Найти
<< Назад
Далее >>
Два документа рядом (откл)
Сохранить(документ)
Распечатать
Копировать в Word
Скрыть комментарии системы
Информация о документе
Информация о документе
Поставить на контроль
В избранное
Посмотреть мои закладки
Скрыть мои комментарии
Посмотреть мои комментарии
Увеличить шрифт
Уменьшить шрифт
Корреспонденты
Респонденты
Сообщить об ошибке

Развитие правового института ценных бумаг в нормах гражданского кодекса Республики Казахстан (Карагусов Ф.С., доктор юридических наук, профессор, заместитель председателя Правления ТОО «SB Capital»)

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

Развитие правового института ценных бумаг
в нормах гражданского кодекса Республики Казахстан

 

Фархад Карагусов,

доктор юридических наук, профессор,

заместитель председателя Правления

ТОО «SB Capital»

(г.Алматы, Казахстан)

 

В предлагаемом докладе анализируется содержание правового института ценных бумаг, отраженного в нормах Гражданского кодекса Республики Казахстан («ГК»), особенности и перспективы его развития в рамках ГК, включая резервы самого ГК в качестве основы для совершенствования правового регулирования ценных бумаг как особого вида объектов гражданских прав.

 

Об общих положениях ГК о ценных бумагах и их развитии после принятия ГК

 

С момента принятия 27 декабря 1994 г. Общей части ГК ценные бумаги как отдельный вид объектов гражданских прав регулируются в ст.ст.129 - 139-1 ГК. В этих статьях закрепляется легальное определение ценной бумаги, перечисляются классификации ценных бумаг по различным основаниям, а также регулируются основные правила подтверждения, передачи, исполнения и восстановления прав по ценной бумаге, определяются понятия некоторых из видов ценных бумаг. Кроме того, в других статьях ГК содержатся отдельные правила, относящиеся к правовому режиму ценной бумаги (например, в ст.262 об ограничении истребования ценной бумаги) или к особенностям каких-то сделок с ценными бумагами (например, в ст.892 о доверительном управлении акциями). На основе этих принципиальных положений ГК особенности правового регулирования каждого отдельного вида ценных бумаг устанавливаются в отдельных законодательных актах.

Общеизвестно, что обращение ценных бумаг допускалось гражданским законодательством и в советский период. Но уже с 1937 г. ст. 24 Гражданского кодекса РСФСР 1922 г. разрешалось использование в качестве предметов сделок лишь иностранных фондовых ценностей (акций, облигаций, купонов к ним и т.п.) и выписанных в иностранной валюте платежных документов (векселя, чеки, переводы и т.п.), и то - только в порядке и в пределах, установленных специальными законами. Очевидно, что такое регулирование принципиально не позволяло выпуск советскими организациями фондовых ценностей и их обращение на территории СССР.

Позже Гражданский кодекс Казахской ССР 1963 г. в ст. 128, хотя и устанавливал аналогичную норму, все же не запрещал выпуск фондовых ценностей (акции, облигации и другие) советскими организациями, но допускал их деноминацию только в иностранной валюте. Что касается платежных документов (векселей, чеков, аккредитивов в рублях и в иностранной валюте), то их применение допускалось только во внешнеторговых операциях. Действительное распространение в тот период имели только некоторые виды товарных ценных бумаг: железнодорожных транспортных накладных при перевозках грузов железнодорожным транспортом, и коносаментов в грузовых перевозках морским транспортом (и то - преимущественно в сфере внешней торговли).

Кроме того, следует, отметить, что и после принятия ГК Казахской ССР выпуск упомянутых «фондовых ценностей» (а в соответствии с современной терминологией - инвестиционных или эмиссионных ценных бумаг) оставался в принципе невозможным. Законодательство не допускало создание советских юридических лиц в форме акционерного общества; не существовало вообще каких-либо форм, так называемых, капитальных обществ и товариществ. Как неприменимой была, собственно, и концепция уставного капитала юридического лица. Также и привлечение долгового капитала за счет выпуска советскими организациями облигаций или иных долговых ценных бумаг в условиях планово-распределительной и командно-административной системы управления народным хозяйством было лишено каких-либо оснований или предпосылок.

