанную на договоре купли-продажи. Поскольку же акции как разновидность ценных бумаг на уровне законе признаются объектом приватизации, то в рамках таковой эти акции, составляющие государственный пакет и являющиеся объектами гражданских прав, переходят из государственной собственности в частную именно в рамках и на условиях контрактной передачи.

То, что акции, находящиеся в собственности государства и являющиеся одним из видов государственного имущества, признаны объектом приватизации, следует из ст. 5 Указа Президента РК, имеющего силу закона, «О приватизации». Так, п. 1 названной статьи отдельно выделяет акции в ряду других видов имущества, также являющихся объектами приватизации. Что же представляют собой акции в качестве имущества, которое может быть приватизировано?

Легальное определение понятия акции содержится сразу в нескольких важных нормативных правовых актах Республики Казахстан. В первую очередь, легальное определение термина акции содержится в соответствующих статьях ГК РК.

В частности, ст. 139 ГК РК закрепляет, что акция - представляет собой ценную бумагу, выпускаемую акционерным обществом и удостоверяющую права на участие в управлении акционерным обществом, получение дивиденда по ней и части имущества акционерного общества при его ликвидации. Аналогичное определение акции содержится и в ст. 1 Закона «Об акционерных обществах» от 13 мая 2003 г.

Представляется целесообразным сразу отметить факт того, что легальное определение понятия акции, существовавшее в течение ряда лет после принятия общей части ГК, претерпело изменения в связи с принятием Закона РК от 16 мая 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам рынка ценных бумаг». Для сравнения вспомним, что в прежней редакции ст. 139 ГК РК акцией признавалась ценная бумага, удостоверяющая право ее держателя (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении делами акционерного общества и на часть имущества, оставшегося после его ликвидации.

Как мы видим, новая дефиниция по сравнению с прежней отличается тем, что:

1) прямо указывается на акционерное общество как единственную категорию субъектов, имеющих право выпускать акции;

2) на первое место среди правомочий акционера выведено право на участие в управлении обществом. Это оправдано тем, что основной целью инвестирования в акции, хотя и остается получение дохода, но через развитие бизнеса самого общества и повышения его прибыльности, для чего акционеру предоставляется право участием в управлении обществом всячески способствовать такому развитию. При этом новая дефиниция содержит более корректные формулировки: акционер имеет право участвовать именно в управлении обществом предусмотренными законом способами. Участие же в управлении делами общества, как предлагала прежняя редакция этого понятия, допускало необоснованные требования управленческих решений по делам (т.е. вопросам) оперативной деятельности общества, что отнесено к компетенции совета директоров и исполнительного органа общества. Как вы знаете, новый Закон «Об акционерных обществах» более четко разграничил сферы компетенции и ответственности различных органов общества. Например, этот закон уже не предусматривает права общего собрания акционеров по своему усмотрению рассматривать и принимать решения по любым вопросам деятельности общества, а ст. 53 прямо запрещает совету директоров принимать решения по вопросам, относящимся к компетенции исполнительного органа;

3) новая редакция уточняет, что акционер имеет право на получение дивидендов в качестве дохода самого акционера, а не части прибыли общества. Другими словами, дивиденд выплачивается из собственных средств акционерного общества и является доходом акционера;

4) право на получение части имущества акционерного общества в своем существовании ограничивается периодом ликвидации общества: только в течение этого срока акционер вправе реализовать это свое полномочие. После ликвидации акционерного общества акционер не вправе требовать получения части имущества общества, поскольку последнее уже не существует, а следовательно не существует и его имущества. Это уточнение представляется принципиально правильным.

Итак, из вышеприведенной новой редакции определения термина акции следует два основных момента, требующие однозначного уяснения в целях понимания всех особенностей акций как разновидностей движимого имущества. Такими моментами являются следующие:

- акция есть разновидность ценных бумаг;

- эмитентом акции может быть только акционерное общество.

Первый из этих двух моментов означает, что основные вопросы, связанные с правовым режимом акции (форма, порядок и условия появления в обороте, передачи, исполнения обязанностей по акциям, прекращения прав по ней и др.) регулируются нормами ГК РК о ценных бумагах как объектах гражданских прав, а также специальным законом о рынке ценных бумаг. Именно этот закон имеется ввиду, когда в статьях ГК обнаруживаются отсылочные нормы применительно особенностям передачи прав по эмиссионным ценным бумагам, каковыми являются акции, а также порядку открытия счетов для учета таких ценных бумаг.

