PRGloader
Загрузка...

ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЦ, ОКАЗЫВАЮЩИХ КОНФИДЕНЦИАЛЬНУЮ ПОМОЩЬ СОТРУДНИКАМ ОВД ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ СО СБЫТОМ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ (МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ)

 

Адилов Санжар Аскенович

начальник Следственного департамента МВД РК,

кандидат юридических наук, полковник полиции

 

Гафизулы Дархан

магистрант профильной магистратуры Карагандинской Академии МВД РК

им.Б. Бейсенова, подполковник полиции

 

Хан Александр Леонидович

профессор кафедры юридических дисциплин Академии «Bolashaq»,

кандидат юридических наук, доцент, полковник полиции в отставке

 

 

Преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств всегда вызывали обоснованную обеспокоенность руководителей любого государства, не исключение и Республика Казахстан. Так в Послании Президента от 1 сентября 2021 года «Единство народа и системные реформы - прочная основа процветания страны», одним из первоочередных направлений совершенствования деятельности правоохранительных органов обозначена задача постановки «...мощного заслона на пути распространения этой заразы среди наших граждан, особенно среди молодежи...».

В рамках указанного направления Следственным департаментом МВД РК принимаются соответствующие меры по оптимизации расследования уголовных дел указанной категории, в особенности в отношении их сбыта.

Анализ судебно-следственной практики свидетельствует о том, что механизм расследования обычно проходит через следующие этапы:

1. Получение оперативной или иной информации о совершаемом преступлении, и проведение долговременных либо разовых оперативно-розыскных мероприятий (далее - ОРМ), санкционированных прокурором.[1]

2. Осуществление контрольного закупа наркотических средств, а также возможная имитация преступной деятельности и регистрация в ЕРДР.

3. Вынесение постановления о проведении НСД (негласные следственные действия) по находящемуся в производстве уголовному делу.

4. Производство обыска по месту нахождения наркотических средств, их изъятие, проведение экспертных исследований и получение их результатов.

5. Вынесение постановления о легализации материалов ОРД и передача их следователю.

6. Составление протокола исследования предоставленных материалов ОРД (ст.239 УПК РК).

7. Производство досудебного расследования и его окончание.

Между тем в ходе предварительного следствия или дознания часто возникают проблемы, связанные:

- с недопустимостью возможной провокации правонарушения;

- необходимостью доказанности (подтверждения) сбыта наркотических средств, влекущего возможность использования в доказывании разового акта приобретения;[2]

- трудности, связанные с выводом конфидента из процесса доказывания, особенно в ситуациях, когда в качестве «покупателя» при непосредственном сбыте использовался статист (гражданское лицо), а не оперативный работник.

Проведенный нами анализ уголовных дел показал, что зачастую в обвинительном акте следователем указываются достоверные данные о времени и месте контрольного закупа, что создает условия для возможного установления личности «покупателя» подозреваемым даже в условиях применения к защищаемому лицу мер безопасности. При этом респонденты апеллируют к требованиям адвокатов о необходимости описания в обвинительном акте фактических данных, послуживших основанием для начала досудебного расследования, поскольку без точного установления источника получения доказательственной информации (ч.1 ст.112 УПК РК) усматривается неполнота уголовного расследования, влекущая недопустимость проведенного действия. В этой связи со стороны сотрудников ОКП зачастую поступают нарекания, связанные с вероятностным узнаванием «покупателя» или невозможностью повторного использования таких участников в ситуациях, когда сбыт происходит в месте сосредоточения определенных национальных диаспор (например, цыганский табор) и они вынуждены обращаться к лицам, имеющим криминальное прошлое, т.к. сбыт наркотических средств неизвестным в этой среде лицам просто невозможен.

 

Возможные варианты решения проблемы:

1. Использование легендирования (искажение данных) в целях обеспечения безопасности участников расследования. Например, по результатам анкетирования сотрудников Следственного Департамента, а также слушателей профильной и научной магистратуры Карагандинской академии МВД РК им. Б. Бейсенова установлено, что около 75% опрошенных (152 респондента) предлагают указывать в обвинительном акте произвольные (не соответствующие действительности) данные, как о времени, так и месте контрольного закупа с использованием псевдонима для «покупателя».

Предложенный механизм, по мнению респондентов, позволяет исключить возможность распознавания конфидента и обеспечивает последующую возможность неоднократного его использования.

Но при таком подходе возможны следующие вероятностные риски:

- признание судом искаженной информации недопустимой, т.к. время и место совершения преступления входят в предмет доказывания (п.1 ч.1 ст.113 УПК РК);

- возможность опровержения используемых данных путем предоставления официальных сведений о невозможности в указанное время и в указанном месте совершения правонарушения (например, в случае физической невозможности участия либо в силу других объективных или субъективных обстоятельств);

- искусственное формирование негативного отношения к предусмотренной законом уголовно-процессуальной форме получения доказательств, рост правового нигилизма как среди сотрудников, так и конфидентов.

