Найти
<< Назад
Далее >>
Два документа рядом (откл)
Сохранить(документ)
Распечатать
Копировать в Word
Скрыть комментарии системы
Информация о документе
Информация о документе
Поставить на контроль
В избранное
Посмотреть мои закладки
Скрыть мои комментарии
Посмотреть мои комментарии
Увеличить шрифт
Уменьшить шрифт
Корреспонденты
Респонденты
Сообщить об ошибке

Аналитическая справка по результатам проведенного правового мониторинга Закона Республики Казахстан «О науке» (Идрисова С.Б., кандидат юридических наук; Айсин С.Б., кандидат юридических наук)

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

Аналитическая справка
по результатам проведенного правового мониторинга
Закона Республики Казахстан «О науке»

Айсин С.Б.

Идрисова С.Б.

 

 

Рис. https://wallhere.com/ru/wallpapers

 

1. ВВОДНАЯ ЧАСТЬ

Наименование законодательного акта, подлежащего анализу

ЗаконРеспублики Казахстан «О науке» от 18 февраля 2011 года № 407-IV (далее - Закон).

 

2. ОПИСАТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ

2.1 Выявление противоречий, коллизий и пробелов между нормами права различных нормативных правовых актов, дублирование норм, норм декларативного характера

Пункт 3 статьи 14 Закона:

«3. Научные работники государственных научных организаций и члены их семей, проживающие совместно с ними, пользуются в установленном порядке медицинским обслуживанием в соответствующих организациях здравоохранения».

Научные работники государственных научных организаций и члены их семей, проживающие совместно с ними, пользуются теми же правами, что и другие граждане Казахстана. В этой связи, предлагается исключить данную норму, т.к. данные отношения регулируются Кодексом РК «О здоровье народа и системе здравоохранения».

 

Пункт 2 статьи 23 Закона:

«2. Аккредитация физических лиц, осуществляющих научную и (или) научно-техническую деятельность, носит уведомительный характер с установлением минимальных необходимых требований к ним».

Несмотря на то, что Законом предусмотрен уведомительный характер аккредитации с минимальными требованиями Правилами аккредитации субъектов научной и (или) научно-технической деятельности (Постановление Правительства Республики Казахстан от 8 июня 2011 года № 645) установлены максимальные требования подавшим соответствующие заявки. Таким образом, подзаконный акт напрямую противоречит Закону в реализацию которого он был принят.

В этой связи необходимо в Правилах аккредитации субъектов научной и (или) научно-технической деятельности минимизировать требования к физическим лицам обратившихся для получения аккредитации в частности исключить подпункт 3) пункта 10:

«10. Для получения аккредитации физические лица представляют уполномоченному органу следующие документы:

1) заявление по форме согласно приложению 3 к настоящим Правилам;

2) нотариально заверенные копии: удостоверения личности, диплома о высшем образовании; диплома магистра и (или) диплома о присуждении ученой степени (кандидата наук, доктора наук), степени доктора философии (PhD), доктора по профилю и (или) аттестата (диплома) о присвоении ученого звания ассоциированного профессора (доцента) или профессора;

3) опубликованные научные статьи: 1 (одна) в международном рецензируемом научном журнале, имеющем ненулевой импакт-фактор в JCR (Journal Citation Report) или ненулевой индекс цитируемости в SJR (Scimago Journal Rank), индексируемом в информационных базах на момент публикации в соответствующей области науки, а также 3 (три) статьи в научных изданиях, включенных в перечень научных изданий, рекомендованных для публикации основных результатов научной деятельности (за последние пять лет)».

 

Пункт 7 статьи 19 Закона:

«7. Члены национальных научных советов обязаны информировать совет об известном им конфликте интересов при рассмотрении конкретных вопросов и несут ответственность за объективность и обоснованность принимаемых советом решений».

Принимая во внимание тот факт, что на практике члены ННС зная о конфликте интересов, не сообщают совету необходимую информацию, каждый год ученая общественность сама вынуждена публично поднимать вопрос о конфликте интересов среди членов ННС, что в свою очередь негативно сказывается на результатах отбора заявок. В этой связи, в КоАП РК предлагается включить норму, которая предусматривала бы ответственность членов ННС.