С переходом на рыночную экономику появилась серьезная потребность в функционировании рынка ценных бумаг и, соответственно, в установлении надлежащего правового режима ценных бумаг и регулировании всех тех видов ценных бумаг, в обращении которых возникла необходимость для достижения целей экономического развития. Такая значимость правового института ценных бумаг обусловила то, что в 1994 г. в ГК в отдельный параграф были выделены статьи, определяющие понятие и виды ценных бумаг, требования к их форме и способам передачи прав по ним. В существовавших на тот момент экономических и исторических условиях создания ГК, соответствующие нормы были выстроены, основываясь на классическом понимании ценной бумаги как особого вида правоудостоверяющих документов, обеспечивающих публичную достоверность и высокую оборотоспособность удостоверяемых ими субъективных имущественных прав. Но при этом также была предусмотрена возможность замены в установленных законом случаях формы ценной бумаги записью в специализированных системах учетах субъективных имущественных прав (т.е. вводился режим так называемых бездокументарных ценных бумаг).

С принятием в 1994 г. Общей части ГК правовое регулирование ценных бумаг было обеспечено на необходимом уровне и в полном соответствии с классической правовой теорией ценных бумаг. В том числе включенные в ГК нормы о бездокументарных ценных бумагах были закреплены как некая «опорная точка» для создания полноценной юридической основы для функционирования инфраструктуры современного рынка ценных бумаг.

Вместе с тем, с усложнением рыночных преобразований, развитием коммуникационных технологий и возникшей потребностью интеграции казахстанской инфраструктуры в мировые финансовые рынки такая правовая база для обращения бездокументарных ценных бумаг стала недостаточной. Более того, неразвитость такой основы препятствовала эффективному развитию инфраструктуры рынка ценных бумаг. В связи с этим в 2003 г. были осуществлены существенные изменения в нормах ГК о ценных бумагах.

Так, Законом РК от 16.05.2003 г.[1] в ряд статей ГК были внесены изменения, касающиеся правовой концепции ценных бумаг. Однако при этом ранее закрепленное в ст. 129 ГК определение ценной бумаги, в целом соответствовавшее правовой и экономической традиции, было заменено не содержащей значимых правовых критериев дефиницией ценной бумаги как «совокупности определенных записей и других обозначений, удостоверяющих имущественные права».

В связи с этим сегодня легальное определение ценной бумаги не предоставляет возможности четкого понимания требований к форме и содержанию ценной бумаги, юридической значимости их особой взаимообусловленности, механизмов передачи удостоверяемых ценной бумагой имущественных прав, правовых последствий их несоответствия установленным требованиям. Теперь не соответствует правовой природе ценных бумаг правовое закрепление всех основных моментов, связанных с возникновением, передачей и прекращением прав по ней.

Произведенные Законом от 16.05.2003 г. изменения также заметно повлияли и на содержание понятия бездокументарной ценной бумаги. В частности, была исключена ст. 135 ГК, прежде имевшая отношения к регламентации режима бездокументарных ценных бумаг. Анализ содержания этой статьи, несмотря на ее несовершенство, позволял сделать вывод о том, что законодатель понимал под бездокументарными ценными бумагами имущественные права, которые прежде удостоверялись ценными бумагами, и которые в предусмотренных законом случаях удостоверяются записями, осуществляемыми специально лицензированными организациями. При этом такой способ удостоверения данных имущественных прав («способ фиксации») признавался эквивалентным ценной бумаге по своей юридической значимости и достаточным для осуществления и передачи этих прав.

