Найти
<< Назад
Далее >>
Два документа рядом (откл)
Сохранить(документ)
Распечатать
Копировать в Word
Скрыть комментарии системы
Информация о документе
Информация о документе
Поставить на контроль
В избранное
Посмотреть мои закладки
Скрыть мои комментарии
Посмотреть мои комментарии
Английский
Русский и английский
Увеличить шрифт
Уменьшить шрифт
Корреспонденты
Респонденты
Сообщить об ошибке

Комментарий к некоторым главам Модельного закона для стран СНГ «Об акционерных обществах» (в новой редакции) (Фархад Карагусов, главный научный сотрудник Института частного права Каспийского университета, доктор юридических наук, профессор)

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

Фархад Карагусов

главный научный сотрудник Института частного права

Каспийского университета (Алматы, Казахстан)

доктор юридических наук, профессор

 

 

Комментарий к некоторым главам Модельного закона для стран СНГ «Об акционерных обществах»
(в новой редакции)

 

[Упомянутый Модельный закон «Об акционерных обществах» принят Межпарламентской ассамблеей государств - участников СНГ 28 октября 2010 г. (постановление № 35-13) (пожалуйста, см.: http://www.iacis.ru/html/?id=22&pag=800&nid=1). Комментарий к нему подготовлен также в октябре 2010 года группой экспертов. В том числе Ф.С. Карагусовым написан комментарий к Главам VIIIи IXэтого Модельного закона. На английском языке полный текст указанного Модельного закона «Об акционерных обществах» и Комментария к нему опубликован в ReviewofCentralandEastEuropeanLawSpecialIssue (HarmonizationofCorporateLawintheCIS. More Architecture of Choice). - Koninklijke Brill NV, Leiden, The Netherlands. Volume36, 2011. P.211-507.

 

Члены группы по подготовке новой редакции Модельного закона «Об акционерных обществах» для государств-участников СНГ и авторы нижеуказанных глав Комментария к нему:

Руководитель группы:

доктор Ганс-Иоахим Шрамм (Германия) - Введение, Главы V, VIи XIIКомментария;

Члены группы:

доктор Макс Гутброд (Германия / Россия) - Главы I, II, IIIи IVКомментария;

профессор Ладо Чантурия (Грузия / Германия) - Глава VIIКомментария;

профессор Фархад Карагусов (Казахстан) - Главы VIIIи IXКомментария;

доктор Дмитрий Степанов (Россия) - Глава XКомментария;

профессор Рольф Книпер (Германия) - Главы XIи XIIIКомментария.

 

Members of the group for the preparation of the new version of the Model Law for CIS Member States «On Joint-Stock Companies» and authors of respective chapters of the Commentary (as mentioned below):

Team Head:

Professor Hans-Joachim Schramm (Germany), Team Head - Introduction, Chapters V, VI and XII of the Commentary;

Team Members:

Dr. Max Gutbrod (Germany/Russia) - Chapters І, II, III and IV of the Commentary;

Professor Lado Chanturiya (Georgia/Germany) - Chapter VII of the Commentary;

Professor Farkhad Karagussov (Kazakhstan) - Chapters VIII and IX of the Commentary;

Dr. Dmitriy Stepanov (Russia) - Chapter X of the Commentary;

Professor Rolf Knieper (Germany) - Chapters XI and XIII of the Commentary]

 

КОММЕНТАРИЙ К МОДЕЛЬНОМУ ЗАКОНУ ДЛЯ ГОСУДАРСТВ-УЧАСТНИКОВ СНГ «ОБ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВАХ»

(извлечение)

 

Содержание

 

Глава VIII. Положения о сделках общества с особыми условиями:

Сделки, в которых присутствует конфликт интересов (сделки с заинтересованностью);

Крупные сделки.

Глава IX. Бухгалтерский учет и отчетность, аудит и раскрытие информации:

Основные требования;

Аудиторская проверка;

Государственное регулирование деятельности акционерных обществ;

Публичность сведений об аффилированных лицах;

Публичность учетно-отчетной документации общества;

Кодексы корпоративного управления.