Указанные риски, на наш взгляд, свидетельствуют о невозможности использования подобного подхода, как противоречащего задачам уголовного судопроизводства.

2. Унификация расследования путем вынесения соответствующих разъяснений на уровне Нормативных Постановлений Верховного Суда РК или Приказов Генерального Прокурора РК по следующим направлениям:

1) установление наличия признаков состава рассматриваемого преступления:

- объект - наркотические средства (как предмет сбыта и как предмет незаконного хранения и т.п.);

- субъект - продавец-сбытчик, физическое лицо, фактический держатель наркотических средств;

- объективная сторона - посягательство на общественные отношения в сфере здоровья и нравственности населения;

- субъективная сторона - прямой умысел на получение дохода противоправным способом путем сбыта (распространения) запрещенных к обороту веществ.

2) обеспечение достоверности факта события правонарушения наличием доказанности только следующих обстоятельств (сокращенный предмет доказывания):

- наличие и изъятие наркотических средств у подозреваемого;

- наличие нетрудовых доходов, не подтвержденных официальными данными;

- косвенные доказательства совершения преступления: данные, полученные в результате ОРМ или НСД; показания свидетелей (соседей, очевидцев, лиц, знающих со слов о фактах сбыта и т.д.);

- процедура опосредованного допроса (оперативник вместо непосредственного источника получения информации - ч.8 ст.115 УПК РК) об обстоятельствах выявления факта сбыта наркотических средств;

Между тем, подобные нормативные и подзаконные акты требуют не только тщательного и длительного теоретического обоснования, но и необходимость изучения и обобщения действующей судебно-следственной практики, статистической отчетности и внедрения пилотажных проектов, а также много другой долговременной работы, предшествующей их изданию. К сожалению, даже при наличии реальной перспективы оптимизации в будущем процесса доказывания по рассматриваемой категории уголовных дел, сложившаяся на нынешний момент ситуация создает платформу для формирования негативного отношения со стороны граждан, привлекаемых к сотрудничеству на конфиденциальной либо добровольной основе к подобным мероприятиям. В результате оперативные сотрудники лишаются определенных средств и способов проведения ОРМ, что, в целом, негативно сказывается на общей криминогенной обстановке в сфере незаконного оборота наркотических средств.

3. Использование методических рекомендаций по расследованию уголовных дел о сбыте наркотических средств.

- При описании события правонарушения, послуживших основанием для начала досудебного расследования, следует исходить из уголовно-правовой характеристики ст.297 УК РК, поскольку сбыт наркотических средств - это длящееся преступление, границы которого могут обозначаться не конкретными датами и временем, а общими родовыми понятиями. Например, в период с такого-то по такое-то время; в течение такого-то времени года и т.д. (главное: обозначение длительности правоотношений независимо от кратности совершения правонарушения) установлен неоднократный сбыт наркотических средств конкретным лицом. В ходе проведения ОРМ факт сбыта был подтвержден проведенным контрольным закупом средств, которые по заключению химической экспертизы относятся к наркотическим (вес...).

Помимо этого, при описании обстоятельств, послуживших основанием для начала досудебного расследования (факт контрольного закупа) необходимо исходить из интересов лица, в отношении которого применяются предусмотренные законом меры по обеспечению безопасности (частный интерес в данной ситуации превалирует над интересом публичным), а также из того, что «покупатель», оказывающий содействие в раскрытии преступления и добровольно сдавший наркотическое средство, не является субъектом преступления, т.к. наделяется привилегией, освобождающей его от уголовной ответственности (ч.2 Примечаний к ст.296 УК РК).

Гарантом законности, достоверности и допустимости полученных материалов ОРД о преступной деятельности подозреваемого должен выступать процессуальный прокурор, заключение которого приобщается к уголовному делу и который, одновременно с выводом об отнесении полученных данных к доказательствам по делу (ч.2 ст.120, ч.2 ст.239 УПК РК), указывает на невозможность легализации материалов, раскрывающих содержание проводимых ОРМ и личность конфидента.

В результате снимается проблема, связанная с возможным ходатайством адвоката, о котором мы упоминали ранее.

Таким образом, на первоначальном этапе расследования преступлений, связанных со сбытом наркотических средств, рекомендуется соблюдать правила, позволяющие без внесения существенных изменений в действующее законодательство достичь следующих результатов.

1) Исключение провокации правонарушения путем установления периодичности сбыта посредством проведения ОРМ и НСД и заключением прокурора об их законности, достоверности и допустимости.