Взамен введенная в ст. 129 ГК (в действующей редакции) дефиниция бездокументарных ценных бумаг определяет их как «ценные бумаги, выпущенные в бездокументарной форме (в виде совокупности электронных записей)». На первый взгляд такое определение может показаться вполне корректным, поскольку предполагает, что электронные записи являются формой для бездокументарных ценных бумаг. Однако, ожидаемая корректность подтверждалась бы, если бездокументарные ценные бумаги признавались объектом гражданских прав (субъективными имущественными правами), для которых установлена специальная форма указанных записей. Но законодатель допустил нонсенс, закрепив, что бездокументарные ценные бумаги являются ценными бумагами, то есть «совокупностью записей или других обозначений». Буквально это означает, что бездокументарные ценные бумаги есть совокупность записей выпущенных (существующих) в форме электронных записей. В то же время общеизвестно, что Гражданский кодекс не регулирует оборот записей, но он, регулируя поведение субъектов гражданского оборота по поводу имущественных и неимущественных благ, обеспечивает правовую основу для возникновения, передачи и прекращения гражданских прав, обращения имущества, являющегося предметом правомерных интересов субъектов гражданского оборота. Здесь же получилось, что электронные записи признаются объектом рынка ценных бумаг, а субъекты этого рынка приобретают не имущественные права, а записи. Нелогичность такой регламентации очевидна.

Искажение правовой природы ценных бумаг продолжилось и в других статьях ГК, в которые были внесены рассматриваемые изменения и дополнения вышеупомянутым Законом. Например, ст. 130 ГК сейчас указывает, что при расхождении в содержании документарной ценной бумаги, помещенной на хранение профессиональному участнику рынка ценных бумаг, с содержанием соответствующей выписки со счета, выданной данным профессиональным участником, то приоритет (видимо, в толковании и применении как подтверждения имущественного права) имеет эта выписка. В данном случае должник в правоотношении необоснованно заменяется третьим лицом, причем без соответствующего волеизъявления первоначальных сторон правоотношения, но при этом, так сказать, в силу закона.

Казахстанское законодательство регулирует достаточно активный оборот собственно ценных бумаг (т.е. бумажных документов как традиционного вида правового инструмента), обращающихся в других сегментах экономики (например, складские свидетельства, ипотечные свидетельства, зерновые и залоговые расписки, коносаменты). Поэтому выставление такого приоритета выписки со счета перед ценными бумагами может послужить прецедентом для игнорирования правового значения ценной бумаги в тех отношениях, где ценная бумага является изначально выбранной и потому исключительной формой удостоверения имущественных прав. Как следствие, это может обусловить необоснованное ущемление правомерных интересов сторон соответствующих отношений.

В то же время, объективность анализа требует признать, что упомянутые изменения в ГК относительно института ценных бумаг, при всем их явном правовом (субстанциональном и техническом) несовершенстве, направлены на создание более эффективной правовой основы для функционирования рынка ценных бумаг как одного из важнейших секторов финансового рынка.

Так, несмотря на отмеченные (и еще имеющиеся другие) недостатки, законодатель обоснованно попытался отделить рынок ценных бумаг и его инструменты от сфер обращения других видов ценных бумаг, не являющихся финансовыми инструментами; специально выделены эмиссионные ценные бумаги и для них установлена отдельная форма бездокументарных ценных бумаг, предполагающая подтверждения прав по таким эмиссионным ценным бумагам содержанием электронных счетов ценных бумаг, открытие и ведение которых обеспечивается профессиональными участниками рынка ценных бумаг.

В сущности, такое развитие законодательства закономерно и обоснованно. Ценные бумаги признаны объектами гражданских прав и специально выделяются как таковые только в связи с концептуальной неразрывностью правовой судьбы имущественного права, удостоверяемого ценной бумагой, и самой ценной бумагой как особой формы удостоверения данного имущественного права. Но как только коммуникационные технологии позволили более динамичный, а также юридически и технически защищенный оборот определенных видов имущественных прав, прежде существовавших только в форме ценной бумаги, без использования данной формы, то сразу же возникла потребность в правовом регулировании подобных новых правовых форм.

В связи с этим казахстанское законодательство и регламентирует, пусть пока еще недостаточно полноценно, особый режим бездокументарных ценных бумаг для того, чтобы применять форму электронных счетов для подтверждения и передачи прав, ранее удостоверявшихся такими ценными бумагами, как акция, облигация и другие виды отдельных и комплексных имущественных прав, возникающих в результате возникновения массовых однородных финансовых обязательств их эмитентов в отдельных секторах финансового рынка. В данном случае развитие общества и рыночной инфраструктуры обусловило отказ не от содержания соответствующих обязательств (акций, облигаций и т.п.), а от их прежних правовых форм (бумажные документы строго определенного содержания).