 

 

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

ГЛАВА VIII. ПОЛОЖЕНИЯ О СДЕЛКАХ ОБЩЕСТВА С ОСОБЫМИ УСЛОВИЯМИ

 

Одной из основных целей современного корпоративного законодательства является не только регулирование правового статуса корпорации (акционерного общества, компании), но также наиболее эффективная и целесообразная (сбалансированная в той или иной степени) регламентация различных конфликтов интересов, которые неизбежно возникают в процессе осуществления деятельности корпорации.

Примером такой регламентации конфликтов интересов являются законодательные установления относительно условий осуществления особых категорий сделок с участием акционерного общества. В частности, к таким сделкам относят (а) сделки, в которых присутствует конфликт интересов, обусловленный заинтересованностью в их совершении со стороны должностных лиц или крупных акционеров общества, и (б) крупные сделки.

В основе регулирования сделок, относящихся к перечисленным категориям, лежит потребность в минимизации негативных последствий для участников корпоративных отношений в связи с наличием таких конфликтующих интересов, как (а) интересы акционерного общества и собственные имущественные интересы его крупного акционера или его должностных лиц при осуществлении обществом сделки, в совершении которой у такого акционера или должностного лица имеется личный интерес, и (б) интересы общества и интересы его акционеров при принятии обществом на себя существенных (крупных) договорных обязательств. Регламентация этих двух категорий сделок акционерных обществ является обязательной характеристикой корпоративного законодательства большинства современных государств.

 

 

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

1. Сделки, в которых присутствует конфликт интересов (сделки с заинтересованностью)

 

1.1. Понятие сделки, в которой присутствует конфликт интересов.

Установление специальных правил относительно сделок, в которых присутствует конфликт интересов, направлено на защиту имущественных интересов акционерного общества в тех ситуациях, когда общество может заключить сделку с третьими лицами, в совершении которой заинтересован кто-либо из имеющих право участвовать в принятии решения о заключении обществом данной сделки его директоров, иных должностных лиц или его крупных акционеров.

Определяя понятие сделки, в которой присутствует конфликт интересов, Модельный закон устанавливает необходимость одновременного наличия двух признаков с тем, чтобы сделка рассматривалась в качестве таковой, (ст. 138):

1) соответствующий директор, иное должностное лицо корпорации, ее крупный акционер вправе (имеет полномочия) участвовать в принятии решений о заключении данной сделки, определении ее условий, и

2) имущественные интересы субъектов, перечисленных в п/п 1, в совершении этой сделки не совпадают с интересами акционерного общества.

Общим критерием для квалификации сделки, в которой присутствует конфликт интересов, является то, что на основании оценки имеющихся фактов или сложившихся обстоятельств формируется такой вывод, что лица, участвующие в принятии решения о совершении этой сделки, действуют или могут действовать не только в интересах общества. Вместе с тем, законодательное закрепление обязательности проведения такой оценки фактов и обстоятельств в каждом конкретном случае в целях выявления интересов его должностных лиц и крупных акционеров, конкурирующих с имущественными интересами общества, создало бы серьезные предпосылки для субъективных оценок и не способствовало бы эффективной деятельности корпорации, дестабилизировало бы внутрикорпоративные отношения.

В связи с этим Модельный закон устанавливает презумпцию наличия конкурирующих с интересами акционерного общества имущественных интересов у заинтересованных лиц - тех, кто участвует в принятии решения о совершении обществом соответствующей сделки в силу одного лишь факта занятия ими должности в обществе или владения ими крупными пакетами голосующих акций общества.

 

1.2. Определение круга заинтересованных лиц.

С учетом этой презумпции одной из первых задач, стоявших перед разработчиками Модельного закона, стояло наиболее целесообразное определение круга таких заинтересованных лиц. Как следует из ст. 138 Модельного закона, любое должностное лицо акционерного общества и любой его крупный акционер является таким заинтересованным лицом, если оно/он самостоятельно выступает контрагентом общества по данной сделке, или оно/он является должностным лицом либо крупным акционером/участником такого контрагента, или по иному правовому основанию является представителем контрагента. Заинтересованным в совершении обществом сделки его должностное лицо или крупный акционер признается и в тех случаях, когда по конкретной сделке контрагентом общества, или его крупным акционером/участником, или его должностным лицом, или иным представителем контрагента по правовому основанию выступает любое из аффилированных лиц соответствующего должностного лица, крупного акционера общества.