 

2.3 Анализ практики применения нормативных правовых актов, по которым выявлены противоречия, коллизии и пробелы, носящие дублирующий или декларативный характер

В ходе анализа выявлены нормы декларативного характера в частности пункт 2 статьи 17 Закона:

«2. Управление научной и (или) научно-технической деятельностью основывается на следующих принципах:

1) приоритетности научной и (или) научно-технической деятельности в целях повышения конкурентоспособности национальной экономики;

2) прозрачности, объективности и равенства субъектов научной и (или) научно-технической деятельности при получении государственной поддержки;

3) экономической эффективности и результативности государственной поддержки субъектов научной, научно-технической и инновационной деятельности;

4) развития приоритетных направлений фундаментальных и прикладных научных исследований;

5) объективности и независимости экспертизы научных, научно-технических проектов и программ;

6) интеграции науки, образования и производства;

7) подготовки высококвалифицированных кадров по приоритетным направлениям науки и научно-технической деятельности;

8) развития международного научного и научно-технического сотрудничества;

9) стимулирования коммерциализации технологий в приоритетных секторах экономики через предоставление преференций;

10) поощрения и создания условий для участия субъектов частного предпринимательства в развитии научной, научно-технической и инновационной деятельности;

11) стимулирования получения, трансформации знаний в технологии и их трансферта в экономику».

Согласно пункту 3 статьи 24 Закона РК «О правовых тактах» текст нормативного правового акта не должен содержать положения декларативного характера, не несущие смысловой и правовой нагрузки. Закон «О науке» принят восемь лет назад, однако принципы, которыми должны были руководствоваться чиновники профильного министерства, превратились в ничего не значащие лозунги. О чем могут свидетельствовать результаты социологического исследования, проведенного по заказу Национального Центр научно-технической информации при поддержке Министерства образования и науки РК «Состояние и проблемы казахстанской науки: взгляд изнутри».

В этой связи предлагается принять подзаконные акты, которые позволили бы принять конкретные меры по реализации продекларированных в Законе «О науке» принципы.

 

2.3 Выявление количества бланкетных и отсылочных норм с предложениями по их сокращению путем урегулирования на уровне закона в случае, когда отсылочный нормативный правовой акт является подзаконным нормативным правовым актом, затрагивающим принципы и нормы, указанные в статье 61 Конституции Республики Казахстан

 

Принимая во внимание специфику регулирования общественных отношений Закон РК «О науке» содержит допустимое число отсылочных и бланкетных норм.

Применение отсылочных и бланкетных норм является оправданным и не противоречит статье 61 Конституции Республики Казахстан и требованиям статьи 20 Закона Республики Казахстан «О правовых актах».

 

2.4 Выявление наличия коррупциогенных факторов, создающих возможности для совершения коррупционных действий и (или) принятия решений

 

Пункт 11 Положения о национальных научных советах, утвержденное постановлением Правительства Республики Казахстан от 16 мая 2011 года № 519:

«11. В состав каждого совета не входят:

1) руководители аккредитованных субъектов научной и/или научно-технической деятельности и их заместители;

2) более одного работника из одной организации для каждого совета, для которого данная организация является основным местом работы».

В целях исключения конфликта интересов считаем необходимым расширить перечень лиц, которых нельзя допускать в состав ННС и предлагается пополнить пункт 11 подпунктом 3) следующего содержания:

«3) аффилированными лица члена совета».

 

Пункт 16 Положения о национальных научных советах, утвержденное постановлением Правительства Республики Казахстан от 16 мая 2011 года № 519:

«16. Члены советов могут участвовать в конкурсе на грантовое или программно-целевое финансирование научных и (или) научно-технических проектов и программ, грантовое финансирование проектов коммерциализации результатов научной и (или) научно-технической деятельности, в качестве научного руководителя или исполнителя проекта (программы), но не участвуют в процедуре оценивания и голосования по проектам (программам) со своим участием или с участием аффилированных лиц.

Аффилированными лицами члена совета являются:

1) близкие родственники - родители, дети, усыновители (удочерители), усыновленные (удочеренные), братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки, супруг или супруга, свойственники;

2) сотрудники организаций, с которыми член совета состоит в трудовых или иных отношениях, предполагающих получение от них финансовых или иных ресурсов, и (или) рекомендован от них в качестве кандидата в состав совета;

3) соавторы статей и обзоров, опубликованных членом совета в течение последних 3 (три) лет;

4) руководитель или исполнители проекта, защитившие диссертацию под руководством члена совета, или научный руководитель (консультант) члена совета».

