PRGloader
Загрузка...

Судебное представительство в гражданском процессе: зарубежный опыт и законодательство Казахстана

 

Сулейменов М.К.

Директор НИИ частного права

Каспийского университета,

член Международного совета

при Верховном Суде Республики Казахстан,

Председатель Палаты юридических консультантов

«Цивилисты Алматы», академик НАН РК,

доктор юридических наук, профессор

 

Недавно я опубликовал на сайте zakon.kz статью «Добросовестность в гражданском процессе»[1], в которой я поддержал предложения Айгуль Кенжебаевой по внесению изменений в ГПК, направленных на усиление роли и ответственности судебного представителя в гражданском процессе. Эти предложения она высказала на заседании Международного совета при Верховном Суде РК 4 июня 2021 г. Однако на этом же заседании я тоже выступил с докладом о судебном представительстве. Поэтому в дополнение к опубликованной статье я решил поделиться содержанием этого доклада.

 

Понятие судебного представительства

 

Представительство - это гражданско-правовой институт. Однако в гражданском процессе он обладает значительным своеобразием.

В силу судебного представительства одно лицо (представитель) совершает все необходимые для участия в процессе юридические действия от имени представляемого (стороны в процессе), причем все последствия деятельности представителя переходят на представляемого.

Основной вопрос: кто может выступать в качестве представителя в гражданском процессе?

Проанализируем зарубежный опыт и законодательство Казахстана, а также практику применения законодательства.

 

Международные документы

 

Рекомендация № R(2000) 21 Комитета министров ЕС государствам-членам о свободе осуществления профессии адвоката содержит, в частности, следующие положения:

Осознавая необходимость справедливой системы правосудия, которая гарантирует независимость адвокатов при осуществлении ими своих профессиональных обязанностей без какого либо непозволительного ограничения, влияния, вынуждения, давления, угроз или вмешательства, прямого или косвенного, со стороны любой инстанции и по любой причине;<…>

Принцип I - Общие принципы свободы осуществления профессии адвоката

1. Следует принять все необходимые меры для того, чтобы уважалась,

защищалась и поощрялась свобода осуществления профессии адвоката без дискриминации и неправомерного вмешательства со стороны органов власти или общественности, в особенности в свете соответствующих положений Европейской Конвенции по правам человека <…>

Принцип V - Ассоциации

1. Адвокаты должны иметь право на создание и вступление в

профессиональные местные, национальные и международные союзы и объединения (ассоциации), которые как индивидуально, так и через свои организации имеют своей целью повышение профессиональных стандартов и защиту независимости и интересов адвокатов.

2. Ассоциации адвокатов или иные профессиональные ассоциации

юристов должны быть самоуправляемыми организациями, независимыми от органов власти и общественности.

Хартия основных принципов европейской адвокатской профессии и Кодекс этических норм адвокатов стран Европейского Союза, разработанные Советом адвокатских ассоциаций и правовых обществ Европы, предусматривают следующее:

1.1. Функция адвоката в общественной жизни

В обществе, основанном на уважении к верховенству права, адвокат

выполняет особую роль. Обязанности адвоката не начинаются и не заканчиваются добросовестным исполнением того, что он (она) должен сделать в той мере, в которой это позволяет закон. Адвокат должен служить интересам правосудия, а также тех, чьи права и свободы ему доверено защищать, и эта обязанность адвоката не только выступать в суде от имени клиента, но и оказывать ему юридическую помощь в виде советов и консультаций.

В этой связи на адвоката возлагается целый комплекс обязательств как юридического, так и морального характера, зачастую вступающих во взаимное противоречие, подразделяющихся на следующие категории:

перед клиентом; перед судом и другими органами власти, перед которыми он защищает интересы клиента или действует от его имени; перед другими представителями данной профессии в целом и перед любым из коллег в отдельности; перед обществом, для членов которого существование свободной и независимой профессии, связанной с соблюдением правовых норм, разработанных самой профессией, является важнейшей гарантией защиты прав человека перед лицом государственной власти и других интересов общества[2].