2) Доказанность сбыта наркотических средств, обеспеченная однократным контрольным закупом в ходе проводимых ОРМ и НСД, подтвержденным косвенными доказательствами:

- показаниями свидетелей;

- фактом изъятия у «сбытчика» в конкретном месте наркотических средств, их размер, упаковка, количество объектов сбыта;

- наличием дополнительных источников информации (в том числе и легализованных материалов ОРД и НСД): видеозаписи на цифровых или магнитных носителях, показания понятых и т.д.;

- опосредованным допросом оперативного работника вместо конфиденциального источника об обстоятельствах выявления правонарушения и проводимых ОРМ.

3) Описание события преступления в постановлении о квалификации деяния подозреваемого[3] и в обвинительном акте с учетом уголовно-правового характера правонарушения и в условиях невозможности узнавания лиц, оказывающих на конфиденциальной или иной основе содействие и помощь оперативно-розыскным подразделениям. Например, ранее судимый за сбыт наркотических средств (конкретизация) ФИО совершил преступление при следующих обстоятельствах: в период с сентября по октябрь 2021 года им неоднократно осуществлялся сбыт наркотических средств неустановленным следствием лицам. В результате проведенных по данным фактам ОРМ у гр. ФИО приобретено на возмездной основе наркотическое средство, которое согласно заключению химической экспертизы является наркотическим средством - марихуана в количестве 100 гр.

Основываясь на полученных данных, после регистрации в ЕРДР, сотрудниками полиции 10 октября 2021 года по месту проживания гр. ФИО произведен санкционированный обыск по адресу: г. Караганда ул. Абая 15 кв. 2, где обнаружено и изъято наркотическое средство - марихуана в количестве 3 кг 100 гр., относящееся, в соответствии со сводной таблицей наркотических средств, к крупному размеру (заключение химической экспертизы).

Таким образом, ФИО совершил сбыт наркотических средств в крупном размере, т.е. преступление, предусмотренное ч.2 ст.297 УК.

При таком подходе усматривается разграничение первоначального этапа расследования, связанного с его началом и последующего, связанного с уголовным преследованием.

Легальным основанием для начала досудебного расследования выступает рапорт оперативного работника и факт изъятия у подозреваемого наркотических средств на основе данных, полученных в результате проводимых ОРМ (п. 4 ч. 1 ст. 180 УПК РК). При этом проводимые ОРМ (в том числе и информация о контрольном закупе) обозначаются лишь как часть негласной деятельности (ОРМ или НСД) без указания источника информации и выступают лишь подтверждением длительности и периодичности сбыта наркотических средств, а также исключения провокации со стороны правоохранительных органов. Одновременно реализуются меры безопасности в отношении конфидента, в том числе и посредством допроса оперативного работника вместо фактического источника информации (именно в этих целях рекомендуется не указывать в постановлении о квалификации деяния подозреваемого и в обвинительном акте не только данные конфидента, но и номер и дату производства экспертизы, ограничиваясь только родовым понятием). Допустимость полученных доказательств обеспечивается наличием в уголовном деле согласованного с прокурором постановления о невозможности легализации указанных фактов со ссылкой на соответствующие нормы законов «Об ОРД», «О государственной тайне», «О государственных секретах», «О государственной защите лиц, участвующих в уголовном процессе», а также на УПК РК (меры безопасности).

Основанием для начала уголовного преследования подозреваемого выступает факт изъятия у этого лица, или в его жилище, наркотических средств, принадлежность к которым подтверждается соответствующим актом химической экспертизы. Каких-либо искажений в описании указанного события не допускается. Возможно и использование процедуры судебного депонирования показаний лиц, в отношении которых применятся меры по обеспечению их безопасности.

Полагаем, что предложенные методические рекомендации не противоречат действующему законодательству и предусмотренной процессуальной форме составления актов досудебного расследования, обеспечивая допустимость данных, полученных на основе оперативно-розыскного законодательства, с одновременным обеспечением безопасности конфидента в условиях соблюдения тайны предварительного расследования.

 

_________________________________

[1] Полномочия по санкционированию НСД с 1 марта 2018 года переданы в компетенцию следственного судьи (ч. 1 ст. 234 УПК РК), а санкционирование ОРД осталось в ведении прокуратуры (ст. 12 Закона Республики Казахстан от 15 сентября 1994 года «Об оперативно-розыскной деятельности»).

[2] См. П.п.8, 9, 9-1, 9-4 Нормативного Постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 14 мая 1998 года № 3 «О применении законодательства по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров.

[3] Поскольку по уголовным делам в отношении сбыта наркотических средств статус подозреваемого обычно устанавливается одновременно с производством его задержания (п.2 ч.1 ст.64 УПК РК), постановление о признании его таковым не выносится.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поиск
Поделиться
Скачать
Еще