Второй из отмеченных моментов указывает на то, что классификация акций, порядок из выпуска в обращение, содержание и условия исполнения конкретных полномочий, предоставляемых владением акциями, и др. регламентируются самостоятельным законодательным актом - законом об акционерных обществах.

В связи с этим представляется целесообразным прежде всего рассмотреть основные аспекты правового режима ценных бумаг, устанавливаемого нормами ГК РК.

Сразу отмечу, что концепция ценных бумаг, закрепленная в законодательстве Казахстана в течение предыдущих нескольких лет, кардинально изменилась не далее как три месяца назад. Так, до момента принятия Закона РК от 16 мая 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам рынка ценных бумаг» ст. 129 ГК содержало совершенно однозначное определение понятия ценной бумаги, из которого можно было идентифицировать все присущие ценной бумаге особенности, отличающие их от других видов имущества и форм удостоверения субъективных имущественных прав. В частности, прежде на уровне ГК РК ценной бумагой признавался документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление которых возможно только при его предъявлении. Такое определение до сих пор содержится в гражданских кодексах большинства стран СНГ.

Традиционно ценная бумага представляет собой именно бумажный документ, своим строго регламентированным законом содержанием удостоверяющий регулируемое законом оборотоспособное субъективное имущественное право однозначно идентифицируемого этим документом его владельца, которое может быть осуществлено при условии предъявления подлинника этого документа указанному в нем должнику либо передано третьему лицу посредством строго регламентированных законом действий по передаче ему подлинника документа. Исходя из этого определения, закон целесообразно регулирует виды ценных бумаг, способы их передачи, распределяет риск владельца ценной бумаги и должника по ней, а также предусматривает однозначные и действенные способы правовой охраны прав субъектов правоотношений, связанных с ценными бумагами.

Наиболее важным аспектом данного понятия является то, что отделение ценной бумаги как документа от удостоверяемого ею субъективного имущественного права приводит к лишению ценной бумаги правового значения и социально-экономической ценности. В свою очередь, само имущественное право не прекращается, однако, возможность требовать от должника принудительного исполнения его обязательства в пользу правообладателя становится минимальной.

Это обстоятельство влечет за собой, по крайней мере, два правовых последствия. Первое заключается в том, что неразрывность ценной бумаги и имущественного права позволили отнести ценные бумаги к категориям имущества и, соответственно, объектов гражданских прав. Из смысла же ст.ст. 115 и 116 ГК РК следует, что имущество, являющееся объектом гражданских прав, должно быть оборотоспособным, т.е. ликвидным, и, следовательно, обладать стоимостью. Ликвидность же ценной бумаги обусловливается только стоимостью удостоверяемого ею имущественного права, прекращение которого влечет за собой нецелесообразность (фактическое прекращение) обращения ценной бумаги в качестве объекта гражданских прав.

Второе немаловажное обстоятельство заключается в том, что имущественное право, удостоверяемое ценной бумагой, может быть отделено от нее, но продолжать существовать в качестве объекта гражданских прав. Но здесь возникает потребность в адекватной замене ценной бумаги другой формой, которая бы объективировала бестелесное имущественное право, позволяла бы идентифицировать его и обеспечить его оборотоспособность. В данном случае нет ничего неправомерного, задача заключается лишь в поиске необходимой формы и регламентации ее режима. Но необходимо иметь в виду то, что к ценным бумагам эта форма уже не будет иметь никакого отношения.

Таким образом, существовавшее прежде в ст. 129 ГК РК определение ценной бумаги в целом соответствовала природе этих правовых инструментов и их предназначению в обороте, аналогичным образом отраженному в законодательстве всех государств рыночного типа. Это определение позволяло отделить ценные бумаги от других способов удостоверения субъективных имущественных прав, в том числе вышеперечисленных прав акционеров, обеспечить их оборотоспособность, признавая ценные бумаги передаваемыми объектами гражданских прав, и защиту законных интересов их держателей, оптимально сбалансировав их с публичным интересом.

