PRGloader
Загрузка...

Юридико-технический анализ Регламента Правительства Республики Казахстан

 

Примашев Н.М.,

руководитель Центра

лингвистики Института

законодательства и

правовой информации

Республики Казахстан,

к.ю.н., доцент

 

Общие положения

 

Юридическая техника является одной их универсальных понятий права. Она может выступать одновременно в различных качествах теории и практики права, юридической науки и правоприменительной деятельности, правового письма и т.д. Данное понятие своим диапазоном охватывает не только право и тесно связанные с ним смежные отрасли науки, как философия, филология, социология, психология и иные социальные науки, но и некоторые точные науки, динамично вторгающиеся в право в связи с цифровизацией правовой жизни государства и человека.

Юридическая техника как научно-правовая категория тесно переплетена с природой самого права. Она охватывает факт фиксации любого знака, символа или рисунка на любом из используемых носителях. В этой связи юридическая техника выступает универсальным понятием, находящимся в органичной связи со всеми правовыми понятиями. К примеру, с ней можно легко увязать такие правовые категории как: конституционная законность[1], административные регламенты[2], юридическая лексика[3], документная лингвистика[4] и др. В этой связи, даже можно допустить, что юридическая техника в определенных аспектах создает или диктует условия самому праву.

Как с практической, так и теоретической точки зрения юридическая техника является важной правовой категорией. Она выступает как «систематизированное научное знание... и практическая юридическая деятельность» [1, 2]. В праксиологическом плане данное понятие полно раскрыто в подпункте 6) статьи 1 Закона Республики Казахстан «О правовых актах» от 6 апреля 2016 года в виде «совокупности способов, требований и правил оформления правовых актов».

Объектом настоящего исследования является Регламент Правительства Республики Казахстан (далее - Регламент), утвержденный постановлением Правительства Республики Казахстан от 10 декабря 2002 года № 1300, который регулирует порядок деятельности Правительства Республики Казахстан в качестве высшего органа исполнительной власти.

Регламент можно отнести к подзаконным нормативным правовым актам, призванный «регламентировать позитивные, не связанные с юрисдикционным процессом административные процедуры»[5]. Специфика Регламента заключается в том, что являясь чисто «правилом» деятельности самого Правительства Республики Казахстан, он регламентирует важные законопроектные и государственно-управленческие отношения иных, как центральных, так и местных государственных органов. По отдельным аспектам данных отношений юрисдикция Регламента распространяется и на деятельность Парламента Республики Казахстан. Такая действительность позволяет согласиться с мнением о том, что «внутренние» регламенты отчасти являются «внешними»[6].

 

Методология исследования. При проведении настоящего исследования использованы сравнительно-правовой метод, а также специальные методы, как юридико-технический, грамматический, стилистический, лексический анализ и др.

 

Результаты исследования. Регламент не случайно выбран объектом исследования[7]. Научный интерес представляет не только его техника письма и оформления, его качество как письменного и юридического документа, имеющего императивный характер[8], но и имеющиеся в нем недостатки различного характера.

Регламент является обычным языковым документом. Как известно, «в языке нет ничего, кроме тождеств и различий»[9]. Именно «различия» языка Регламента предопределили цель настоящего исследования.

Проведенный анализ показал, что в Регламенте присутствуют как языковые, так и правовые ошибки. В частности, в нем допущены стилистические, лексические и грамматические ошибки, а также ряд правовых ошибок, которые в настоящем исследовании будет отражены по порядку изложения норм или отдельных предложений, местами фрагментарно в зависимости от предмета и объекта регулирования.

К примеру, в норме пункта 10 Регламента «Межведомственная координация деятельности аппаратов министерств осуществляется Руководителем Канцелярии путем проведения совещаний с ответственными секретарями (должностными лицами, осуществляющими полномочия ответственного секретаря) и соответствующих поручений Руководителя Канцелярии» явно допущена ошибка, так как она не согласуется.