Если члены ННС будут вправе и дальше участвовать в конкурсе на грантовое или программно-целевое финансирование научных и (или) научно-технических проектов и программ, то однозначно неизбежен конфликт интересов в этой связи предлагается абзац первый пункта 16 изложить в следующей редакции:

«16. Члены советов не могут участвовать в конкурсе на грантовое или программно-целевое финансирование научных и (или) научно-технических проектов и программ, грантовое финансирование проектов коммерциализации результатов научной и (или) научно-технической деятельности, в качестве научного руководителя или исполнителя проекта (программы), не участвуют в процедуре оценивания и голосования по проектам (программам) с участием аффилированных лиц».

 

Пункт 17 Положения о национальных научных советах, утвержденное постановлением Правительства Республики Казахстан от 16 мая 2011 года № 519:

«17. Основаниями для исключения членов из состава совета являются:

1) заявление члена совета о намерении выйти из состава совета;

2) пропуск членом совета в течение одного года 3 (три) и более заседаний совета без уважительной причины;

3) разглашение членом совета содержания объектов экспертизы и (или) его использование в собственных интересах;

4) необоснованное уклонение члена совета от принятия решений;

5) наличие в действиях членов совета фактов нарушения научной этики (плагиат, фальсификация, фабрикация данных, ложное соавторство, присвоение чужих результатов из заявок, дублирование полностью или частично объектов экспертизы);

6) наступление обстоятельств, указанных в пункте 11 настоящего Положения, а также нарушение установленного срока уведомления центра экспертизы о наступлении соответствующих обстоятельств;

7) нарушение положений, предусмотренных пунктами 49, 50 и 51 настоящего Положения;

8) другие обстоятельства, препятствующие дальнейшей деятельности члена в составе совета.

В случае исключения члена совета из состава совета по основаниям, указанным в подпунктах 2), 3), 4), 5), 7) пункта 17 настоящего Положения, его кандидатура не может быть повторно рекомендована для включения в состав вновь формируемого последующего совета.

В случае наступления обстоятельств, указанных в пункте 11 настоящего Положения, член совета не позднее чем в течение 5 (пять) рабочих дней направляет письменное уведомление в центр экспертизы.

Мониторинг наступления обстоятельств, указанных в подпунктах 2), 3), 4), 5), 6), 7) пункта 17 настоящего Положения, осуществляется центром экспертизы».

В редакции пункта 17 Правил не предусмотрено основание исключения члена ННС за несоблюдение требований по антикорупционной политики в этой связи рекомендуется уполномоченному органу в сфере образования и науки доработать пункт.

 

Пункт 41 Положения о национальных научных советах, утвержденное постановлением Правительства Республики Казахстан от 16 мая 2011 года № 519:

«41. Решения совета о принятии промежуточных и заключительных отчетов в рамках программно-целевого финансирования принимаются с учетом заключения ГНТЭ и актов мониторинга (при наличии) открытым голосованием простым большинством голосов членов совета, участвующих в заседании совета».

В целях соблюдения принципа прозрачности необходимо предусмотреть открытое голосование на всех этапах конкурса, а не только при принятии решений по отчетам.

В настоящем разделе аналитической справки считаем необходимым привести конкретные факты, которые служат обоснованием принятия вышеуказанных поправок.

В начале 2018 года группа молодых исследователей очень громко и слаженно выступила в социальных сетях и СМИ с заявлением о нарушениях в проведении конкурсов на грантовое финансирование научных исследований на 2018-2020 годы. Параллельно они обратились в Генеральную прокуратуру и Агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции. Уже затем, не дождавшись реакции от официальных органов, исследователи выступили с открытым обращением к Н. Назарбаеву, в котором пожаловались на необъективность оценок при присуждении финансовых грантов. Ученые попросили главу государства организовать независимую комиссию, которая должна проверить результаты состоявшегося конкурса.[1]

То, что представители научного сообщества, привыкшие к спокойствию и размеренности академической среды, не просто вывели внутрикорпоративный конфликт в публичную сферу, но и апеллировали к авторитету главы государства, является свидетельством того, что в сфере казахстанской науки накопилась критическая масса проблем.