Согласно п. 8) ст. 2 Модельного закона должностными лицами акционерного общества признаются (в зависимости от выбранной модели управления корпорацией: дуалистической или монистической) члены наблюдательного совета и члены правления либо члены совета директоров и члены исполнительного органа или лицо, единолично осуществляющее функции исполнительного органа акционерного общества. Статус крупного акционера общества обусловлен юридической возможностью осуществлять права акционера по 10 и более процентов голосующих акций акционерного общества.

В свою очередь, в соответствующих подпунктах ст. 2 Модельного закона определяется и понятие «аффилированного лица», основанное на наличии правовой или кровно-родственной связи субъектов рынка, способствующей эффективному согласованию воль этих субъектов как объединения/группы лиц или реализации воли доминирующего среди них субъекта. В этой же статье также очерчивается круг субъектов (включая связанных лиц, близких родственников, контролирующих лиц, подконтрольные юридические лица и юридические лица, совместно с корпорацией находящиеся под общим контролем), признаваемых аффилированными лицами другого лица.

Примечательно, что Модельный закон признает заинтересованным в совершении обществом сделки должностное лицо корпорации, когда оно самостоятельно является контрагентом общества или является представителем контрагента общества по данной сделке либо посредником в этих сделках. В связи с этим следует отметить, что эта норма Модельного закона может применяться только в тех юрисдикциях, в которых представителю (основывающему свои полномочия на доверенности, законодательстве, решении суда или административном акте) не запрещается совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично или другого лица, представителем которого он одновременно является. Например, в соответствии с законодательством Казахстана (где соответствующий запрет установлен в п. 3 ст. 163 Гражданского кодекса), должностное лицо общества (если не имеет место коммерческое представительством, как оно регулируется ст. 166 казахстанского Гражданского кодекса) не может представлять корпорацию в сделках с самим собой или другой организацией, которую оно же представляет в качестве представителя по закону, уставу или доверенности.

Также обращает на себя внимание то, что к сделкам, в которых присутствует конфликт интересов, Модельный закон относит не только отдельные, самостоятельные сделки, но и совокупность взаимосвязанных сделок (ст. 138). Вэтой связи, представляется целесообразным в качестве таковых рассматривать совокупность гражданско-правовых сделок, направленных на достижение одной объединяющей их хозяйственной цели, в том числе (но не ограничиваясь этим признаком) когда возможность осуществления одной из таких сделок обусловливается достижением результата другой сделки. Такое понимание взаимосвязанных сделок предлагается в ст. 140 Модельного закона, содержащей дефиницию крупной сделки. Допускается, однако, что национальным законодательством или внутренними документами каждой отдельной корпорации могут предусматриваться и другие признаки, при наличии которых несколько сделок могут признаваться взаимосвязанными.

 

1.3. Принцип прозрачности.

В установлении специального регулирования сделок, в которых присутствует конфликт интересов, законодатель исходит не из того, чтобы предотвратить для должностного лица, имеющего в акционерном обществе влияние при принятии корпоративных решений, получение дохода из источника, не связанного с занятием им должности в обществе, но за счет использования ресурсов общества. Модельный закон содержит специальные статьи (например, 119 и 133), которые запрещают членам правления, членам совета директоров и исполнительного органа преследовать личные цели и основываться на личном интересе при осуществлении их функций в качестве должностных лиц акционерного общества. Эти же статьи содержат однозначные указания на такие содержащие конфликт интересов ситуации, которые не допустимы в деятельности должностных лиц общества при каких бы то ни было обстоятельствах или допустимы по специальному разрешению, соответственно, наблюдательного совета либо совета директоров.

В свою очередь, при регулировании сделок, в которых присутствует конфликт интересов, основополагающей идеей является то, чтобы не допустить совершение обществом сделки, в которой заинтересован кто-то из его должностных лиц или его крупный акционер, на менее выгодных условиях, чем те, которые в соответствующих условиях и обстоятельствах могут быть получены обществом при осуществлении аналогичной сделки на открытом, конкурентном рынке.