В пункте 16 слова «при наличии согласия (согласование посредством ЭЦП) руководителя соответствующего государственного органа» предпочтительно дополнить словом «первого», которое присутствует в пунктах 8-2, 8-15, 14, 16 и др.

Также следует уточнить норму пункта 43-1, которая гласит, что «В случае изменения в процессе рассмотрения в Канцелярии и Администрации Президента текста международного договора на государственном языке - с Министерством юстиции». Данная норма требует некоторых разъяснений. Во-первых, текст международного договора, участницей которого намеревается стать Республика Казахстан не может быть изменен.

Во-вторых, если речь идет о международном договоре, который собирается подписывать/ратифицировать Республика Казахстан, то данный пункт Регламента должен быть дополнен словом «проект». В-третьих, если изменению подвергается текст на казахском языке, то не совсем ясен смысл его пересогласования с Министерством юстиции.

Согласно пункту 90 Регламента государственный орган-разработчик законопроекта самостоятельно принимает решение о проведении повторной или дополнительной экспертизы. Данная норма также является спорной. К примеру, согласно пункту 37 Регламента повторная научная лингвистическая экспертиза проводится после проработки проектов законов в структурных подразделениях Канцелярии Премьер-Министра и Администрации Президента. Таким образом, теряется «самостоятельность» в проведении очередных научных экспертиз. Этот пример свидетельствует об имеющемся противоречии между пунктами 90 и 37 Регламента.

В подпункте 7) пункта 91 закреплено формальное право государственного органа, как «В случае несогласия с заключением (заключениями) научной экспертизы, разработчик законопроекта должен привести письменные аргументированные обоснования причин несогласия с соответствующим заключением», которое, к примеру, не может быть выполнено при научной лингвистической экспертизе. В условиях низкого качества переводного текста[10] на казахском языке, когда государственные органы-разработчики законопроектов просто соглашаются с замечаниями уполномоченной организации, проводившей научную лингвистическую экспертизу, либо игнорируют их, о чем не будет знать кто-либо из участников законотворческого процесса, даже ответственные исполнители проекта, кроме переводчиков данного государственного органа или привлеченных со стороны по обоснованию своего несогласия с заключением научной лингвистической экспертизы (к примеру, максимальное количество обнаруженных ошибок текста проектов законодательных актов составляет 3142. Привести письменные аргументированные обоснования причин несогласия с каждой ошибкой (даже с их 10-15 процентами!) было бы очень сложно, как с точки зрения грамматики казахского языка, так и имеющихся ресурсов, особенно, времени. Кроме этого, отсутствует правовой механизм обращения государственных органов-разработчиков законопроектов к уполномоченной организации по проведению научной лингвистической экспертизы, определяемой Правительством Республики Казахстан).

Одним из недостатков Регламента является неправильное оформление сокращений, будь то названия государственных органов или иных часто используемых понятий. Так, согласно пункту 20 «Внеочередные заседания Правительства созываются по инициативе Президента Республики Казахстан (далее - Президент) либо Премьер-Министра». Предполагается, что далее выражение «Президент Республики Казахстан» по всему тексту будет использовано в форме «Президент». Однако, это не совсем так. Во-первых, слова «Президент Республики Казахстан» использованы в пунктах 8-1 - 8-12, т.е. до вышеуказанного пункта 20, а также в пунктах 78, 79, 96, 99 и 100 по нескольку раз. Во-вторых, в пунктах 111 и 153 в контексте со словом «законопроект» использован аналог данного понятия, как «Глава государства», что неправильно, потому как понятие «Глава государства» является более политическим и литературным, нежели правовым. К примеру, Глава государства не может инициировать законопроекты, так как согласно пункту 1 статьи 61 право законодательной инициативы принадлежит «Президенту Республики Казахстан».

Такая же практика с сокращением наименования государственного органа - Администрация Президента Республики Казахстан. Первый раз оно употребляется в пункте 8-1. Его сокращенный вариант как «Администрация Президента» дается в следующем пункте по порядку, тогда как в пунктах 102, 152 и 157 вновь использован его полный вариант.