Поэтому и гражданское законодательство нуждается в совершенствовании с тем, чтобы более определенно регулировать правовой режим имущественных прав как объектов гражданских прав, а также специально регламентировать различные формы существования этих прав (некоторые из которых могут сами стать отдельными объектами гражданских прав, как ценные бумаги, а другие - остаться лишь отдельной формой удостоверения имущественных прав, как письменные договоры или записи на финансовых счета). Сегодня мы можем наблюдать тенденцию реализации такой точки зрения (пусть незавершенную, но многообещающую). Представляется, что с методологической точки зрения ГК обладает соответствующими резервами для такого развития и совершенствования.

 

О юридическом содержании понятия ценной бумаги в контексте ГК

 

В настоящее время согласно ст.129 ГК ценная бумага определяется как совокупность определенных записей и других обозначений, удостоверяющих имущественные права. Далее в этой же статье ценные бумаги подразделяются, как указывается, «по форме выпуска» на документарные ценные бумаги и бездокументарные ценные бумаги. Причем документарные ценные бумаги понимаются как «ценные бумаги, выпущенные в документарной форме (на бумажном или ином материальном носителе с возможностью непосредственного чтения содержания ценной бумаги без использования специальных технических средств)». В свою очередь, как уже говорилось, бездокументарные ценные бумаги определяются в качестве «ценных бумаг, выпущенных в бездокументарной форме (в виде совокупности электронных записей)».

Легальное закрепление в 2003 г. этих дефиниций в ГК представляется весьма неудачной попыткой объединить одним термином два разных по своей природе объекта гражданских прав, каковыми являются ценные бумаги и бездокументарные ценные бумаги. Критерием такого объединения неверно выбрана правовая форма, а не правовая сущность соответствующих объектов гражданских прав. В результате этих «новелл» существенно исказилось содержание традиционного гражданско-правового института ценных бумаг, но осталась нерешенной задача в адекватном законодательном отражении правовой природы бездокументарных ценных бумаг и их надлежащем расположении в системе объектов гражданских прав (т.е. в их корректном соотнесении с другими видами объектов гражданских прав).

Хотя, как уже отмечалось, до упомянутых законодательных изменений в ГК 2003 г. ст. 129 ГК закрепляла, что ценной бумагой является «документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление которых возможно только при его предъявлении». Такое определение соответствовало классическому пониманию ценной бумаги в казахстанском, российском, советском праве, а также в праве большинства иных иностранных государств. Именно из этого определения следуют особые характеристики ценной бумаги, которые отличают ее от иных юридически значимых документов и лежат в основе правового регулирования обращения ценных бумаг в качестве особого объекта гражданских прав.

Одновременно, закрепляя определение ценной бумаги как самостоятельной разновидности юридических документов, в ее прежней редакции ст. 129 ГК предусматривала альтернативный способ фиксации имущественных прав в виде записей в специализированных реестрах. Причем, далее регулируя такой способ фиксации имущественных прав, ныне исключенная ст. 135 ГК оперировала понятием «бездокументарные ценные бумаги».

Таким образом, до внесения изменений в 2003 г. казахстанское законодательство рассматривало ценную бумагу исключительно как материализованный в документе способ удостоверения конкретного правоотношения между конкретными лицами. Причем правовой режим ценных бумаг даже сейчас установлен так, чтобы реализация этого правоотношения осуществлялась максимально мобильно и четко. Поэтому является неизбежным результатом распространение на обращение ценных бумаг режима движимых вещей. Но прежде всего, целесообразным является четкое разграничение правовых институтов ценных бумаг и имущественных прав, имеющее значение как основание для разделения собственно ценных бумаг (так называемых документарных ценных бумаг) и бездокументарных ценных бумаг.

Примечательно, что согласно выводу Н.О. Нерсесова, «форма на предъявителя есть последний шаг в историческом процессе облегчения способов передачи обязательств».[2] Действительно, как отмечал Ю.Г. Басин, до появления новых технических средств закрепления памяти и связи носителем информации о наличии имущественного права, обеспечивающим оборотоспособность этого права и достоверность его существования, мог быть только бумажный документ.[3]

Однако современное развитие практики и законодательства свидетельствует о том, что возможны и иные формы или способы передачи имущественных прав, которые со временем так облегчат защищенную передачу прав, что вышеотмеченный вывод профессора Н.О. Нерсесова утратит свою достоверность. Те же бездокументарные ценные бумаги в настоящее время предполагают возможность более мобильного и не менее защищенного оборота имущественных благ на рынке ценных бумаг.