Однако, в соответствии с новым законодательством ценная бумага сегодня определяется как «совокупность определенных записей и других обозначений, удостоверяющих имущественные права» (п. 1 ст. 129 ГК РК). Эта дефиниция ликвидировала все существенные признаки, идентифицирующие ценную бумагу среди других способов удостоверения имущественных прав. Сразу возникло множество вопросов. Чем, в частности, теперь ценная бумага отличается от простого письменного договора, от записи в реестре, например, прав на недвижимость, от простой расписки в получении имущества в долг и т.д.? Какие «определенные» записи и обозначения должны составлять ту совокупность, которая теперь называется ценной бумагой? Какие «обозначения» (и обозначения чего?) должны быть включены в эту совокупность, чтобы она была ценной бумагой? И вообще, зачем нам простое удостоверение имущественного права такой ценной бумагой, если основной смысл ценной бумаги изначально и до рассматриваемых в настоящей статье изменений в законодательстве Казахстана заключался в том, чтобы надежно удостоверенное ценной бумагой субъективное имущественное право могло быть свободно передано другому лицу с осуществлением строго регламентированных законом действий?

На все эти вопросы, видимо, придется искать обоснование в теории права. Однако наши исследования правовой природы ценных бумаг на протяжении нескольких лет позволяют нам утверждать, что таких обоснований в теории гражданского (частного) права нет.

Что же случилось с изменением легального определения ценной бумаги в Республике Казахстан? Во-первых, ценной бумаге как форме существования имущественных прав и объекту гражданских прав отказано в существовании. Во-вторых, к категории объектов гражданских прав отнесено то, что по своей сути не может быть к ним отнесено.

Дело в том, что в ст. 115 ГК РК ценные бумаги как были отнесены к объектам гражданских прав, так и относятся. Однако само изменившееся понятие ценной бумаги теперь означает, что объектом гражданских прав может быть некая совокупность записей, удостоверяющих имущественные права. Этот нонсенс не поддается пониманию. В отношении каждого объекта гражданских прав должны существовать права их владельца, позволяющие ему распоряжаться этим объектом, включая его передачу третьим лицам. Как в данном случае может совокупность записей кому-то принадлежать на праве собственности? Как может эта совокупность быть истребована из чужого незаконного владения? Кроме того, если в случае бездокументарных ценных бумаг запись и ее изменения осуществляется реестродержателем или номинальным держателем, то эта запись как ценная бумага не принадлежит ни указанным субъектам, ни собственно владельцу ценных бумаг. Она лишь удостоверяет, что последнему принадлежат определенные имущественные права, идентифицируемые, например, в уставе эмитента или в проспекте выпуска. Следовательно, это не во власти владельца ценных бумаг распорядиться такой записью.

В связи с этим думается, что изменение формулировки определения ценной бумаги в ст. 129 ГК РК не является оправданным. Как нам видится, законодатель этим самым преследовал цель разрешить давно назревшую проблему соотношения ценных бумаг как особых категорий юридических документов и бездокументарных ценных бумаг. Но эта важная задача не может быть решена путем упразднения одного действующего института, проверенного временем и практикой, необоснованным набором правил, установленных без учета содержания гражданского кодекса и природы соответствующих гражданско-правовых отношений.

В этой ситуации наиболее целесообразным было бы сохранить институт ценных бумаг, как он существовал прежде. Одновременно действительно необходимым было выделить, что и было сделано внесенными изменениями в ГК РК, отдельно эмиссионные ценные бумаги, идентифицировав их, однако, не только по формальным признакам (наличие однородных признаков и реквизитов, обращение на единых для данного выпуска условиях), но и по природе тех субъективных имущественных прав, которые удостоверяются этими бумагами (инвестиции в капитал или предоставление земных средств), и сфере их обращения (рынок капитала). [Раскрыть подробнее].

Следующим шагом достаточным было бы указать, что эмиссионные ценные бумаги являются бездокументарными ценными бумагами, т.е. соответствующие права удостоверяются записями по специальному счету ценных бумаг и передаются изменением содержания этих записей. Ведение же таких счетов осуществляется специально уполномоченными и ответственными субъектами. То есть сами бездокументарные ценные бумаги, если мы хотим сохранить за ними статус имущества и объектов гражданских прав (что представляется целесообразным) должны быть признаны субъективными имущественными правами определенного содержания, удостоверяемые вышеуказанным способом. Для сведения сообщаю о имеющейся среди ученых-цивилистов и практиков рынка ценных бумаг довольно жесткой дискуссии о природе бездокументарных ценных бумаг. Основные две противоположные точки зрения заключаются в том, что в соответствии с одной из них бездокументарные ценные бумаги - это субъективные имущественные права определенного содержания, согласно же другой точке зрения они представляют собой саму запись в реестре. Я убежден в корректности первой позиции, а слабость второй я уже отметил ранее.