Аналогичная негативная практика повторяется и в отношении сокращения наименования высшего органа исполнительной власти - Правительства Республики Казахстан. В пункте 1 закреплен его полный вариант как «Правительство Республики Казахстан (далее - Правительство)». Однако в пунктах 8-7, 157 и 159 снова использовано его полное наименование - «Правительство Республики Казахстан».

Понятие «Представительство Правительства в Парламенте» упоминается в пунктах 85, 108, 108-1, 109-2, 109-3 и 111-1 по нескольку раз. А о сокращении данного понятия как «Представительство» говорится только в пункте 111 в виде «Представительство Правительства в Парламенте (далее - Представительство)», т.е. до и после упоминания сокращения в указанном пункте.

Таким образом, представленные примеры показывают, что все случаи сокращения наименований государственных органов в не имеют смысла.

Проблемой как Регламента, так и всего действующего законодательства и практики государственных органов и иных организаций является отсутствие утвержденного названия используемых бланков. На практике официальным бланком считается бланк с изображением Государственного Герба и наименованием государственного органа или организации на двух языках, на которых, как правило, оформляются письма или иные документы. В перечне бланков, закрепленных в пункте 9 «Правил документирования, управления документацией и использования систем электронного документооборота в государственных и негосударственных организациях», утвержденных постановлением Правительства Республики Казахстан от 31 октября 2018 года № 703, который «устанавливают порядок документирования, управления документацией и использования систем электронного документооборота в государственных и негосударственных организациях» (далее - Правила) отсутствует вышеуказанный вид бланка («бланк письма организации», «бланк конкретного вида документа организации» и «общий бланк организации»). Несмотря на это некоторые государственные органы все-таки официально используют понятие «официальный бланк». К примеру, в Министерстве образования и науки Республики Казахстан используются понятия и виды «официальный бланк» и «фирменный бланк» (см.: приказы Министра образования и науки Республики Казахстан от 28 июля 2020 года № 321 «О внесении изменений и дополнений в некоторые приказы Министра образования и науки Республики Казахстан» и «Об утверждении Правил документирования и управления документацией в Министерстве образования и науки Республики Казахстан» от 12 января 2011 года № 7). Данные приказы явно противоречат вышеуказанным Правилам.

В анализируемом Регламенте указаны такие виды бланков как «официальные бланки Правительства и Канцелярии» (пункты 29, 117), «гербовый бланк» (пункт 60), «соответствующий бланк» (подпункт 2) пункта 76), «бланк Правительства» (пункт 101), которые также требуют приведения в соответствие с вышеуказанными Правилами.

В пунктах 11 и 34 два раза используются слова «(далее - ЭЦП)», в пункте 74 три раза использована его расшифровка как «электронная цифровая подпись». Такая же ситуация с использованием понятия «Единая система электронного документооборота государственных органов» и его аббревиатуры. В пунктах 11 и 26 использована аббревиатура ЕСЭДО, а его полное наименование и аббревиатура закреплены в пункте 49 в виде «Единой системы электронного документооборота государственных органов (далее - ЕСЭДО)». Данная аббревиатура повторяется в пунктах 53-1, 53-2, 60 и 136. В то же время в пункте 78 опять использовано полное наменование - «Единая система электронного документооборота».

Проблема поливариантности оформления касается и аббревиатуры «pdf». В частности, в подпункте 10) пункта 50 говорится о «pdf», а в следующем подпункте о pdf, тогда как в пункте 79 о «pdf».

Следующими в плане оформления проблемными аббревиатурами являются «ОКДО» и «КПМ». ОКДО употребляется в пунктах 60, 109 и 109-1, тогда как в пунктах 8-13, 8-14, 104, 141-1 и 141-2 дано полное наименование данного структурного подразделения - Отдел контроля и документационного обеспечения. В Регламенте аббревиатура «КПМ» использована 2 раза без расшифровки. Также в двух вариантах оформлена аббревиатура интранет-портала государственных органов, как «ИПГО» и «ИП ГО».