Суть конфликта заключалась в том, что проекты, набравшие высокие баллы у зарубежных экспертов, не получили одобрения ННС, которые отдали предпочтение заявкам научных организаций, близких к руководителям этих советов. Собственно, это и стало последней каплей, переполнившей чашу терпения исследователей.

Кейс со скандалом в области распределения грантов показал, что, несмотря на все предусмотренные правовые и иные механизмы защиты от злоупотреблений, избежать их не удается.

Со свойственными людям науки последовательностью и стремлением к наглядности ученые составили простую таблицу, из которой видно, что их обвинения имеют под собой весомые основания.

 

Таблица

 

 

Институт

Сумма гранта

млн. тенге

Доля от общего финанс-ния (%)

Члены ННС, рук. проектов

Институт информационных и вычислительных технологий Комитета науки МОН РК

1384

23,57

2

Институт математики и математического моделирования Комитета науки МОН РК

792

13,49

0

НИИ Экспериментальной и теоретической физики

525

8,94

0

Евразийский национальный университет им. Л. Гумилева

513

8,74

1

НИИ Математики и механики

501

8,53

1

Казахский национальный исследовательский технический университет им. К. Сатпаева

462

7,87

1

АО Международный университет информационных технологий

204

3,47

1

Nazarbayev University

150

2,55

0

Институт механики и машиноведения им. У. Джолдасбекова Комитета науки МОН РК

147

2,50

0

Казахский национальный педагогический университет им. Абая

75

1,28

1

ТОО «Астрофизический институт им. В. Фесенкова»

74

1,26

1

Международный казахско-турецкий университет им Х. Яссауи

72

1,23

1

ТОО «Физико-технический институт»

30

0,51

1

Остальные институты

942

16

0

Всего

5 871

 

Цифры беспристрастно показывают, что в 9 из 13 получивших финансирование институтов члены ННС являлись одновременно руководителями проектов. Естественно, это не может не вызывать неприятных догадок и подозрений в протекционизме, лоббировании и прочих злоупотреблениях.

После обращения молодых ученых представители ННС организовали прямой эфир в социальных сетях, но он отнюдь не развеял сомнения в «чистоте» проведенного конкурса, поскольку аргументированных объяснений, почему набравшие высокие баллы проекты оказались проигравшими, так и не прозвучало.

Еще один характерный момент. МОН РК в качестве реакции на поднявшуюся волну критики порекомендовал ученым решать конфликт в рамках Совета по научной этике. Ирония ситуации в том, что этот совет по большей части состоит из членов ННС. Ожидать, что они «высекут» сами себя, как один из персонажей русской классической литературы, было бы наивно.

Из открытого обращения ученых-аграриев:«Открытое письмо Кожамжарову и Шпекбаеву!» — Группа ученых-аграриев обратилась к Генеральному прокурору Республики Казахстан Кайрату КОЖАМЖАРОВУ и Председателю Агентства Республики Казахстан по делам государственной службы и противодействию коррупции Алику ШПЕКБАЕВУ по поводу нарушений в системе проведения конкурсов по научным исследованиям! - «В прошлом году мы приняли активное участие в конкурсе на грантовое финансирование по научным и (или) научно-техническим проектам на 2018-2020 годы, проводимом Министерством образования и науки. Первый этап конкурса, т.е. этап независимой специализированной экспертизы, проведенный независимыми международными и отечественными научно-техническими экспертами, мы, нижеподписавшиеся, со своими поданными научными проектами прошли успешно, получив от 24 до 33,7 баллов из 36 возможных.

Результаты второго этапа конкурса, т.е. этапа рассмотрения конкурсных проектов национальным научным советом по направлению науки «Устойчивое развитие агропромышленного комплекса и безопасность сельскохозяйственной продукции» (далее ННС по АПК) в буквальном смысле ошеломили нас — ННС по АПК одобрил проекты, набравшие на первом этапе всего 16-19 баллов.

Причину такой ситуации мы видим с одной стороны в грубом нарушении существующих правил формирования состава ННС по АПК, который и открыл путь для возможности протекционизма и лоббирования отдельных проектов, а с другой - в некачественной работе самого ННС по АПК.