 

Судебное представительство за рубежом

 

В разных странах мира судебное представительство организовано по разному, однако или существует, или ощущается стремление к так называемой «адвокатской монополии» - когда судебное представительство осуществляется исключительно адвокатами. Другим юристам выступать представителями в гражданском процессе или запрещено, или это право существенно ограничено, или допускается в строго оговоренных случаях.

 

Адвокатская монополия de jure

 

Адвокатская монополия распространяется далеко за пределы представительства в судах во многих европейских странах (Венгрия, Дания, Греция, Германия, Франция, Чехия, Швейцария и др.), в США, Австралии, Канаде и Новой Зеландии, во всех странах Латинской Америки, кроме Ямайки - там существует монополия на судебное представительство для адвокатов стран Карибского бассейна.

На Ближнем Востоке к странам с абсолютной адвокатской монополией относятся Израиль, Иордания, Ливан, Катар и Оман. В азиатском регионе адвокатская монополия имеет абсолютный характер в Республике Корея, Гонконге, Тайване. В Японии Минюст и местная Федерация адвокатских ассоциаций по-разному трактуют ст. 72 Закона об адвокатуре Японии, в которой говорится об адвокатской монополии. Адвокатура распространяет ее не только на судебное представительство, но и на работу по сделкам. Более того, консультирование по правовым вопросам без статуса адвоката в Японии - преступление. Монополия на судебное представительство и консультирование по правовым вопросам существует в Турции, Нигерии, Алжире, Египте, Марокко.

Страны, в которых монополия широкая, регулируют ее по-разному. Исключительное право адвокатов на представительство в судах и консультирование может быть напрямую прописано в законе (Германия, Дания, Канада (за исключением провинции Квебек), Австралия, Новая Зеландия). Возможно и перечисление видов деятельности, на которые распространяется монополия адвокатов (Венгрия, Люксембург, США, Франция, Чехия).

В Швейцарии абсолютная адвокатская монополия при представительстве в Верховном суде по гражданским и уголовным делам (но не по административным). По административным делам монополии вообще нет. По уголовным делам адвокатская монополия в части защиты обвиняемого. По гражданским делам частичная монополия. Нет монополии по трудовым спорам, арендным делам, упрощенному производству и в третейском разбирательстве.

Во всех странах Латинской Америки, кроме Ямайки, используется формулировка «единственная группа (класс) людей, которая имеет право на судебное представительство и на консультирование по правовым вопросам (или «практиковать право») - это адвокаты».

Аналогичные формулировки можно найти и в Законах об адвокатуре Гонконга, Республики Корея и Тайваня.

В США неправомочное (нелицензированное) занятие юридической практикой (Unauthorized Practice оf Law, Unlicensed Practice of Law (UPL) во всех штатах влечет за собой уголовную ответственность (подробнее (https://pravo.ru/review/face/view/38655/).>> «Право.ru»). Наказание за самовольное занятие юридической практикой в зависимости от штата может включать лишение свободы (от 1 года до 5 лет в окружной тюрьме), штрафы (по тяжким преступлениям от 5000 долл.), условный срок и возмещение ущерба.

 

Адвокатская монополия de facto

 

В некоторых странах абсолютная монополия адвокатов на судебное представительство и консультирование по правовым вопросам не урегулирована законодательно напрямую - нет как разрешения, так и прямого запрета на оказание юридических услуг «неадвокатами». Однако на практике такая монополия существует - хотя быть представителями в суде могут и рядовые граждане, на деле они в большинстве случаев обращаются к юристам. Такова ситуация, например, в Бельгии, Брунее, Финляндии или Великобритании. В Сингапуре подобная широкая монополия устанавливается за счет лицензирования деятельности юридических фирм.

В Германии монополия широкая, но касается не любого представительства в судах. Так, в районных судах - судах первой инстанции - присутствие адвоката необязательно (напр., в районных судах с суммой иска до 5000 евро можно без адвоката), кроме дел из области семейного права, и на уровне райсудов интересы сторон могут представлять любые граждане, в том числе и не юристы. Независимо от уровня инстанции необязательно участие адвоката в трудовых и налоговых спорах. Однако на практике стороны чаще всего представлены адвокатами (Rechtsanwalt).