 

О концепции бездокументарных ценных бумаг согласно общим положениям ГК

 

Еще до изменений в ГК 2003 г. ст.ст. 129 и 135 ГК предусматривали возможность обращения так называемых бездокументарных ценных бумаг, которые, представляя собой прогрессивное явление, сегодня нуждаются в более адекватном законодательном закреплении их правового режима. Бездокументарные ценные бумаги не являются ценными бумагами, и хотя они имеют отношение к некоторым категориям имущественных прав, удостоверяемых ценными бумагами, правовой режим ценных бумаг не может распространяться в отношении бездокументарных ценных бумаг. Вместе с тем, необходимость закрепления правового режима бездокументарных ценных бумаг имеет определяющее значение на процесс формирования и функционирования инфраструктуры рынка ценных бумаг. Произведенные в ГК изменения 2003 г. являются заметной корректировкой законодательной концепции ценных бумаг и регулирования режима бездокументарных ценных бумаг.

Так, в настоящее время согласно действующей редакции п.3 ст.129 ГК ценные бумаги «по форме выпуска подразделяются на документарные и бездокументарные». Различия между ними отражены в содержании ст. 130 ГК и объясняются особенностями подтверждения прав на ценную бумагу. В частности, закрепляется, что «подтверждением права на документарную ценную бумагу является сама ценная бумага, а подтверждением права на бездокументарную ценную бумагу является выписка со счета, открытого в целях ее учета у профессионального участника рынка ценных бумаг, который уполномочен на регистрацию сделок с ценными бумагами в соответствии с выданной ему лицензией или в соответствии с законодательными актами Республики Казахстан». Из этого следует важный вывод о том, что обращение бездокументарных ценных бумаг может иметь место только на финансовых рынках и при этом ограничивается рамками рынка ценных бумаг.

В то же время «документарные ценные бумаги» могут обращаться не только на финансовых рынках. Однако, если допускается их обращение на рынке ценных бумаг, и они размещаются на хранение у лицензированного профессионального участника рынка ценных бумаг, то подтверждением права на эту ценную бумагу считается уже выписка со счета, открытого данным профессиональным участником в целях ее учета. Одновременно устанавливается, что «при расхождении между документарной ценной бумагой и выпиской с указанного счета приоритет имеет выписка», а порядок открытия и ведения профессиональными участниками рынка ценных бумаг счетов, предназначенных для учета ценных бумаг, а также требования к содержанию и оформлению выписок с таких счетов определяются казахстанским законодательством.

Очевидно, что принципиально различной является природа ценной бумаги согласно классической гражданско-правовой теории и сущность таких регламентированных в ГК новых феноменов, как документарная ценная бумага и бездокументарная ценная бумага. И если содержание понятия «документарная ценная бумага», хотя и в заметно искаженном виде, соответствует традиционному правовому институту ценных бумаг, то концепция «бездокументарных ценных бумаг» требует дополнительного рассмотрения.

Природа бездокументарной ценной бумаги в казахстанском праве остается до сих пор не определенной с необходимой однозначностью. В том числе вопрос о том, что представляют собой бездокументарные ценные бумаги - запись в реестре как способ удостоверения определенной категории имущественных прав или сами эти права, остается на данный момент без четкого законодательного ответа.

Такой пробел в теории ценных бумаг обусловил то, что в ГК сделана попытка объединить общим понятием ценной бумаги два разных правовых явления, два разных объекта гражданских прав. Это, в свою очередь, создало почву для различного рода ограничений, а нередко и нарушений прав владельцев ценных бумаг. В частности, на практике такие ограничения могут быть связаны с неясностью в вопросах о том, с какого момента права по бездокументарным ценным бумагам считаются переданными к исполнению, каким образом управомоченный субъект может «предъявить» требование об исполнении по таким бумагам, как удостоверяется такое исполнение, и в других аспектах.