Просим вас, создать комиссию и рассмотреть вышеуказанные факты нарушений, а также просим проверить соответствие состава ННС по АПК установленным законодательным нормам и правилам, правильность его действий и причастность его руководства и отдельных членов к коррупционным правонарушениям».[2]

Источник: forbes.kz

Из открытого обращения ученых Казкосмоса:«- На обращение в Генпрокуратуру ученых вынудила непрозрачная система распределения грантов среди научных проектов. Ученые Национального центра космических исследований обратились к генеральному прокурору и председателю Агентства по делам госслужбы. Они недовольны результатами распределения грантов для научных проектов, которое подводил Национальный научный совет (ННС).

Все проекты, участвовавшие в конкурсе, получали оценку в баллах. По логике, получить гранты должны были проекты, набравшие наибольшее число баллов. Однако получилось наоборот.

По итогам конкурса по направлению «Информационные, телекоммуникационные и космические технологии», опубликованным 29 января 2018 года, финансирование получили проекты, набравшие наименьшее количество баллов при прохождении государственной экспертизы. А проекты, получившие наибольшее количество баллов, наоборот, были отвергнуты.

По словам Александра ГУБЕРТА, советника президента Национального центра космических исследований, в число отвергнутых проектов вошли проекты ученых «Казкосмоса», а также Астрофизического института им. В. Г. Фесенкова, Института ионосферы, Института космической техники и технологий.

Стоит отметить, что по итогам конкурса, на рассмотрение ННС было направлено 565 проектов из более 70 научных учреждений — «В их числе было 11 проектов, руководителями которых являлись сами члены ННС, а также аффилированные с ними лица. По итогам экспертизы более 30 баллов набрали 93 проекта, от 25 до 30 — 216 проектов, от 21 до 25 — 139 проектов.

Следует отметить, что проекты, представленные председателем ННС и его заместителем, набрали всего 23,33 и 21,19 балла. И были одобрены!».

По словам журналиста, известного блогера, руководителя Медиа-группы «Матрица.kz» Серика МАМБЕТОВА:- «Казахские ученые: часть — никчемные бездари, часть — трусливые хомячки! — Чем закончится скандал по дележу грантового бабла? А ничем! Потому что, ученые, за редким исключением, в большинстве своем — трусы!

Среди них есть и грамотные ученые, которые в этой жизни что то да добились. Есть и бездари, рыльце которых в пушку. И всем этим трусам сейчас подкинут копейку, и они встанут на сторону беззакония и нарушений! Им все равно как получить деньги!

А почему этих бесхребетных бездарей больше, чем нормальных ученых? Да потому что система отлажена давно — так называемые нормальные ученые, не согласные жить и работать в этом дерьме, давно покинули стены наших НИИ и вузов — кто в бизнес, кто за бугор.

Остались те, кто не уважает себя, и те, кто может выбивать себе бабло. Не важно на что — лишь бы жить! И наука тут не при чем».[3]

 

АДГСПК РК ставит под сомнение честность распределения научных грантов в Казахстане» — АДГСПК РК ставит под сомнение честность распределения научных грантов в Казахстане. Об этом сообщил директор департамента антикоррупционной политики Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции Данияр САБИРБАЕВ на совещании в Астане - «Агентством в сентябре прошлого года проведен анализ коррупционных рисков в деятельности Комитета науки МОН РК. В результате в качестве коррупционного риска выявлен слабый ведомственный контроль со стороны руководства комитета, что приводит к многочисленным нарушениям законодательства, как самими служащими, так и сотрудниками подведомственных организации.

Советы созданы по семи направлениям науки. Их основная функция - принятие решений по грантам за счет республиканского бюджета. Однако действующие составы советов сформированы с грубыми нарушениями законодательства. Согласно пункту 11 Положения об ННС в их составы не должны входить руководители аккредитованных субъектов научной или научно-технической деятельности и их заместители. Также не должно быть более одного работника из одной организации.