Статус адвоката в Германии имеют все практикующие юристы в больших и небольших юридических фирмах и частных практиках. Для получения статуса надо сдать два госэкзамена и подать заявку на членство в адвокатскую палату (Rechtsanwaltskammer) по месту деятельности, оплатить вступительный и ежегодный взносы, заключить договор о страховании профессиональной ответственности и принести присягу. То есть деятельность и статус адвокатов в Германии не требуют дополнительных экзаменов или квалификации.

 

Обойтись без монополии

 

Есть и страны, где адвокатской монополии нет вовсе. Такова Швеция, где не только доступ в суд, но и право консультировать по юридическим вопросам имеют все граждане страны. Это, впрочем, не исключает обращения к адвокатам - на деле большинство граждан именно так и поступают.

Похожим образом обстоят дела и в Финляндии: de jure монополия отсутствует, но de facto она существует. В Норвегии сейчас монополия законодательно сильно ограничена, в суд можно обратиться с заявлением на получение доступа в качестве представителя в суде, но на практике таких обращений нет. Норвежская ассоциация адвокатов выступает с беспрецедентным предложением - она поддерживает отмену монополии на представительство в судах.

В Польше на рынке юридических услуг заняты адвокаты и юридические консультанты (или можно их назвать солиситорами), но разницы между ними в распространении на них этических норм и дисциплинарной практики фактически нет, разве что адвокаты имеют право на представительство в уголовном процессе. В Эстонии адвокаты имеют монополию только на оказание бесплатной юридической помощи, которая финансируется государством[3].

 

Англия

 

Рынок юридических услуг в Англии традиционно обслуживался главным образом представителями двух профессий: солиситорами (условно говоря, юридическими консультантами) и барристерами (адвокатами), взаимодействие между которыми осуществлялось по весьма простой схеме. Солиситоры, имеющие непосредственный, прямой контакт с конечным клиентом - заказчиком юридических услуг, по мере надобности привлекали к работе барристеров - в основном в случаях, когда требовалось представительство и ведение дел в судах. Барристеры обладали практически исключительной прерогативой на такую работу в силу их неотъемлемого права выступления в судах. С другой стороны, барристеры не имели прямого доступа к конечному клиенту - заказчику и получали все указания («инструкции») от солиситоров. Соответственно, адвокатура обозначалась термином «referral profession» (т.е. специалисты, которых привлекают и нанимают другие юристы - солиситоры, а не конечный клиент). С принятием в 2007 году Закона о юридических услугах и в 1990 году Закона о судах и юридических услугах разница между солиситорами и барристерами значительно размылась. Представлять клиентов во всех судах получили право солиситоры, поскольку они вошли в перечень лиц, имеющие право выступать в суде (right of audience).

Барристеры получили право без посредничества солиситоров принимать инструкции от клиентов. Однако они продолжают представлять клиентские интересы в судах высшей инстанции, в то время как солиситоры представляют клиентов в магистратских судах и судах графств, а также подготавливают документы и собирают улики. Также после вступления в силу Закона о юридических услугах 2007 года барристеры получили возможность работать в товариществах (партнерствах) друг с другом, участвовать в управлении и владеть паями / акциями структур, называемых Legal Disciplinary Practices (LDPs), параллельно работать в качестве самозанятого лица и по найму (хотя и не по одному и тому же делу). В состав участников LDPs могут входить как солиситоры, так и барристеры, а также лица, которые не принадлежат к юридической профессии (не более 25 % от числа всех партнеров) [4].