Поэтому в Модельном законе не запрещаются сделки, в которых присутствует конфликт интересов. Однако само рассмотрение вопроса о совершении акционерным обществом такой сделки обусловливается обязательным соответствием цены сделки рыночной стоимости имущества, являющегося предметом сделки, (п. 2 ст. 139). Реализация же вышеуказанной основополагающей идеи достигается путем (а) установления требований о централизации актуальной информации относительно всех заинтересованных лиц и (б) закрепления условий принятия решения о совершении соответствующей сделки. Такая специальная регламентация основана на том, что информация об интересах является в достаточной мере открытой, прозрачной, а должностные лица общества в должной степени исполняют их обязанность действовать в лучших интересах общества и быть лояльным по отношению к обществу.

Особенность такого регулирования заключается в стимулировании должностных лиц к должному поведению и в предупреждении отклонений от необходимой линии их поведения. В частности, в Модельном законе предусмотрена система предупреждения осуществления бесконтрольнойсделки с конфликтом интересов: создаются условия, при которых акционерное общество сможет контролировать соблюдение его должностными лицами обязанности быть лояльными по отношению к обществу.

В данном случае Модельный закон исходит из того, что акционерное общество должно знать о том, кто является (или может стать) лицом, заинтересованным в совершении обществом гражданско-правовых сделок. В этих целях Модельный закон предусматривает режим информирования общества о конкретной предстоящей сделке с заинтересованностью. В частности, в соответствии с п. 5 ст. 138 лицо, заинтересованное в совершении обществом сделки, обязано до ее заключения сообщить в письменной форме о своей заинтересованности в сделке и имеющемся конфликте интересов органу общества, в компетенцию которого входит принятие решений о заключении таких сделок. Эта обязанность возлагается на каждое заинтересованное лицо, а не только на того, кто является должностным лицом или крупным акционером общества. Вместе с тем, этой нормой юридически обеспечивается соблюдение должностными лицами общества их обязанности быть честными и добросовестными по отношению к корпорации, действуя в ее наилучших интересах (dutyofloyalty).

 

1.4. Необходимость существования системы контроля.

Однако независимо от того, насколько заинтересованные лица акционерного общества добросовестно информируют его о предстоящей сделке, в совершении которой они имеют собственный интерес, Модельный закон предлагает требования, согласно которым само общество должно реализовывать систему специальных мероприятий по недопущению заключения обществом такой сделки в ущерб имущественныминтересам общества. Для этого п. 4 ст. 138 Модельного закона предусматривает, что «лицо, заинтересованное в совершении обществом сделок, обязано не реже одного раза в год представлять совету общества письменное заявление, содержащее сведения, достаточные для своевременного выявления сделок общества, в которых присутствует конфликт интересов». Этой нормой предполагается, что акционерное общество обеспечивает сбор и централизацию информации о всех лицах, которые могут быть заинтересованы в совершении обществом гражданско-правовых сделок, при осуществлении которых имущественные интересы общества и соответствующих заинтересованных лиц могут не совпадать или могут непосредственно конфликтовать друг с другом. Эта норма также предполагает существование системы контроля со стороны общества за актуальностью списков заинтересованных лиц, а также обязательной проверки контрагента по каждой предполагаемой сделке на предмет его отсутствия в соответствующем списке.

Обращает на себя внимание, что Модельный закон не регулирует детально порядок сбора и учета акционерным обществом соответствующей информации: эти вопросы могут быть регламентированы уставом или внутренними документами общества. Вместе с тем, принципиальным является то, что обязанность раскрытия информации о потенциальном конфликте интересов при осуществлении обществом хозяйственных сделок Модельным законом возлагается на каждое конкретное заинтересованное лица, которое может и не иметь прямого отношения к данному акционерному обществу. В этом подходе отражено щепетильное отношение разработчиков Модельного закона к обеспечению права участников оборота иметь частные интересы, сведения о которых не подлежат широкому разглашению.