Таким образом, действующие составы ННС представляются нам нелегитимными».[4]

Доктор физико-математических наук в РК и РФ Сергей Борисович ДУБОВИЧЕНКО:«- С нынешним руководством министерства отечественная наука продолжит падение в кризисную яму. Наукой Казахстана рулят не просто далекие от науки люди, но имеющие только один - корыстный интерес. У нас сейчас чрезвычайная ситуация в науке. Поэтому стоит серьезно поразмыслить над тем, кто и по каким лекалам будет реформировать такую специфическую сферу, как наука. Поможет ли это прекратить скандалы с финансированием. Те люди, что причастны к злоупотреблениям, до сих пор не привлечены к ответственности, а именно они предлагают эти «реформы». Хотя еще год назад ученые требовали отменить незаконные решения Национальных научных советов (ННС), когда средства на исследования выделили на проекты с низкими баллами. А не как положено по закону на заявки ученых, получивших после экспертизы, в том числе и международной независимой, высокие баллы. Сколько за это время и кому перечислили денег народных, бюджетных - доподлинно неизвестно. А вы говорите реформы. Пока они говорят о реформах, в карманы неизвестно кого утекают сотни миллионов тенге, а из страны «утекают» лучшие ученые, и в первую очередь молодые!

В открытом доступе информация: проект «Разработка информационных технологий и систем для стимулирования устойчивого развития личности как одна из основ развития цифрового Казахстана». Экспертиза дала 18 баллов - очень мало. Одобрено финансирование - 1 537 528 728,10 тенге. Полтора миллиарда! Вероятно, нас ждет мировая сенсация, но мы почему-то до сих пор о ней «ни слухом ни духом». Какие-то сверхсекретные разработки в области цифровизации, после которых нам позавидует весь мир? А США, Израиль, Германия станут в очередь и выложат доллары, евро за наше ноу-хау?

Вообще я считаю, что сегодня и срочно нужно расформировать нелегитимные ННС и публично через интернет общим голосованием ученых провести новое избрание их членов. Отменить выделение такими ННС финансирования проектов с баллами меньше 24 - этот балл был использован как проходной на предыдущих конкурсах. Высвободившиеся деньги перераспределить на проекты, набравшие 30 и более баллов, но не получавших финансирования или получивших 10 - 15 процентов от заявленного. И, естественно, АДГСПК провести проверку всех проектов с баллами меньше 24, а особенно меньше 20! И в первую очередь тех, что получили сотни миллионов тенге!

Такая чехарда началась с приходом в министры Ерлана Сагадиева. Именно при нем вместо грамотных и понимающих людей набрали сплошь прокуроров и экономистов. Поэтому МОН сегодня - это штаб по развалу науки и ликвидации образования в РК! Практически каждым своим ЦУ они препятствуют развитию науки, накладывают все новые ограничения на ученых, которые вместе с урезанием финансирования по разным проектам приводят к ежегодному снижению средней зарплаты в научной среде. Характерно, что министр за все время, что он у руля, не соизволил встретиться с учеными, обсудить насущные проблемы.

Именно поэтому можно считать его сопричастным ко всем кадровым и финансовым безобразиям. Именно поэтому он в первую очередь должен отвечать за упадок науки и развал образования.

Что еще можно предложить? Ликвидировать МОН как таковое и создать профильные министерства: аналог министерства просвещения с функцией - детсады и школы, министерство высшего, среднего и специального образования - функции понятны из его названия, и обязательно министерство науки и новых технологий - тоже с понятными из названия функциями, которое уже существовало в республике в 90-х! Но поработать ему так и не дали! Интересно - почему?

Вообще было бы здорово провести большое собрание ученых с участием президента страны, чтобы сами ученые могли напрямую поделиться своим видением, какой должна быть наука Казахстана сегодня, завтра и в будущем!».[5]

 

2.5 Иные выявленные негативные факторы правовой регламентации

Технологическое обновление на казахстанских предприятиях происходит в значительной мере на основе заимствования зарубежных технологий и оборудования. На эти цели в период с 2013 по 2017 предприятиями тратилось до 72% всех инновационных вложений. В то же время на научные исследования и подготовку производства для выпуска новых продуктов, внедрение новых услуг или методов их производства приходится чуть более 5%.[6]

Эти данные указывают на то, что казахстанский бизнес предпочитает приобретать уже готовое оборудование, машины, механизмы, а не вкладываться во внедрение отечественных научных разработок. При этом он не тратится и на подготовку к новому производству. Например, не проводятся маркетинговые исследования рынка, производственное проектирование, обучение персонала для работы с технологическими инновациями. Об этом свидетельствует достаточно низкая доля затрат на них, не превышавшая за последние пятилетие 7%. Кстати, в 2017 она снизилась до 1%.