 

Франция

 

Как показывает опыт Франции, ряд положительных последствий может нести с собой введение адвокатской монополии. Ряд реформ с 1990 года привели к тому, что под единым статусом адвоката были объединены профессии судебного адвоката и юридического консультанта, который ранее специализировался только на консультировании клиентов и составлении документов. Основной мотив реформы - это желание обеспечить конкурентоспособность французских консалтинговых фирм перед англо-саксонскими юридическими компаниями, которые были широко представлены на рынке. Понятие монополии имеет и обратную сторону. Она распространяется на самих адвокатов, у которых статус несовместим с осуществлением ими других видов профессиональной деятельности, зачастую это связано с предпринимательской деятельностью. Вне зависимости от области юридической специализации, принудительное повышение профессионального уровня имплицитно предполагает адвокатская монополия.

Французские адвокаты с точки зрения профессиональной самодостаточности и «калибра» делятся на три почти равновеликие части - адвокаты «по найму», индивидуально практикующие адвокаты, партнеры бюро. Причем статусом адвоката, заключившего договор профессионального найма с патроном, социальные и профессиональные взносы за которого выплачиваются работодателем, пользуются в целом по стране не более 10 % адвокатов. Но в Парижской адвокатской палате в этом отношении наблюдается иное - большинство состоящих в ней адвокатов (40%) предпочитают статус «наемного сотрудника». Эти цифры показывают достаточно четкую разницу между адвокатской деятельностью в столице и в провинции. В регионах Франции по-прежнему преобладает почти семейная модель небольших адвокатских образований, предпочитающих судебное представительство, а не юридический консалтинг. Старшие партнеры продолжают в них в целом играть роль куратора для своих начинающих коллег. А те, в свою очередь, более четко ориентированы в обозримом будущем на приобретение партнерского статуса или же на создание самостоятельной структуры [5].

До 1991г. практикующие юристы Франции делились на две большие профессиональные группы - адвокаты и юридические консультанты. Адвокаты на 80 % были заняты судебным представительством и на 20 % - консультационными услугами. Консультанты занимались исключительно консультационной деятельностью. Дуализм профессии при объективных конкурентных преимуществах консультантов создавал множество проблем, начиная от коммерциализации правоотношений и оттока капиталов за рубеж и заканчивая сужением сферы деятельности адвокатуры с перспективой адвокатуру. На своем съезде они приняли решение вступить в адвокатуру. Так была образована адвокатская монополия.

Для окончательного завершения реформы монополизации адвокатской профессии французам потребовалось 20 лет. Зато не пришлось прибегать к методам гильотины в отношении тех, кто противился вступлению в адвокатуру.

Итогом объединения практикующих юристов явился численный и профессиональный рост корпорации. Адвокатура приобрела большой авторитет, юридическая практика получила дополнительный импульс к развитию, а национальный рынок юридических услуг завоевал новые позиции. Сегодня во Франции нет юриста, который бы назвал это решение ошибочным[6].

 

Представительство в постсоветских странах

 

Гражданское процессуальное законодательство государств СНГ и других стран постсоветского пространства содержит нормы, регламентирующие институт представительства в суде. Процессуальные кодексы всех указанных стран предусматривают для граждан возможность вести свои дела в суде лично или через представителей. При этом личное участие в деле граждан не лишает их права иметь по этому делу представителей.

Своеобразная норма содержится в законодательстве Латвии: физические лица, уполномоченные представители физических и юридических лиц, а также руководители государственных учреждений и учреждений самоуправления или уполномоченный ими представитель могут приглашать по своим делам адвокатов для оказания юридической помощи. При этом приглашенный адвокат может участвовать в процессе одновременно с иными представителями (ч. 4 ст. 82 ГПК Латвии).

Иначе решен вопрос об участии представителей в законодательстве Республики Молдова. В соответствии со ст. 75 ГПК РМ физические лица могут защищать свои интересы в гражданском деле в судебных инстанциях лично, через адвоката или адвоката-стажера (личное участие в деле не лишает физическое лицо права иметь адвоката). Таким образом, установлена адвокатская монополия на судебное представительство интересов граждан. Дела юридических лиц могут вести их органы управления, действующие в пределах полномочий, предоставленных им законом, иными нормативными актами или учредительными документами, а также другие уполномоченные служащие юридического лица, адвокаты или адвокаты-стажеры.