Используемый язык в работе Канцелярии Премьер-Министра также требует уточнения, так как понятие «государственный язык» является правовым. Согласно пункту 1 статьи 7 Конституции Республики Казахстан государственным языком является казахский язык. Следовательно, все слова «государственный язык» (встречается 22 раза) необходимо поменять на «казахский язык» как в пункте 39.

В Регламенте отсутствует единообразие и в оформлении понятий. К примеру использованы варианты «Руководство Правительства» (пункты 8-13, 11, 14, 16, 43, 53-5, 108, 109, 109-1 и др.) и «руководство Правительства» (пункты 15, 37, 53-3, 53-4, 57, 108, 108-1, 109, 145 и др.).

Большую группу недостатков Регламента представляет разнообразие оформления сроков выполнения поручений или процедур. К примеру, встречаются такие их варианты: «1 (одного) рабочего дня» / 1 (одного) дня» / «не более суток», «3 (трех) рабочих дней» / «3 (три) рабочих дня» / «трех рабочих дней» / «трех дней», «пятидневный срок»/ «5 календарных дней» / «5 (пять) рабочих дней», «7 (семи) дней» / «7 (семь) рабочих дней» / «семи рабочих дней», «10 (десять) рабочих дней» / «10 рабочих дней» / «десяти рабочих дней» / «10 (десяти) рабочих дней», «четырнадцати календарных дней», «15 (пятнадцати) рабочих дней» / «15 (пятнадцать) рабочих дней», «20-дневного срока» / «20 (двадцать) рабочих дней» / «20 (двадцать) дней», «тридцатого числа» / «5 числа» и т.д. Таким образом, оформление сроков различной деятельности, указанных в пунктах 8-11, 19, 39-1, 45, 45-1, 50-1, 54, 56, 66, 70, 73, 75, 78, 85, 91-2, 96, 102, 106-1, 107, 109, 109-1, 110, 113, 113-1, 114, 114-1, 114-2, 115-2, 115-6, 115-7, 115-9, 115-12, 117, 120-1, 123, 125, 130, 131, 136, 140, 141, 141-1, 145, 154 и др. требует единообразия.

В пункте 104 допущена незначительная правовая ошибка. Если норма «В случае возврата без регистрации Аппаратом Мажилиса Парламента» является безупречной и соответствует пунктам 26 и 27 Регламента Мажилиса Парламента Республики Казахстан от 8 февраля 1996 года, то следующая норма «При обнаружении Сенатом Парламента недостатков в оформлении внесенного Правительством законопроекта... » является проблемной, так как не Сенат Парламента определяет те или недостатки, а его Аппарат (кстати, Аппарат правильно упоминается в следующем абзаце данного же пункта).

Следующая правовая ошибка связана с понятием «концепция закона», о котором говорится в пункте 108. Данное понятие не существует. В законодательстве Республики Казахстан, включая Регламент, закреплено понятие «концепция законопроекта».

Также проблемной является оформление статуса Межведомственной комиссии по вопросам законопроектной деятельности. В пункте 82 говорится о «Межведомственной комиссии по вопросам законопроектной деятельности при Правительстве Республики Казахстан (далее - Межведомственная комиссия)», тогда как в пункте 105 при повторном сокращении (!?) говорится о «Межведомственной комиссии по вопросам законопроектной деятельности (далее - Межведомственная комиссия)».

При оформлении грифов секретности в пунктах 72 и 74 как «особой важности, совершенно секретных и секретных», следует перечислить их по степени секретности как «особой важности, секретных и совершенно секретных».