В связи с этим представляется некорректным содержащееся в новой редакции ст. 129 ГК РК определение бездокументарных ценных бумаг как ценных бумаг, выпущенных в бездокументарной форме (в виде совокупности электронных записей). Такая дефиниция сразу же исключает бездокументарные ценные бумаги из круга объектов гражданских прав, а соответствующих правообладателей лишает возможности свободно осуществлять права обладателей такими ценными бумагами и пользоваться правовой охраной этих своих прав.

В связи с описанным изменением легального определения ценной бумаги были внесены и другие поправки, допускающие выхолащивание и извращение подлинной правовой сущности ценных бумаг. Обо всех говорить не буду. Отмечу лишь те, которые касаются и правового режима акций. При изложении же этих замечаний буду краток и предположу, что вам известны основные положения ГК РК до внесенных поправок, а также ГК тех стран, которых представляют наши участники. Отмечу еще раз, что в большинстве стран СНГ гражданские кодексы совпадают по своему содержанию по большинству аспектов. Вот теперь от них отличается только казахстанский ГК.

Некорректной является и новая формулировка п.1 ст. 130, согласно которой при передаче так называемой документарной ценной бумаги на хранение лицензированному профессиональному участнику рынка ценных бумаг подтверждением права на такую бумагу является выписка со счета, открытого данным профессиональным участником в целях ее учета. Природа ценной бумаги такова, что подтверждение прав на нее (легитимация ее управомоченного держателя) обусловлено владением ценной бумаги и ее содержанием, указывающим на упомянутого держателя. Другими словами право на ценную бумагу удостоверяется только самой этой ценной бумагой.

Этот постулат обусловил и соответствующее распределение риска в правоотношениях по ценным бумагам. Наиболее убедительным является пример предъявительских и ордерных с последним бланковым индоссаментом ценных бумаг: выбытие такого документа из рук его владельца влечет за собой риск утраты и соответствующего права, удостоверяемого таким документом. Именно поэтому передача таких ценных бумаг на хранение, хотя и допустима, но нецелесообразна. Но особенно недопустимым является то, что эта статья установила приоритет содержания выписки со счета перед содержанием ценной бумаги в случае расхождения между ними. Эта норма, действительно, свела к нулю все правовое значение ценной бумаги для делового оборота.

Небрежное обращение с выводами теории гражданского права и практики реализации гражданско-правовых отношений обусловило и некорректную классификацию ценных бумаг. Так, п.3 ст. 129 ГК РК в новой редакции делит ценные бумаги по форме выпуска на документарные и бездокументарные, эмиссионные и неэмиссионные, именные, предъявительские и ордерные. Не вызывает возражений существование перечисленных классификаций ценных бумаг. Однако каждая классификация должна иметь свое юридически значимое основание. Новый же Закон для всех перечисленных разделений ценных бумаг определил только одно основание - форму выпуска. Это представляется неправильным по следующим причинам.

Форму выпуска как основание для классификации ценных бумаг можно рассматривать только в случае, когда речь идет о выпуске ценных бумаг либо о выпуске совокупности имущественных прав для обращения на рынке капитала в качестве бездокументарных ценных бумаг. Что касается таких видов ценных бумаг, как предъявительские, ордерные и именные, то они, во-первых, характерны только для традиционных ценных бумаг в форме бумажного документа, а во-вторых, основанием для такой классификации является способ легитимации по бумаге (т.е. подтверждения прав притязаний по ней) ее владельца, а не форма выпуска. Разделение же ценных бумаг на эмиссионные и неэмиссионные обусловливается, как уже отмечалось выше, содержанием удостоверяемых ими субъективных гражданских прав, возможностью их массовой эмиссии и сферой их обращения. В частности, неэмиссионная ценная бумага не может быть объектом рынка ценных бумаг (рынка капитала) и, как правило, выпускается с учетом, если так можно выразиться, индивидуально-определенных для нее условий обращения и погашения.