В законодательстве большинства анализируемых стран речь идет о добровольном (договорном) представительстве. Законодательство некоторых стран предусматривает также участие в судебном процессе представителя по назначению суда. При этом в качестве представителей могут выступать либо только адвокаты, либо адвокаты и иные лица.

Процессуальное законодательство устанавливает, кто может быть представителем в суде и кому запрещено представлять чужие интересы. В большинстве кодексов установлено, что представителем в суде может быть любое дееспособное лицо, полномочия которого на ведение дел в суде оформлены надлежащим образом, за исключением случаев, предусмотренных законодательством. Однако в кодексах ряда стран (Беларусь, Узбекистан, Грузия, Эстония) приведен перечень лиц, которые могут быть судебными представителями [7].

 

Представительство в гражданском процессе Республики Казахстан

 

В соответствии со ст. 58 ГПК:

«Представителями по поручению в суде могут быть следующие лица:

1) адвокаты;

2) работники юридических лиц;

по делам этих юридических лиц, а государственных органов - по делам этих государственных органов и их территориальных подразделений;

по делам иных юридических лиц, если такие юридические лица находятся под контролем (прямым или косвенным) одного и того же лица;

3) уполномоченные профессиональных союзов - по делам рабочих,

служащих, а также других лиц, защита прав и интересов которых осуществляется этими профессиональными союзами;

4) уполномоченные организаций, которым законом, уставом или положением предоставлено право защищать права и интересы членов этих организаций, а также права и интересы других лиц;

5) один из соучастников по поручению других соучастников;

6) лица, являющиеся членами палаты юридических консультантов в соответствии с Законом Республики Казахстан «Об адвокатской деятельности и юридической помощи».

Из этого списка наибольший интерес представляют (1) адвокаты и (6) юридические консультанты.

(1) адвокаты

С принятием Закона РК от 5 июля 2018г. «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» независимость адвокатуры была сильно ограничена.

Введены дисциплинарные комиссии. Первоначально в проекте предусматривалось участие в комиссиях трех представителей исполнительной власти. Это вызвало резкую критику, в том числе со стороны международных организаций[8]. Поэтому в окончательной редакции уже значатся три представителя общественности, назначенные органами юстиции. В Законе введены две дисциплинарные комиссии: дисциплинарная комиссия адвокатов и дисциплинарная комиссия адвокатуры.

Существенным ограничением права адвокатов на свободный выбор руководящих органов было ныне отмененное ограничение выбора одних и тех же лиц на руководящий пост одним сроком. Например, в Президиум коллегии адвокатов (ст. 55 Закона), Председателем Президиума (ст. 56) и в ревизионную комиссию (ст. 57) коллегии адвокатов, в Президиум Республиканской коллегии адвокатов (ст. 68), Председателем (ст. 69) и в Ревизионную комиссию (ст. 70 Закона) Республиканской коллегии адвокатов.

Данное положение подверглось резкой критике, в том числе со стороны международных организаций. Например, в Экспертном заключении о проекте Закона РК «Об адвокатской деятельности и юридической помощи», подготовленном Ритисом Йокубаускасом, Экспертом Совета Европы. Октябрь 2017г. [9] говорится:

«Проект Закона гласит, что одни и те же лица не могут состоять в президиуме коллегии адвокатов более одного срока, в то время как обычной практикой в Европе является участие в органе самоуправления в течение двух сроков подряд. Существуют различные вариации нормы, например, в Дании срок составляет 4 года, а второй - 2 года. Если членов президиума региональных и национальной коллегии адвокатов, а также ревизионной комиссии нельзя избрать повторно, коллегия адвокатов теряет знания и опыт, отсутствует преемственность практик и методов работы, все органы коллегии адвокатов воспринимаются как непрофессиональные, непредсказуемые и ненадежные. Все это самым негативным образом сказывается на качестве работы органов адвокатского самоуправления».