Обоснованно возникает и вопрос о том, чем подтверждаются притязания по бездокументарным ценным бумагам. Действительно, прежде соответствующая информация содержалась в тексте документа, определяемого как ценная бумага. Теперь же с исчезновением такого документа участники оборота должны получить взамен что-то, к чему можно было бы обращаться за выяснением содержания и объема субъективных имущественных прав соответствующих владельцев ценных бумаг.

Известно, что классификация объектов рынка ценных бумаг на документы (или инструменты) и бездокументарные ценные бумаги уже давно существует в праве развитых стран (США, ФРГ, Нидерланды, Франция и др.). При этом, однако, в установлении правовых режимов ценных бумаг иностранные законодатели за основу регулирования, как правило, принимают базовую категорию - субъективное имущественное право.[4] Тем самым оставляется простор для законодательного установления разнообразнейших форм удостоверения и способов передачи этих имущественных прав.

Казахстанское законодательство о ценных бумагах концептуально отличается от законодательства развитых рыночных государств. В частности, в данном случае в казахстанском праве, наоборот, за исходную точку принята правовая форма, чем обусловлены заметные сложности в развитии законодательного регулирования режима ценных бумаг.

Поэтому попытки окончательно соотнести понятия ценной бумаги и бездокументарной ценной бумаги в казахстанском праве пока не являются очень удачными. Да и мнения ученых являются разнополярными. Так, некоторые российские исследователи считают, что под бездокументарными ценными бумагами законодатель понимает только права.[5] Отмечается, что, поскольку способ фиксации не может быть объектом гражданско-правовых отношений, то бездокументарную ценную бумагу следует рассматривать как имущественные права, закрепленные в специальном реестре. Другие авторы определили собственно ценные бумаги как права,[6] что с юридической точки зрения представляется необоснованным.

Профессор Ю.Г. Басин занял прямо противоположный подход, согласно которому предметом правового регулирования становится не субъективное имущественное право как объект гражданских прав, а запись в реестре, удостоверяющая это право. В частности, для использования был предложен термин «бездокументарной оборотной записи», который определяет как установленным образом зафиксированную и зарегистрированную электронную запись о принадлежности определенного права определенному лицу, которая обеспечивает ему возможность осуществления предусмотренного записью права и передачи этого права другим лицам.[7] Одновременно им допускалось использование по аналогии признание права собственности правообладателя (назовем его владельцем ценной бумаги) в отношении «бездокументарной оборотной записи».[8]

При этом следует понимать, что именно оборот бездокументарных ценных бумаг приобретает преобладающий объем на организованных рынках ценных бумаг, в котором соответствующие имущественные права также продаются и покупаются. И вполне обоснованным является поиск надлежащего термина для этих прав с тем, чтобы разделять их от ценных бумаг, обращающихся в форме бумажных документов. Ведь, если существуют ценные бумаги, удостоверяющие имущественные права, то почему не могут существовать и «ценные» права, удостоверяемые разными правовыми инструментами, обеспечивающими возможность обращения таких прав? Самым принципиальным в этом понятии является то, что оно высвечивает природу объектов рынка ценных бумаг как имущественных прав, обладающих стоимостью.

При реализации такого подхода, однако, необходимо исходить из того, что в отличие от передачи имущественных прав по ценным бумагам в соответствии с принципами вещного права, передача бездокументарных ценных бумаг основана на реализации обязательственно-правовых механизмов, на дискретных взаимоотношениях сторон (когда каждая из них действует строго в рамках предусмотренных полномочий).

Таким образом, следует признать, что права по каждому отдельному виду ценных бумаг могут удостоверяться различными, но, как правило, взаимоисключающими, способами (формами). Основными из них на сегодняшний день могут быть: (а) письменный двусторонний или многосторонний договор, в простой или нотариальной форме; (б) ценная бумага как письменный инструмент установленной формы и с определенными законодательством реквизитами; (в) запись в специализированном реестре в случае, когда имущественные права существуют как бездокументарные ценные бумаги. Несмотря, однако, на такой выбор форм существования имущественных прав, не для каждого из видов имущественных прав, традиционно удостоверяемых классическими ценными бумагами, будет приемлема или целесообразна какая-либо другая форма, в т.ч. невозможным является их обращение в качестве бездокументарных ценных бумаг.