Каждая из этих классификаций обусловливает и соответствующие правовые последствия, связанные с выпуском ценных бумаг, передачей прав по ним, подтверждения исполнения предусмотренных ими обязанностей должника и др. В том числе они означают, что неэмиссионные ценные бумаги не могут выпускаться в бездокументарной форме, а разделение по способу легитимации (см. выше) характерно только для традиционных ценных бумаг в форме документа.

Отсутствие четких законодательных критериев ценной бумаги и оснований для закрепленных в ГК РК классификаций ценных бумаг обусловливает откровенные нонсенсы на практике. Об одном из таких мы уже указывали в своих предыдущих публикациях, критикуя попытку введения в оборот эмиссионной ценной бумаги складской коносамент «Унифицированный зерновой варрант».6 Аналогичной критики заслуживает признание банковского депозитного сертификата неэмиссионной именной ценной бумагой, выпускаемой в бездокументарной форме и «удостоверяющей права ее держателя на получение по истечении установленного для нее условиями выпуска срока обращения либо до его истечения, ее номинальной стоимости, а также вознаграждения в размере, установленном условиями выпуска».7

По сути, этот депозитный сертификат призван подтверждать наличие прав у вкладчика банка по сберегательному счету. Но ведь эти права уже удостоверяются содержанием этого счета и соответствующим договором между банком и его клиентом! Зачем дублировать одну электронную запись еще одной записью, уже удостоверяющей право на депозитный сертификат? Весь смысл такого сертификата видится лишь в том, чтобы облегчить уступку прав вкладчика в отношении депозита третьему лицу способами, характерными для передачи прав по традиционным ценным бумагам. То есть, поскольку он (сертификат) является неэмиссионной ценной бумагой, а права вкладчика удостоверяются содержанием банковского счета, то и сам сертификат должен иметь конкретную материальную форму бумажного документа. Только в таком случае можно согласиться с экономической целесообразностью признания этих сертификатов ценными бумагами.

Таким образом, еще раз подчеркну, что основной причиной описанных изменений в законодательстве можно указать правомерную попытку уложить в рамки законодательства происходящие сегодня объективные процессы вытеснения бумажного носителя из оборота ценных бумаг. Эти процессы обусловлены и развитием информационных технологий, и возрастающей потребностью субъектов рыночных отношений в упрощенных и более быстрых способах передачи активов. К сожалению, эту попытку нельзя назвать удачной. Во-первых, проигнорированы достижения многовековой теории ценных бумаг в гражданском праве, во-вторых, не принято во внимание активизация обращения некоторых разновидностей классических ценных бумаг в форме бумажного документа (коммерческие векселя, ипотечные свидетельства, зерновые расписки), оставшиеся без должной правовой основы.

Тем не менее, эти законодательные новеллы имеют и позитивные изменения. В частности, ст. 129 ГК теперь закрепляет легальное определение эмиссионных ценных бумаг. А это имеет прямое отношение к правовому режиму акций, поскольку в п. 2 ст. 139 ГК РК теперь однозначно указывается, что акции выпускаются только как именные эмиссионные ценные бумаги.

Согласно же ст. 129 ГК РК эмиссионные ценные бумаги представляют собой ценные бумаги, обладающие в пределах одного выпуска однородными признаками и реквизитами, размещаемые и обращающиеся на основании единых для этого выпуска условиях. Такое определение является в достаточной мере корректным и в целом совпадает с содержанием этого термина в законодательстве и практике большинства развитых государств рыночного типа и стран СНГ.

Смысл выделения самостоятельной категории заключается в том, чтобы очертить круг объектов именно рынка ценных бумаг как рынка капиталов, отграничить их от коммерческих ценных бумаг и товарных распорядительных инструментов. Смысл же такого разделения обусловлен существенными особенностями в части формы эмиссионных ценных бумаг, их выпуска, размещения и погашения, правил их обращения и др. Существенные различия заключаются и в предъявлении особых требований к должникам по таким ценным бумагам, являющимся их эмитентами. Такими требованиями, например, являются предусмотренные Законом «О рынке ценных бумаг» ответственность эмитентов за государственную регистрацию осуществляемых ими выпусков эмиссионных ценных бумаг, опубликовании информации о размещаемых ценных бумагах, соблюдении условий размещения, представления отчетов о размещении, соблюдение требований к размеру и структуре уставного капитала эмитентов и мн.др.