(2) юридические консультанты

Раньше представителями в суде, помимо адвокатов, могли быть любые «другие лица, имеющие высшее юридическое образование, допущенные судом по просьбе лиц, участвующих в деле (подпункт 6) п.1 ст. 58 ГПК в редакции до 5 июля 2018 г.»)

После принятия Закона РК от 5 июля 2018г. «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» ситуация резко изменилась. Деятельность судебных представителей была поставлена в жесткие рамки.

Согласно ст. 75 Закона «юридическим консультантом является физическое лицо, имеющее высшее юридическое образование, стаж работы по юридической специальности не менее двух лет, прошедшее аттестацию, являющееся членом палаты юридических консультантов и оказывающее юридическую помощь».

В соответствии со ст. 82 Закона «членство в палате юридических консультантов для лиц, осуществляющих юридическую помощь в виде представительства интересов физических и юридических лиц по гражданским делам, является обязательным».

В палате юридических консультантов устанавливаются ежегодные членские взносы. Размер ежегодных членских взносов должен составлять не менее пятнадцатикратного и не более семидесяти пятикратного размера месячного расчетного показателя, установленного законом о республиканском бюджете на соответствующий финансовый год. Вступительные взносы запрещены (ст. 88 Закона).

Приказом Министра юстиции РК от 28 сентября 2018 г. № 1464 утвержден Типовой устав палаты юридических консультантов.

Создание Палат юридических консультантов вызвало резкую критику, в том числе со стороны международных организаций. Например, в Заключении Международного Союза (Содружества) адвокатов на проект Закона Республики Казахстан «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» по вопросу создания «параллельной адвокатуры» и увеличения регулятивного воздействия на адвокатуру. г. Москва, 09 октября 2017года говорится следующее:

«Таким образом, наряду с традиционно существующей в Республике Казахстан адвокатурой законопроектом предполагается создание «параллельной адвокатуры» в виде института «юридических консультантов». Создание «параллельной адвокатуры» в Республике Казахстан противоречит практике развития адвокатуры в постсоветских странах, может привести к разрушению сложившегося института адвокатуры и фактически ведет к деградации юридической профессии.

Фактически формирование наряду с Республиканской коллегией адвокатов неограниченного числа палат юридических консультантов создаст множественность структур адвокатского и квазиадвокатского регулирования, часть которых будет регулироваться по одним, более жестким, правилам, а часть («квазиадвокатская») - по другим, более мягким.

Создание параллельной коммерческой «квазиадвокатуры» противоречит международной практике и международным стандартам». [10]

 

Закон от 9 июня 2021 г.

 

9 июня 2021 г. после бурных и ожесточенных дискуссий был принят Закон РК № 49-VII «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам адвокатской деятельности и юридической помощи».

В Закон «Об адвокатской деятельности и юридической помощи», внесены поправки. Предусматривается создание республиканской коллегии юридических консультантов и ее органов управления. Определен количественный критерий - не менее 200 членов (ранее было 50), объединяющихся в палату юридических консультантов; предлагается передать в доверительное управление единую информационную систему юридической помощи в республиканскую коллегию адвокатов и республиканскую коллегию юридических консультантов.

Также законом предусматривается расширение полномочий президиума республиканской коллегии адвокатов за счет сокращения исключительной компетенции общего собрания членов коллегии адвокатов, исключаются нормы, влекущие за собой пожизненный запрет на занятие профессиональной деятельностью адвоката. До первого января 2026 года коллегиям адвокатов и палатам юридических консультантов предлагается делать ежемесячные взносы за каждого адвоката и юридического консультанта в размере не менее 1 МРП на общие нужды республиканской. коллегии адвокатов и республиканской коллегии юридических консультантов соответственно.

Отменено положение о том, что одно лицо может занимать руководящий пост только один раз. Вернулись к общепринятой формуле: не более двух сроков подряд.

 

Представительство в арбитражном разбирательстве

 

Общее правило относительно арбитражей таково, что нормы ГПК неприменимы к арбитражному разбирательству. Это касается и положений о судебном представительстве.