Пожалуй, основной проблемой, связанной с построением инновационной экономики, является объективное отставание казахстанской науки от мирового научного процесса. Те технологии, которые отечественная наука осваивает сейчас, в мире уже давно известны. Для того чтобы сменить догоняющий характер казахстанской науки, несколько лет назад была введена независимая научная экспертиза научных, научно-технических проектов и программ с привлечением зарубежных специалистов.

Фундаментальная наука, как средство познания мира, должна оставаться свободной и независимой от внешних факторов - бюрократических директив, текущих идеологических взглядов и прочего. Она нуждается лишь в достаточном государственном финансировании. В России, к примеру, это поняли. Там сейчас готовится к принятию национальный проект «Наука». Из общей суммы финансирования проекта, составляющей 1,4 трлн руб. на 2019-2024, 1 трлн предлагается израсходовать по статье «Генерация фундаментальных научных знаний».

Необходима полная открытость, как в сфере общего бюджетного финансирования науки, так и в сфере принятия решений о грантовом финансировании. Для этого мы предлагаем открыть доступ к информации об одобренных проектах и программах. Информация должна включать, помимо общих сведений, аннотацию заявки, ожидаемые результаты, а также обобщённые материалы по полученным результатам и списки публикаций по теме исследования. И, поскольку проекты длятся не один год, считаем необходимым давать информацию ежегодно. Это позволит усилить общественный и профессиональный контроль над расходованием средств и повысить ответственность исполнителей.

Предлагается изменить формат голосования с тайного, как сейчас, на открытое, а также регламент подсчёта голосов: решения ННС должны считаться правомочными, если за них проголосовало большинство.

Не менее важной задачей считаем повышение статуса и престижа эксперта, для чего предлагаем разработать механизм аккредитации экспертов с присвоением статуса «учёный-эксперт Казахстана».

Ещё одна проблема - финансирование большого количества проектов в ущерб качеству. Сейчас государство оплачивает исследования, которые проводятся в рамках 7 приоритетных направлений. По каждому приоритету обозначены конкретные темы. Например, в рамках направления «Рациональное использование природных ресурсов» исследуются композиционные и наноматериалы, а в рамках направления «Информационные, телекоммуникационные и космические технологии» ведётся работа по проблемам биоинформатики и речевым технологиям. Всего на данный момент реализуется 1096 проектов и 93 программы. О чём нам говорят эти цифры? О том, что желание раздать всем сёстрам по серьгам, поддержать все научно-исследовательские организации приводит к тому, что деньги «размазываются тонким слоем» по множеству институтов. Мы предлагаем сконцентрировать их в «точках роста».

Чтобы деньги на науку расходовались рационально и с пользой, имеет смысл подумать о том, чтобы сосредоточить управление наукой в одном центре. Таким органом могло бы стать национальное агентство РК по научной, научно-технической и инновационной деятельности при правительстве РК. Такое агентство выступало бы разработчиком государственной программы развития науки, заказчиком и главным координатором в научной системе. Эта структура могла бы контролировать процесс внедрения результатов научных исследований в производство.

Только единый орган способен одновременно определять приоритетные направления науки и технологий, координировать работу научно-исследовательских организаций и организаций, занимающихся инновационной деятельностью.

Как отмечает профессор Мухтарова К.С.:«Поэтому в сфере внедрения НИР необходимо проводить открытую экспертизу проектов, выполненных как в научно-исследовательских организациях, так и на предприятиях, где были представлены результаты научных поисков. При этом экспертиза должна быть открытой и независимой, в ней не должны участвовать аффилированные лица, заинтересованные в формальных положительных результатах. Научно-техническое сообщество должно знать имена победителей республиканских конкурсов, тендеров, а самое главное, реальные результаты конкурсных исследований и их эффективность от внедрения в производства. Разные экономические отрасли Казахстана должны быть конкурентоспособными, и для этого должны создаваться частные и совместные проекты.