Следует еще раз отметить, что эти и ряд других новелл являются существенной особенностью казахстанского ГК по сравнению с законодательством всех других стран СНГ, гражданские кодексы которых, как и казахстанский, были приняты с учетом рекомендаций Модельного ГК, и которые регулируют институт ценных бумаг, как он традиционной регулируется на протяжении столетий в законодательстве стран частного права (континентальной Европы).

Как уже отмечалось, согласно ст. 1 Указа Президента РК, имеющего силу закона, «О приватизации» приватизация означает продажу государственного имущества в собственность физическим, негосударственным юридическим лицам и иностранным юридическим лицам, производимую по воле государства как собственника, в рамках специальных процедур, установленных упомянутым Указом, или в порядке, им определяемом. Ст. 5 этого Указа прямо указывает на акции, находящиеся в государственной собственности как объект приватизации.

Ст. 139 ГК прямо относит акции к эмиссионным ценным бумагам, называя их при этом именными. В соответствии с Законом «Об акционерных обществах» акция неделима. Если же акция принадлежит на праве общей собственности нескольким лицам, все они признаются одним акционером и пользуются правами, удостоверенными акцией, через своего общего представителя.

Согласно ст. 139 ГК РК порядок выпуска акций устанавливается законодательством Республики Казахстан о рынке ценных бумаг. Таким образом, акции признаны объектом рынка ценных бумаг. Обращение акций, в том числе их приватизация должны иметь место в рамках рынка ценных бумаг с соблюдением соответствующего законодательства.

Закон «Об акционерных обществах» предусматривает два вида акций: простые и привилегированные. Для обоих видов характерным являются то, что такие акции являются эмиссионными ценными бумагами, выпускаются только в бездокументарной форме и являются именными.

Выпуск акций в бездокументарной форме означает то, что статус и права акционера подтверждаются не документом на бумажном носителе, а совокупностью электронных записей в соответствующем реестре акционеров данного общества. А передача или ограничение, обременение этих прав осуществляется посредством трансферта по таким записям на основании соответствующих приказов сторон соответствующей сделки с приложением требуемых по закону документов.

Различие между двумя этими видами акций обусловливается объемом полномочий, предоставляемым их владельцам. Акция одного вида предоставляет каждому акционеру, владеющему ею, одинаковый с другими владельцами акций данного вида объем прав, если иное не установлено настоящим Законом «Об акционерных обществах» (пока таких установлений не имеется).

Название привилегированные акции является довольно условным. Дело в том, что различие в объеме правомочий простых и привилегированных акционеров таковы, что едва ли однозначно можно сказать, какая их этих категорий акционеров является более привилегированной.

Согласно ст. 13 Закона «Об акционерных обществах» простая акция предоставляет акционеру право на участие в общем собрании акционеров с правом голоса при решении всех вопросов, выносимых на голосование, право на получение дивидендов при наличии у общества чистого дохода, а также части имущества общества при его ликвидации в порядке, установленном законодательством Республики Казахстан.

В свою очередь, акционеры - собственники привилегированных акций имеют преимущественное право перед акционерами - собственниками простых акций на получение дивидендов в заранее определенном гарантированном размере, установленном уставом общества, и на часть имущества при ликвидации общества в порядке, установленном настоящим Законом. При этом привилегированная акция не предоставляет акционеру права на участие в управлении обществом, за исключением следующих случаев:

1) общее собрание акционеров общества рассматривает вопрос, решение по которому может ограничить права акционера, владеющего привилегированными акциями. Решение по такому вопросу считается принятым только при условии, что за ограничение проголосовали не менее чем две трети от общего количества привилегированных акций;

2) общее собрание акционеров общества рассматривает вопрос о реорганизации либо ликвидации общества;

3) дивиденд по привилегированной акции не будет выплачен в полном размере в течение трех месяцев со дня истечения срока, установленного для его выплаты.

Закон не регулирует вопрос о том, как возникает право голоса у привилегированных акционеров. В связи с этим представляется, что это право возникает на основании закона автоматически по наступлении соответствующего события.

Количество привилегированных акций общества не должно превышать двадцать пять процентов от общего количества его объявленных акций.

Необходимо иметь ввиду, что несмотря на вышесказанное законодательными актами Республики Казахстан могут быть установлены ограничения на:

1) совершение сделок с акциями общества;

2) максимальное количество акций общества, принадлежащих одному акционеру;

3) максимальное количество голосов по акциям общества, предоставляемых одному акционеру.