Ст. 32 Закона РК от 8 апреля 2016 г. «Об арбитраже» закрепляет возможность участия в арбитражном разбирательстве представителей сторон, полномочия которых должны быть оформлены в соответствии с требованиями, предусмотренных законодательством РК.

В Комментарии к Закону об арбитраже специально подчеркивается, что в данном случае имеется в виду не ГПК, а материальное гражданское право. Прежде всего - это нормы о доверенности.

Специально подчеркивается, что Закон об арбитраже не содержит требований ни по обязательному наличию юридического образования у представителя стороны по делу, ни о необходимости представителя стороны быть членом какой-либо палаты юридических консультантов.

Более того, даже сами арбитры могут не иметь высшего юридического образования, что соответствует международной практике. Согласно п.1 ст. 13 Закона об арбитраже высшее юридическое образование должны иметь только арбитр, разрешающий спор единолично, либо председатель состава арбитража при коллегиальном рассмотрении спора. Стороны, исходя из обстоятельств конкретного спора, могут избрать в качестве арбитров специалистов в иных сферах[11].

Это международная практика арбитражного разбирательства, поэтому менять что-либо в этом отношении нет необходимости.

 

Выводы и предложения

 

Таким образом, проведенный анализ показал, что почти в каждой стране применяется свой оригинальный подход к определению того, кто может осуществлять представительство в гражданском процессе. Однако отчетливо ощущается стремление к «монополии адвокатуры», то есть к тому, чтобы только адвокаты могли осуществлять договорное представительство в гражданском процессе. Пример Франции вдохновляет. В настоящее время процесс внедрения монополии адвокатуры активно продолжается в России.

Поэтому процессы, происходящие в Казахстане, можно признать закономерными.

Иностранные эксперты считают создание отдельной от адвокатуры системы юридических консультантов созданием квази-адвокатуры, отступлением от принципа монополии адвокатуры. Однако они не учитывают того, что до 2018 г. правовое положение лиц, выступающих представителями сторон, вообще никак не определялось. Включение деятельности таких лиц в правовые рамки, несомненно, является шагом вперед. Появление отряда юридических консультантов, проходящих аттестацию и обладающим четко очерченным набором прав и обязанностей, будет способствовать значительному улучшению правового обслуживания сторон в гражданском процессе.

Вместо бесформенной и не подающейся никому контролю массы появляются юридические консультанты, работающие в четко ограниченном правовом поле.

Единственно, чего при этом нельзя было допускать и что, к сожалению, происходит, - это стремления государства (и даже не государства, а государственных чиновников) подчинить себе эту группу лиц, ограничить их независимость и самостоятельность, и - что самое недопустимое - выкачивать из них деньги под предлогом улучшения их деятельности.

Теперь в Казахстане существует две группы юристов, призванных обеспечить представительство граждан РК в гражданском процессе: адвокаты и юридические консультанты. Задача заключается в том, чтобы наладить взаимодействие между ними, обеспечить эффективность их деятельности, независимость и самостоятельность.

Закономерным шагом по пути создания монополии адвокатуры является объединение этих двух мощных групп юристов в одну группу - еще более мощную.

Такие предложения уже появляются. В частности, Айдын Бикебаев призывает сделать шаги в этом направлении. Он пишет:

Консолидация должна осуществляться путем объединения всех частнопрактикующих юристов в составе адвокатуры, поскольку и адвокаты, и юрконсультанты занимаются одним и тем же - правовым консультированием, подготовкой документов и представлением интересов в судах и перед иными лицами.

Отличие лишь в том, что только адвокаты могут заниматься защитой по уголовным делам. Но и адвокаты, и юрконсультанты должны иметь высшее юридическое образование, быть членами профессиональной организации, сдавать экзамены, повышать квалификацию. Таким образом, нет никакой необходимости в раздельном регулировании одной и той же деятельности.

Проведенная в 2018 году реформа адвокатуры и деятельности юрконсультантов является первым шагом в этом направлении.