Корректное определение природы бездокументарных ценных бумаг имеет значение не только в вопросах реализации и защиты прав сторон соответствующих правоотношений, распределения риска и т.д. Это играет также и неоценимую роль в упорядочивании самого имущественного оборота, в целесообразном построении регулируемой гражданским законодательством системы отношений в сфере гражданского оборота.

 

Эмиссионные и неэмиссионные ценные бумаги

 

Наряду с разделением ценных бумаг на документарные и бездокументарные в п.3 ст.129 ГК ценные бумаги также делятся на эмиссионные и неэмиссионные. В качестве основания для выделения такой классификации (так же, как и обосновывая классификацию ценных бумаг на документарные и бездокументарные) в ГК указывается форма выпуска ценных бумаг. Это не является вполне верным, однако, отражает тот факт, что неэмиссионные ценные бумаги могут выпускаться и обращаться только в форме бумажных документов, а эмиссионные ценные бумаги могут быть выпущены (и в данное время выпускаются исключительно) в качестве бездокументарных ценных бумаг.

Например, согласно ст. 12 Закона от 13.03.2003 г. «Об акционерных обществах» акции любых допустимых казахстанским законодательством видов могут быть выпущены только в бездокументарной форме. В свою очередь, из содержания ст.23 Закона 02.07.2003 г. «О рынке ценных бумаг» следует, что и другие виды эмиссионных ценных бумаг, включая облигации и исламские ценные бумаги, выпускаются только в бездокументарной форме. Это правило основано на положениях п. 4 ст.129 ГК, согласно которому законодательными актами Республики Казахстан может быть исключена возможность выпуска определенного вида ценных бумаг в той или иной форме. В данном случае установленные казахстанским законодательством правила означают, что эмиссионные ценные бумаги могут выпускаться только как бездокументарные ценные бумаги.

В связи с этим четкое и обоснованное правовое регулирование режима бездокументарных ценных бумаг имеет принципиальное значение для обращения эмиссионных ценных бумаг и других видов финансовых инструментов, стандартизированных по своей форме и содержанию и являющихся предметами массовых эмиссий (например, производные ценные бумаги и стандартизированные контракты, как условные, так и срочные). Виды и правовой режим эмиссионных ценных бумаг, в том числе (согласно п. 2-1 ст. 132 ГК) подтверждение и передача прав по эмиссионным ценным бумагами, определяются законодательным актом о рынке ценных бумаг. Таким актом на данный момент является вышеупомянутый Закон «О рынке ценных бумаг».

Именно для обеспечения эффективного обращения эмиссионных ценных бумаг создается высокотехнологичная инфраструктура рынка ценных бумаг с использованием современных коммуникационных технологий, обслуживающая оборот соответствующих прав по эмиссионным ценным бумагам с использованием системы электронных счетов.

В связи с этим в казахстанском законодательстве появилась объективная потребность в полном соответствии с опытом развитых зарубежных государств концептуально выделить объекты рынка ценных бумаг в самостоятельную категорию, которая могла бы идентифицироваться единым понятием в целях обозначения и ценных бумаг, и ценных прав, которыми торгуют на рынке капитала

Весь смысл такой классификации заключается в том, чтобы установить особый правовой режим, и регулировать условия и юридические последствия обращения определенной категории объектов гражданских прав, которые по-разному называются в разных странах, но которые выполняют аналогичную экономическую функцию, своим обращением опосредуя перераспределение капитала. В казахстанском законодательстве такие объекты обозначаются термином эмиссионной ценной бумаги.

Перечень видов эмиссионных ценных бумаг в различных странах, различаясь по объему, совпадает по сути. К ним, в частности, относят акции, корпоративные облигации, различные виды государственных и иных негосударственных долговых ценных бумаг, являющихся предметами массовых эмиссий. То есть, как определяет казахстанское законодательство, эмиссионные ценные бумаги - это ценные бумаги, обладающие в пределах одной эмиссии однородными признаками и реквизитами, размещаемые и обращающиеся на основании единых для данной эмиссии условиях. Вместе с тем, такое определение не является достаточно полным, поскольку не отражает цели выделения эмиссионных ценных бумаг.