Также требуют единообразия различные словосочетания и понятия, как «Премьер-Министра (лица, исполняющего обязанности Премьер-Министра) / Премьер-Министра или лица, его замещающего», «акимом области, городов Нур-Султана, Алматы, Шымкента / акимами областей, городов Нур-Султана, Алматы, Шымкента» (подпункты 2) и 10) пункта 50), «решение Республиканской бюджетной комиссии / заключение Республиканской бюджетной комиссии / республиканской бюджетной комиссии» (пункт 50, 91, 105,109, 109-1 и др), «сети Интернет / глобальной сети Internet (Интернет)», интернет-ресурсе (веб-сайте) / интернет-ресурсе», «Государственный орган-разработчик / Государственный орган - разработчик» (по всему тексту).

В предложении «в случае нарушения 3 (трех) рабочих дней по доработке в рабочем порядке проекта государственным органом-разработчиком по замечаниям структурных подразделений Канцелярии» видимо, пропущено слово «срока» (подпункт 6) пункта 54).

Спаренные понятия, указанные в пункте 13 «аулов (сел)» и «аульных (сельских) округов», на практике не используются с июля 2013 года, когда были внесены соответствующие изменения и дополнения в Закон Республики Казахстан «О местном государственном управлении и самоуправлении в Республике Казахстан от 23 января 2001 года.

Не совсем ясен смысл указания статуса заместителя первого руководителя государственного органа в качестве «политического государственного служащего», хотя первый руководитель также является таковым (пункты 84, 141-1 и 141-2).

В подпункте 3) пункта 47 явно допущена ошибка в словах «первого руководителя первого руководителя».

Также не существует Закона Республики Казахстан «О международных договорах», указанного в пункте 89.

Совместный приказ Руководителя Канцелярии Премьер-Министра и Министерства связи и информации от 20 мая 2011 года № 25-1-32 дсп/22П-дсп, указанный в пункте 20, также требует конкретизации. В подпункте 7) пункта 2 статьи 7 Закона Республики Казахстан «О правовых актах» от 6 апреля 2016 года закреплено понятие «нормативные правовые приказы министров Республики Казахстан».

Также требуется исправление грамматических ошибок, допущенных в словах «Конституционного совета», «Генеральному прокурору», «принимаемого Закона».

Кроме вышеуказанных недостатков в Регламенте есть еще одно замечание касающееся понятия «заместитель министра юстиции» (Приложение 1-1). Как известно, в настоящее время в Министерстве юстиции Республики Казахстан такая должность отсутствует в связи с исключением данного министерства из числа государственных органов, находящихся в прямом подчинении Президента Республики Казахстан в ходе одной из конституционных реформ (имеются в министерствах иностранных дел, внутренних дел и обороны). В настоящее время как и во всех министерствах, вице-министры юстиции назначаются Правительством Республики Казахстан.

Немаловажным аспектом организации деятельности Правительства является его документационное обеспечение и регулирование делопроизводства. Одной из проблем является организация и проведение научной лингвистической экспертизы. К примеру, данная экспертиза в числе других регламентирована в Правилах проведения научной экспертизы проектов нормативных правовых актов, утвержденных постановлением Правительства Республики Казахстан от 31 августа 2016 года № 497, и Правилах проведения научной экспертизы по международным договорам, участницей которых намеревается стать Республика Казахстан, а также по проектам международных договоров, утвержденных постановлением Правительства Республики Казахстан от 14 сентября 2010 года № 938. Так, согласно пункту 95 Регламента, вносимые в Канцелярию материалы по законопроекту должны быть подготовлены на государственном и русском языках. К материалам также относятся заключения по результатам научной (правовой, лингвистической, экологической и других) экспертизы согласно подпункту 7) данного пункта. Если перевод заключений других видов научных экспертиз с русского языка (на языке выполнения экспертиз) на казахский можно допустить, то перевод заключения научной лингвистической экспертизы проводимой на переводной текст с русского языка, является нонсенсом. О данной проблеме не раз говорилось, но практика продолжается, отдавая дань двум-трем словам вышеуказанного пункта, отнимая при этом различные значимые ресурсы. Данный перевод не имеет смысла и никакого практического значения. Логически правильным является подготовка заключения на языке разработки проекта закона или международного договора[11]. Поэтому предлагается требование перевода заключения научной лингвистической экспертизы исключить из перечня, указанного в пункте 95 Регламента.