В частности, в регулировании сделок акционерного общества с заинтересованностью информация о конфликте интересов и основаниях для его возникновения (родство, инвестиции в капитал корпорации, занятие должности или представление интересов) касается, как уже отмечалось, исключительно интересов самого акционерного общества. Поэтому она должна быть адресована только обществу в лице его органов и его акционерам, но не иной широкой публике. Необходимо учитывать, что заинтересованными лицами автоматически признаются субъекты, в силу различных оснований аффилиированности и, нередко, не по своей воле, а в силу обстоятельств ставшие заинтересованными лицами по отношению к данной корпорации. В этой связи важным является то, чтобы лицо, раскрывающее свою связь с обществом или аффилиированность с его должностными лицами и крупными акционерами, сделало такое раскрытие самостоятельно по своему свободному волеизъявлению. Такой подход позволит избежать конфликтов по поводу недозволенного вторжения в сферу частной жизни.

Вместе с тем, разработчиками Модельного закона рассматривалась и такая сложность с получением полных или достоверных сведений от заинтересованных лиц, когда последние вправе отказать в предоставлении информации о себе, а общество не сможет иметь существенных инструментов воздействия на этих лиц. Поэтому в национальном законодательстве вполне допустима возможность, когда обязанность предоставления обществу сведений о своих аффилированных лицах возлагается только на акционеров и должностных лиц корпорации. Так, например, ст. 67 Закона Республики Казахстан «Об акционерных обществах» предусматривает, чтобы уставом общества устанавливался порядок предоставления обществу информации о своих аффилированных лицах только акционерами и должностными лицами общества. Правда, эта же статья, подобно Модельному закону, одновременно возлагает на соответствующие физические и юридические лица обязанность предоставлять акционерному обществу сведения о своей аффиилиированности к обществу и своих аффилированных лицах сразу после возникновения у этих лиц соответствующей аффилиированности с обществом.

Несмотря на некоторую противоречивость данной нормы казахстанского закона, ее содержание формирует режим, при котором корпорация в данном случае не вступает в отношения со всеми категориями заинтересованных лиц (например, близкими родственниками своих должностных лиц или организациями, в которых они являются крупными акционерами, и др.), но осуществляет сбор необходимой информации только через своих акционеров и должностных лиц. Этот порядок сбора сведений о заинтересованных лицах, хотя и является более эффективным, но остается юридически небезупречным в виду очевидной двусмысленности относительно обоснованности раскрытия указанными субъектами частной информации, относящейся к другим, пусть и связанным с должностными лицами и акционерами общества, субъектам.

 

1.5. Порядок и условия принятия корпоративного решения.

Выявив наличие конфликта интересов в предполагаемой к заключению сделке, акционерное общество обязано соблюсти требования закона относительно порядка и условий принятия корпоративного решения о совершении такой сделки или отказа от ее совершения. Причем эти условия и порядок должны быть соблюдены независимо от того, как обществу стало известно о наличии конфликта интересов в предполагаемой сделке: на основании письменного заявления соответствующего заинтересованного лица корпорации либопо результатам проверки собственных списков или иных баз данных общества о его аффилированных лицах и анализа правового статуса предполагаемого по сделке контрагента (установления личности его крупных акционеров/участников, должностных и иных аффилированных лиц, иных представителей).

Среди этих условий принципиальными являются: (а) соответствие условий сделки объективным рыночным показателям (выше уже говорилось о значении выявления рыночной стоимости предполагаемой к совершению сделки, в которой присутствует конфликт интересов); (б) принятие решения о совершении сделки только уполномоченным на рассмотрение такого вопроса органом общества; (в) беспристрастность при рассмотрении соответствующего вопроса (за счет запрета заинтересованному в совершении сделки должностному лицу или крупному акционеру общества участвовать в обсуждении и принятии решения о совершении обществом соответствующей сделки), и (г) ответственность за принятое корпоративное решение о совершении корпорацией соответствующей сделки.