В системе высшего профессионального образования существует тенденция увеличения разрыва во взаимодействии вузов с академическим сектором науки, производством и экспериментальными базами, что, соответственно, ведет к снижению качества учебного процесса и практической подготовки будущих специалистов. Кроме того, при подготовке кадров с высшим образованием происходит «вымывание затратных специальностей», в частности, естественно-научного и технического направлений, без чего невозможно научно-техническое развитие общества. Кроме того, нет достаточных исследований этой проблемы, на основании которых следовало бы создать условия, обеспечивающие гибкость, обновление и продуктивность образовательного процесса, передачу необходимых знаний и навыков, учитывающих требования изменяющегося рынка труда, современные тенденции которого обусловлены такими обстоятельствами, как:

• возрастанием спроса на высококвалифицированных инженерно-технических специалистов,

• возникновением элитного слоя служащих, владеющих новыми технологиями профессиональной деятельности, а также способных обслуживать сложное электронное и автоматическое оборудование, занимающихся конструированием, техническим обслуживанием, маркетингом».[7]

Результаты госаудита свидетельствуют о наличии ряда системных проблем, препятствующих дальнейшему развитию науки и повышению наукоемкости экономики.

«Наблюдается снижение показателей развития науки, таких как объем финансирования, количество организаций предпринимательского сектора, выполняющих научные исследования, количество работников, задействованных в научных проектах», - пояснил член Счетного комитета, руководителя аудиторской группы Серик Нугербеков.[8]

Министерству образования и науки рекомендовано выработать механизм возврата денежных средств, если получатели грантового финансирования не исполнили своих обязательств, так как «в связи с наличием такого пробела невозможно взыскать 150 млн тенге с ТОО «Инновационная компания «Стерин», не исполнившего обязательства по соглашению по гранту». Кроме того, в случае экономии средств на стадии реализации грантовых проектов отсутствует реализация их перераспределения и возврата в госбюджет, отметил Нугербеков.

«Государство пытается коммерциализировать науку, приняло специальный закон. Математику, химию, сферу производства можно коммерциализировать. Однако с гуманитарными науками не так. Главный их продукт - книги. Казахская история, казахский язык и литература - это вещи, которых нет в мире. Они остаются без внимания, - считает известный казахстанский медиевист, кандидат исторических наук Нурлан Атыгаев.[9]

Со слов президента АО «НЦГНТЭ» Адиля Ибраева: «Существующая система распределения финансовых средств Национальными научными советами должна была привести к достижению конкретных и видимых результатов. Во-первых, это объективная оценка проектов, что обеспечивается участием в государственной научно-технической экспертизе зарубежных и отечественных профильных специалистов. Мы со своей стороны этот результат обеспечили. Во-вторых, это минимизация возможностей для злоупотреблений со стороны чиновников. В-третьих, это право ученых решать, какие научные проекты для страны наиболее перспективные. То есть «децентрализация» науки и передача рычагов финансового управления от Министерства образования и науки самим ученым. В существующем законодательстве оказались лазейки, которыми не преминули воспользоваться некоторые члены ННС. И только благодаря открытости результатов конкурса эти нарушения стали известны и вызвали такой серьезный резонанс. Однако главного, ради чего эти новые правила разрабатывались, добиться не удалось. Получилось, что государство снова профинансировало околонаучную бюрократию, а не результат, продолжая выталкивать истинных ученых из науки.

Значит, нужны структурные реформы, точечными мерами тут не обойтись. О кадрах управленцев уже было сказано выше. Другая проблема - низкая требовательность к результатам научной деятельности. Сегодняшняя система оценки научных достижений позволяет подменять реальный научный результат отчетом о процессе. Люди с учеными степенями, но не работающие в науке, отлично умеют это делать. Наличие таких людей в академическом сообществе, возможно, и стало одной из причин деградации науки и образования, резкого падения престижа этих сфер.

Говоря о повышении требовательности, необходимо принять решительные меры к плагиаторам и тем, кто создает им условия - редколлегиям научных журналов, научным руководителям, диссертационным советам.

Академическое сообщество может настоять на изменении формата голосования ННС с закрытого на открытое, на повышении требований к индексу цитируемости членов ННС, на изменении сроков объявления конкурсов на финансирование проектов».[10]