Подобные и иные ошибки допущены и в других нормативных правовых актах, регламентирующих деятельность Правительства Республики Казахстан. К примеру, следует исправить грамматические ошибки, допущенные в соответствующих бланках Правительства Республики Казахстан «Қазақстан Республикасы Премьер-Министрнің орынбасары / Заместитель Премьер-Министр Республики Казахстан» в приложении к постановлению от 31 января 2001 года № 168 «Об утверждении некоторых инструкций» и «Қазақстан Республикасы Премьер-Министріннің өкімі» в приложении к постановлению от 29 декабря 2017 года № 943 «О некоторых вопросах электронного документооборота».

 

Вывод исследования: На основе вышеизложенного и воспользовавшись удобным моментом (отмена Закона Республики Казахстан «Об административных процедурах» от 27 ноября 2000 года, истечение сроков реализации Стратегического плана развития Республики Казахстан до 2020 года, Прогнозной схемы территориально-пространственного развития страны до 2020 и др. документов, упразднение должности ответственных секретарей государственных органов, внедрение формата цифровизации государственного управления, новелл работы в режиме онлайн и т.д.) необходимо внести соответствующие изменения и тщательно отредактировать текст Регламента. А лучше разработать его новую редакцию.

 

 

Использованные источники

 

1. Идрышева С.К. Состояние конституционной законности в сфере применения государственного языка в законодательных актах Республики Казахстан // Вестник Института законодательства и правовой информации Республики Казахстан. 2020. № 3 (61). С. 43-50, № 4 (62). С. 35-41.

2. Геннинг К.П. Понятие и сущность административаного регламента // Вестник Омской юридической академии. 2012. № 2 (19). С. 15-19 // https://cyberleninka.ru/article/n/ponyatie-і-suschnost-administrativnogo-reglamenta.pdf (дата обращения: 20.02.2021).

3. Евтушенко О. А. Документирование как одна из характеристик административного дискурса // Вестник ВГУ. Серия: Филология. Журналистика. 2017. № 4. С. 38-40 // http://www. vestnik. vsu.ru /pdf /phylolog/ 2017 /04 / 2017-04-07.pdf (дата обращения: 20.01.2021).

4. Косова М.В. Метод документоведческого анализа в лингвистических исследованиях // Вестник Волгогр. гос. ун-та. Серия. 2. Языкознание. 2016. № 1 (30). С. 7-17 // https://l.jvolsu.com/index.php/ru/archive-ru/367-science-journal-of-volsu-linguistics-2016-1-30/glavnaya-tema-nomera/1263-kosova-m-v-metod-dokumentovedcheskogo-analiza-v-lingvisticheskikh-issledovaniyakh-soderzhanie-i-tseli (дата обращения: 20.02.2021)

5. Гаврилов А.М. О назначении и некоторых особенностях административных регламентов как правовых актов управления // Марийский юридический вестник. 2015. № 1(12). С. 39-43 //https://cyberleninka.ru /article/n/o-naznachenii-і-nekotoryh-osobennostyah administrativnyh-reglamentov-kak-pravovyh-aktov-upravleniya.pdf (дата обращения: 20.02.2021).

6. Давыдов К.В. Административные регламенты федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации: вопросы теории. Монография // http://www.law.vsu.ru/structure/admlaw/personal/books/ davydov_monography.pdf (дата обращения: 20.02.2021).

7. Нормотворческая юридическая техника / под ред. Н.А. Власенко. - М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, 2013. [Электронный ресурс]: Normotvorcheskaya_yuridicheskaya_tekhnika_N_A_Vlasenko_M__2013.pdf (дата обращения: 20.02.2021).

8. О правовых актах: Закон Республики Казахстан от 6 апреля 2016 года // ИПС «Әділет» (дата обращения: 02.02.2021).