В зависимости о выбранной модели управления (дуалистическая или монистическая) и обстоятельств заинтересованности решение о совершении сделки, в которой присутствует конфликт интересов, принимает совет директоров или общее собрание акционеров корпорации. В частности, при монистической системе, в которой органом управления является совет директоров, действующий под собственную ответственность, (ст. 124 Модельного закона) такое решение принимается советом директоров. При этом решение должно быть принято единогласно членами совета директоров, не являющимися заинтересованными в заключаемой сделке. Если же более половины избранных членов совета директоров общества являются лицами, заинтересованными в совершении данной сделки, такая сделка может быть заключена только по решению общего собрания акционеров.В тех случаях, когда заинтересованным в сделке лицом является крупный акционер общества, и по какой-то причине решение о заключении данной сделки выносится на рассмотрение общего собрания акционеров, то данный крупный акционер также не может участвовать в голосовании по принятию относящегося к этой сделке решения.

При выборе дуалистической модели управления, когда ведение дел корпорации и представление ее интересов в сделках с третьими лицами осуществляет правление под свою ответственность (ст.ст. 114 и 117 Модельного закона), решения о совершении обществом сделок, в которых присутствует конфликт интересов, принимаются только общим собранием акционеров. В данном случае также применяется норма о том, что в случаях, когда заинтересованным в сделке лицом является крупный акционер общества, он не может участвовать в голосовании по принятию относящегося к этой сделке решения.

 

1.6. Последствия несоблюдения требований закона.

Соблюдение вышеизложенных требований Модельного закона, направленных на предотвращение имущественного ущерба для акционерного общества, обеспечивается негативными правовыми последствиями для участников корпоративных отношений. В частности, Модельный закон исходит из того, что сделка, в которой присутствует конфликт интересов, не может быть заключена в ущерб имущественныминтересам акционерного общества. Прежде всего, нарушение требований Модельного закона влечет за собой признание сделки недействительной. Так, например, общество вправе потребовать признания соответствующейсделки недействительной,если (а) на момент принятия соответствующего корпоративного решения совету директоров / общему собранию акционеров не были известны все обстоятельства, связанные с заключением этой сделки, но впоследствии такие обстоятельства стали известными обществу, и/или (б) эта сделка была заключена с нарушением иных вышеописанных требований Модельного закона.

Обращает на себя внимание и то, что Модельный закон предлагает и альтернативу признанию в вышеописанных случаях сделкинедействительной,общество вправе потребовать от своего контрагента незамедлительного досрочного прекращения сделки и возмещения причиненного обществу имущественного ущерба (если наличие такового имеет место).

Такое признание сделки недействительной или ее досрочное прекращение (с или без требования о возмещении ущерба) осуществляется по требованию акционерного общества. Требование о признании сделки недействительной должно быть предъявлено контрагенту представляющим корпорацию исполнительным органом (при монистической модели управления) или правлением (при дуалистической модели управления). При этом такой исполнительный орган / правление могут действовать самостоятельно либо по требованию совета директоров или, соответственно, общего собрания акционеров.

Модельный закон также обеспечивает соответствующее поведение исполнительного органа / правления акционерного общества по принятию в таких случаях мер к возмещению заинтересованным лицом ущерба корпорации, причиненного в результате совершения такой сделки. Так, ст. 135 Модельного закона регулирует вопросы ответственности директоров и иных должностных лиц общества, требуя от них разумного и добросовестного выполнения их обязанностей в интересах общества под угрозой возмещения обществу убытков, которые возникнут у него в результате виновного нарушения ими этой обязанности. Ст.ст. 136 и 137 Модельного закона детально регламентируют привлечение должностных лиц акционерного общества со стороны, соответственно, органов общества или его акционеров.

Помимо возможности для признания недействительной сделки, в которой присутствует конфликт интересов, по инициативе самого общества, Модельный закон закрепляет ничтожность сделок,в которых присутствует конфликт интересов, если их последствия причиняют ущерб обществу, а правление / совет директоров общества действовал намерено в убыток общества, о чем другая сторона в сделке знала или должна знать (п. 9 ст. 139). В тех юрисдикциях, где ничтожные сделки регламентируются неполноценно, а для признания сделки недействительной может потребоваться ее оспаривание заинтересованными субъектами, (как, например, по общему правилу в законодательстве Республики Казахстан) можно предусмотреть признание таких сделок недействительными по иску заинтересованного субъекта.Независимо от того, будет ли соответствующая сделка признана недействительной в силу ее ничтожности или вследствие ее оспаривания, все должностные лица акционерного общества, которые в этом случае намеренно действовали в ущерб обществу, должны будут нести имущественную ответственность перед обществом на основании и в соответствии с вышеуказанными ст.ст. 136 и 137 Модельного закона.