 Помимо общей декларации о правах акционеров Закон «Об акционерных обществах» содержит конкретизацию тех трех правомочий акционера, которые отражены в легальной дефиниции термина акция. В частности, акционер общества имеет право:

1) участвовать в управлении обществом в порядке, предусмотренном настоящим Законом и уставом общества;

2) получать дивиденды;

3) получать информацию о деятельности общества, в том числе знакомиться с финансовой отчетностью общества, в порядке, определенном общим собранием акционеров или уставом общества;

4) получать выписки от регистратора или номинального держателя, подтверждающие его право собственности на ценные бумаги;

5) предлагать общему собранию акционеров общества кандидатуры для избрания в совет директоров общества;

6) оспаривать в судебном порядке принятые органами общества решения;

7) обращаться в общество с письменными запросами о его деятельности и получать мотивированные ответы в течение тридцати дней с даты поступления запроса в общество;

8) на часть имущества при ликвидации общества;

9) преимущественной покупки акций или других ценных бумаг общества, конвертируемых в его акции, в порядке, установленном Законом.

Дополнительно к этому крупный акционер также имеет право:

1) требовать созыва внеочередного общего собрания акционеров или обращаться в суд с иском о его созыве в случае отказа совета директоров в созыве общего собрания акционеров;

2) предлагать совету директоров включение дополнительных вопросов в повестку дня общего собрания акционеров в соответствии с настоящим Законом;

3) требовать созыва заседания совета директоров;

4) требовать проведения аудиторской организацией аудита общества за свой счет.

Понятие крупного акционера закреплено в Законе «Об акционерных обществах» и означает акционера или нескольких акционеров, действующих на основании заключенного между ними соглашения, которому (которым в совокупности) принадлежать 10 и более (в народном обществе - 5 и более) процентов голосующих акций общества.

Законом запрещены ограничения вышеперечисленных прав акционеров. Правда, реальных последствий допущенных ограничений таких прав законодательство РК сегодня не содержит, за исключением общей возможности обращения в суд.

Закон допускает возможность того, чтобы устав общества предусматривал иные права акционеров.

Необходимо иметь ввиду, что, несмотря на то, что общее определение понятия акций не предусматривает наличие у акционеров каких-либо обязанностей, такие обязанности существуют, и они исчерпывающе определены Законом «Об акционерных обществах. В частности, акционер общества обязан:

1) оплатить акции;

2) в течение десяти дней извещать регистратора и номинального держателя акций, принадлежащих данному акционеру, об изменении сведений, необходимых для ведения реестра держателей акций общества;

3) не разглашать информацию об обществе или его деятельности, составляющую служебную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну;

4) исполнять иные обязанности в соответствии с настоящим Законом и иными законодательными актами Республики Казахстан.

Закрепление этих обязанностей обусловлено содержанием ГК РК и общей договорной природой отношений акционера и общества.

Рассмотрим ряд правомочий акционера подробнее.

1. Общество, имеющее намерение разместить объявленные акции или другие ценные бумаги, конвертируемые в простые акции общества, а также разместить ранее выкупленные указанные ценные бумаги, обязано за тридцать дней до их продажи посредством письменного уведомления или публикации в печатном издании предложить своим акционерам приобрести ценные бумаги на равных условиях пропорционально имеющимся у них акциям по цене, установленной органом общества, принявшим решение о размещении ценных бумаг. При этом акционер, владеющий простыми акциями общества, имеет право преимущественной покупки простых акций или других ценных бумаг, конвертируемых в простые акции общества, а акционер, владеющий привилегированными акциями общества, имеет право преимущественной покупки привилегированных акций общества.

Порядок реализации права акционеров общества на преимущественную покупку ценных бумаг устанавливается уполномоченным органом.

2. Право на получение дивидендов.

1. Дивиденды по акциям общества выплачиваются деньгами или ценными бумагами общества при условии, что решение о выплате дивидендов было принято на общем собрании акционеров простым большинством голосующих акций общества, за исключением дивидендов по привилегированным акциям.

Выплата дивидендов по акциям общества его ценными бумагами допускается только при условии, что такая выплата осуществляется объявленными акциями общества и выпущенными им облигациями при наличии письменного согласия акционера.

Периодичность выплаты дивидендов по акциям общества определяется уставом общества и (или) проспектом выпуска акций.