9. Регламент Правительства Республики Казахстан. Утвержден постановлением Правительства Республики Казахстан от 10 декабря 2002 года № 1300 // ИПС «Әділет» (дата обращения: 02.02.2021).

10. Об утверждении некоторых инструкций: Постановление Правительства Республики Казахстан от 31 января 2001 года 168 // ИПС «Әділет» (дата обращения: 20.02.2021).

11. О некоторых вопросах электронного документооборота: Постановление Правительства Республики Казахстан от 29 декабря 2017 года № 943 // ИПС «Әділет» (дата обращения: 20.02.2021).

 


[1] Идрышева С.К. Состояние конституционной законности в сфере применения государственного языка в законодательных актах Республики Казахстан // Вестник Института законодательства и правовой информации Республики Казахстан. 2020. № 3 (61). С. 43-50,.№ 4 (62). С. 35-41. //http://www.zqai.kz/sites/default/files/idrysheva_s.k.pdf (дата обращения: 20.02.2021).

[2] Геннинг К.П. Понятие и сущность административаного регламента // Вестник Омской юридической академии. 2012. № 2 (19). С. 15-19 // https://cyberleninka.ru/article/n/ponyatie-і-suschnost-administrativnogo-reglamenta.pdf (дата обращения: 20.02.2021).

[3] Евтушенко О.А. Документирование как одна из характеристик административного дискурса // Вестник ВГУ. Серия: Филология. Журналистика. 2017. № 4. С. 38-40 // http://www.vestnik.vsu.ru/pdf/phylolog/ 2017 /04 /2017-04-07.pdf (дата обращения: 20.02.2021).

[4] Косова М.В. Метод документоведческого анализа в лингвистических исследованиях // Вестник Волгогр. гос. ун-та. Серия. 2. Языкознание. 2016. № 1 (30). С. 7-17 // https://l.jvolsu.com/index.php/ru/archive-ru/367-science-journal-of-volsu-linguistics-2016-1-30/glavnaya-tema-nomera/1263-kosova-m-v-metod-dokumentovedcheskogo-analiza-v-lingvisticheskikh-issledovaniyakh-soderzhanie-i-tseli (дата обращения: 20.02.2021)

[5] Гаврилов А.М. О назначении и некоторых особенностях административных регламентов как правовых актов управления // Марийский юридический вестник. 2015. № 1(12). С. 39-43 //https://cyberleninka.ru /article/n/o-naznachenii-і-nekotoryh-osobennostyah-administrativnyh-reglamentov-kak-pravovyh-aktov-upravleniya.pdf (дата обращения: 20.02.2021).

[6] Давыдов К.В. Административные регламенты федеральных органов исполнительнойц власти Российской Федерции: вопросы теории. Монография // http://www.law.vsu.ru/structure/admlaw/personal/books/ davydov_monography.pdf. (дата обращения: 20.02.2021).

[7] Некоторыми из причин сложившегося низкого качества научного анализа тех или иных нормативных правовых актов, официальных документов могут являтся отсутствие спроса на него и как следствие не востребованная и не оцененная работа исследователя, отсутствие объективности и полноты, а также искренности самого исследователя по ряду объективных и субъективных причин. Фобия и различные табу по некоторым объектам научного исследования также не способствуют не только качеству документов, но и науке в целом.

[8] Качество текста Регламента на казахском языке может быть объектом отдельного исследования.

[9] https://ru.citaty.net/avtory/ferdinand-de-sossiur/ (дата обращения: 20.02.2021).

[10] На практике присутствует представление проекта текста закона или международного договора на казахском языке выполненное посредством компьютерного перевода.

[11] На практике имеет место представление государственными органами-разработчиками научной лингвистической экспертизе неофициальный перевод текстов международных договоров, которые составляются и подписываются на английском языке. Получается, что целью научной лингвистической экспертизы выступает установление аутентичности неофициальных переводов текста международного договора.

Поиск
Меню