Обращает на себя внимание то, что в Модельном законе в любом случае презюмируется имущественная ответственность заинтересованных лиц за нарушения предписаний Модельного закона,если осуществление соответствующей сделки привело к ущербу для общества в результате того, что были нарушены законодательные требования по раскрытию информации об аффилиированности с обществом или заинтересованности в конкретной сделке, либо об условиях определения стоимости сделки или о порядке принятия решения о совершении данной сделки, то предполагается, что заинтересованные лица действовали намеренно в ущерб интересам общества.

Однако, если же решение о сделке было принято в полном соответствии с требованиями Модельного закона, на основании всесторонней оценки всех условий сделки, при их соответствии рыночной стоимости аналогичного предмету сделки имущества, то понесение обществом ущерба при осуществлении сделки не влечет признания ее недействительной и не обусловливает обязанности его должностных лиц, включая заинтересованных лиц, по возмещению этого ущерба обществу. Вместе с тем, это не освобождает должностных лиц и органы общества от их обязанности принять все меры по минимизации размеров такого ущерба и возмещению его за счет иных приемлемых источников.

В заключении отметим, что в интересах твердости хозяйственного оборота Модельный закон допускает оспаривание и признание недействительным корпоративного решения, на основании которого совершена сделка с заинтересованностью, без оспаривания и признания недействительной соответствующей сделки. В этой ситуации обеспечивается сохранение хозяйственных и деловых связей акционерного общества с его контрагентами, а его имущественные интересы, пострадавшие в результате совершения или осуществления соответствующей сделки, в которой присутствует конфликт интересов, могут быть восстановлены за счет соответствующего заинтересованного лица на основании вышеупомянутой презумпции его имущественной ответственности перед обществом.

Требования комментируемых статей Модельного закона распространяются не только в случаях совершения сделок, в которых имеется конфликт интересов, но и в случаях изменения таких сделок.

Таким образом, помимо четкого определения условий и порядка принятия решений о совершении акционерным обществом сделок с заинтересованностью, Модельный закон также предлагает дифференцированную и эффективную регламентацию условий действительности таких сделок, а также условий и последствий признания их недействительными в различных ситуациях - от оспаривания сделок самим обществом до признания их недействительными по иску заинтересованных субъектов. Кроме того, в регулировании этой категории сделок акционерного общества Модельный закон последовательно реализует идеи об основаниях и имущественной природе ответственности должностных лиц за недобросовестное выполнение в ущерб интересам общества их обязанностей, возложенных на них законом, уставом либо служебным (корпоративным) или трудовым договором с корпорацией.

 

 

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

2. Крупные сделки

 

2.1. Понятие крупной сделки.

Поскольку исполнение имущественных обязательств всегда должно в достаточной мере быть обеспеченным приемлемыми для этого активами должника, принятие значительных по сумме обязательств может существенно понизить стоимость акционерного общества, повлиять на развитие общества и рыночные котировки его акций, а кристаллизация риска неисполнения обществом этих обязательств может обусловить его несостоятельность. Эти обстоятельства имеют существенное значение для акционеров и кредиторов акционерного общества. Поэтому современное корпоративное законодательство во многих странах специально регламентирует совершение акционерными обществами т.н. крупных сделок.

Модельный закон достаточно традиционно для современного корпоративного законодательства устанавливает, что крупная сделка связана с приобретением, отчуждением или возможностью приобретения, отчуждения акционерным обществом прямо либокосвенно имущества,стоимость которого превышает установленный Модельным законом минимум. При этом, определяя понятие крупной сделки, Модельный закон исходит из того, что она: (а) не является обычной хозяйственной сделкой для данного общества, (б) не связана с формированием или поддержанием капитала общества за счет размещения акций или конвертируемых в акции общества его же ценных бумаг, а (в) цена сделки определенным образом соотносится со стоимостью активов общества (ст. 140).