В то же время, существенным моментом в данном случае является возможность обращения эмиссионных ценных бумаг на фондовых биржах (включая любые организованные рынки для публичной торговли ценными бумагами). Такой критерий является важным, поскольку именно он позволяет определить ту область, в которой будет применяться специальное законодательство о рынке ценных бумаг, основной целью которого является такое регулирование выпуска эмиссионных ценных бумаг и торговли ими, которое исключает или минимизирует злоупотребление доверием инвесторов и их желанием получить доход от владения или перепродажи эмиссионных ценных бумаг, а также обеспечивает стабильное и эффективное функционирование инфраструктуры самого рынка ценных бумаг.

Впрочем, содержание Закона о рынке ценных бумаг не создает каких-либо оснований полагать, что эмиссионные ценные бумаги могут обращаться на иных рынках, кроме рынка ценных бумаг, и нередко - только в рамках организованных рынков.

С учетом изложенного, концептуально более полным и адекватным определением эмиссионных ценных бумаг представляется такое, согласно которому таковыми являются предназначенные к свободному обращению и способные обращаться на организованных рынках ценных бумаг имущественные права, которые выпускаются сериями в предусмотренных законом формах в целях привлечения инвестиций (капитала) для создания и развития предпринимательского дела их эмитентов, и которые в рамках данной серии обладают одинаковыми реквизитами, обращаются и погашаются эмитентами на единых условиях. В настоящее время в соответствии с законодательством Казахстана эмиссионные ценные бумаги могут выпускаться и обращаться только в бездокументарной форме. Это означает, что в отношении них правовой режим традиционных (классических) ценных бумаг неприменим.

Вместе с тем, не всякая ценная бумага могла быть объектом такого рынка ценных бумаг (рынка капитала). Поэтому виды ценных бумаг, имеющие традиционную форму документа на бумажном носителе, регламентируются отдельными актами законодательства и не являются финансовыми инструментами или инструментами финансовых инвестиций. Здесь имеются в виду, например, ипотечные свидетельства, зерновая расписка и каждая из ее частей (складское свидетельство и залоговое свидетельство). Товарной распорядительной бумагой является и коносамент. Согласно ст. 129 ГК, ценные бумаги этих видов, не соответствуя признакам эмиссионных ценных бумаг, определяются как неэмиссионные ценные бумаги.

 

Другие легальные классификации ценных бумаг
 

Ст.129 ГК содержит указание на четыре классификации ценных бумаг по разным основаниям. Две из этих классификаций рассмотрены выше. Это - деление ценных бумаг на бедокументарные и документарные, а также на эмиссионные и неэмиссионные.

В дополнение к ним в ГК предусмотрены еще две классификации ценных бумаг.

Первая из них имеет существенное значение для всех их видов в классическом понимании ценной бумаги как юридического документа на бумажном носителе. Эта классификация изначально при принятии ГК закреплена в п.3 ст.129 ГК, разделяя ценные бумаги на именные, предъявительские и ордерные. Согласно правилам этого пункта, ценные бумаги относятся к одному из перечисленных видов в зависимости от того, как в ее тексте обозначается (указывается) управомоченный по ней субъект.

Еще одной законодательно установленной классификацией, но уже введенной в 2003 г., является деление ценных бумаг в соответствии с п.1-1 ст.129 ГК на долговые и долевые. При этом долговые ценные бумаги определяются как ценные бумаги, удостоверяющие обязательство эмитента (должника) по выплате основной суммы долга на условиях выпуска данных ценных бумаг. К таковым относятся корпоративные облигации, различные виды государственных ценных бумаг, а также можно в качестве таковых рассматривать денежные документы в форме векселя и чека. В свою очередь, долевой ценной бумагой называется ценная бумага, удостоверяющая право ее владельца на определенную долю в имуществе в случаях, предусмотренных законодательством Республики Казахстан. Наиболее известной долевой ценной бумагой является акция. К этому же виду можно отнести, при определенных условиях, и депозитарные расписки и другие ценные бумаги, выпускаемые их эмитентами в обмен на взносы в их капитал и предоставление прав членства в частноправовой корпорации-эмитенте.