Следует отметить, что национальное законодательство, а также устав каждой конкретной корпорации могут содержать дополнительный перечень сделок, которые признаются или не признаются крупными для акционерных обществ (данного акционерного общества). Модельный закон также допускает, чтобы устав общества устанавливал случаи, при которых на иные совершаемые обществом сделки распространялся порядок одобрения крупных сделок, предусмотренный Модельным законом.

Как и при регулировании сделок акционерного общества, в которых присутствует конфликт интересов, к крупным сделкам Модельный закон относит не только отдельные, самостоятельные сделки, но также и совокупность взаимосвязанных сделок,определяя последние как совокупность гражданско-правовых сделок, направленных на достижение одной объединяющей их хозяйственной цели, в том числе (но не ограничиваясь этим признаком) когда возможность осуществления одной из таких сделок обусловливается достижением результата другой сделки (ст. 140). Допускается, однако, что национальным законодательством или внутренними документами каждой отдельной корпорации могут предусматриваться и другие признаки, при наличии которых несколько сделок могут признаваться взаимосвязанными.

Обращает на себя внимание и то, что Модельный закон относит к крупным сделкам акционерного общества не только непосредственное (прямое), но и косвенное приобретение или отчуждение имуществаобществом.Таким случаем являются, например, передача дочерней организацией общества в залог третьему лицу его имущества, стоимость которого существенно (на 25 или более процентов) формирует стоимость самого общества. Регулирование таких «косвенных» сделок направлено не только на обеспечение имущественных интересов акционеров, заинтересованных в сохранении и увеличении стоимости своих инвестиций, но также взаимосвязано с нормами Модельного закона, регулирующими вопросы групп компаний, (Глава XII) направленных на противодействие рейдерству, с одной стороны, и злоупотреблением положением на рынке и сохранению прозрачных хозяйственных связей между субъектами рынка, с другой стороны.

 

2.2. Определение цены крупной сделки.

Очевидно, что для квалификации сделки в качестве крупной (помимо ее содержания или предмета) принципиальным является определение стоимости имущества, являющегося предметом данной сделки, ее сопоставление со стоимостью и имущественной состоятельностьюсамого общества.Известно, что в основе оценки стоимости компаний могут использоваться разные индикаторы. Например, в основе индикатора «solvencytest» лежит показатель текущей способности компании оплачивать свои долги. При использовании индикатора «balance-sheettest» обычно основываются на стоимости чистых активов компании, которые могут быть использованы как для исполнения обязательств, так и для развития бизнеса. Допустима и комбинация из обоих подходов.

Разработчиками Модельного закона предлагается исходить из того, что стоимость имущества общества должна подтверждаться данными его бухгалтерской отчетности, поскольку ориентир только на исполнение текущих обязательств может привести к наращиванию суммы долга для финансирования деятельности и усугублению степени неплатежеспособности в кратчайшей перспективе. И хотя наличие у компании чистых активов не всегда может означать возможность использовать их для погашения долгов и развития бизнеса, определение стоимости предмета сделки на основе балансовой стоимости активов общества согласно данным бухгалтерской отчетности общества на последнюю отчетную дату представляется более объективным и обоснованным показателем, предполагающим комбинированное использование, в общем-то, обоих из вышеупомянутых индикаторов.

Ответственность за надлежащее определение цены отчуждаемого или приобретаемого имущества (услуг)Модельным законом возложена на наблюдательный совет / совет директоров корпорации (в зависимости от применяемой модели управления), независимо от того, должна ли данная крупная сделка утверждаться этим органом общества или общим собранием его акционеров. В этой норме также последовательно реализуется принцип ответственности должностных лиц акционерного общества за их добросовестное поведение в интересах общества, а также принципиальные положения о том, что именно совет директоров управляет обществом под свою ответственность (ст. 124) при применении монистической модели управления, а наблюдательный совет ответственен за контроль за работой правления (ст. 102) при применении дуалистической модели управления.