До принятия Закона об адвокатской деятельности и юридической помощи юрконсультанты не были готовы вступать в адвокатуру, поскольку:

- адвокаты не могут использовать организационно-правовую форму ТОО для осуществления адвокатской деятельности;

- адвокатская деятельность не относится к предпринимательской;

- юрконсультанты опасались непонимания адвокатами, которые в большей степени специализируются по уголовным делам, бизнеса юридических консультантов, которые работают в основном в области частного права;

- они боялись сложившейся системы управления и организации адвокатуры.

Адвокаты, в свою очередь, также не были готовы к тому, чтобы их ряды пополнились массой юрконсультантов, поскольку они:

- опасались непонимания юрконсультантами роли адвокатуры, которая изначально строилась на приоритете общественной миссии, призванной защищать права и интересы частных лиц, над материальным вознаграждением;

- опасались хаоса из-за массового наплыва низкоквалифицированных юрконсультантов, не разделяющих этические правила и особенности адвокатуры;

- опасались, что крупные юрфирмы, обладающие большим бюджетом и сильной командой юристов, захотят ввести свои правила в адвокатуре без учета традиций и сложившейся системы управления и организации.

Эти причины озвучивались адвокатами и юрконсультантами до принятия нового закона.

Однако сегодня многие коллеги в разговоре признают, что первоначальные страхи исчезли. И мне кажется, юридическое сообщество готово к новому этапу обсуждения и поиску компромиссов. При решении вопроса об объединении юрконсультантов и адвокатуры необходимо ввести обязательное членство в адвокатуре не только тех юристов, кто занимается представительством прав и интересов в судах, но и тех, кто оказывает услуги по правовому консалтингу[12].

В настоящее время в Казахстане 86 палат юридических консультантов, членами которых являются более 8762 юристов. 73 % палат (63 из 86) объединяют не более 80 юридических консультантов.

С принятием поправок в Закон «Об адвокатской деятельности и юридической помощи», устанавливающих численность юридических консультантов в одной палате не менее 200, количество палат в Казахстане резко снизится.

Должно снизиться и количество юридических консультантов в палатах. Я убежден, что представителями в судах должны быть юристы, профессионально грамотные и посвятившие себя именно этому делу. Между тем во многих палатах числятся юристы, которые никогда этим делом не занимались и не собираются заниматься. Я сам являюсь Председателем Палаты юридических консультантов «Цивилисты Алматы», и в составе Палаты тоже есть такие юристы. Не скрою, некоторых мы принимали, чтобы соблюсти требование о минимальном количестве юридических консультантов в составе одной палаты. Думается, при исключении таких юристов из числа юридических консультантов качество обслуживания граждан не ухудшится.

Первым шагом к объединению было бы введение единых квалификационных требований к адвокатам и юридическим консультантам, причем требований достаточно жестких.

Затем по истечении некоторого времени можно ввести по примеру некоторых стран (в частности, Германии) требование вступления в коллегию адвокатов как обязательного условия участия в гражданском процессе в суде. При отсутствии вступительного взноса это не будет обременительным.

В коллегии адвокатов необходимо провести специализацию, выделить группы адвокатов, имеющих право заниматься уголовными делами, и группы адвокатов, занимающихся только гражданскими делами. Основной костяк второй группы могли бы как раз составить юридические консультанты.

Таким образом, мы можем постепенно внедрить и в нашей стране вслед за странами-членами ЕС монополию адвокатуры при рассмотрении в судах гражданских дел.

 

 


[1] См.: Cулейменов М.К. Добросовестность в гражданском процессе. https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=35533636

[2]. См.: Хриптиевски Н., Ахлер М., Томас Э. Заключение по проекту Закона РК об адвокатской деятельности и юридической помощи. Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека. Варшава. 28 февраля 2018г. online.zakon.kz/Document/?doc_id=33732253  

[4]. См.: Цискаришвили А.В. Адвокатская монополия: опыт зарубежных стран // Вопросы российского и международного права. 2016. №5. С. 142-143. Publishing-vak.ru/file/archive_law-2016-5/13-tsiskarishvili.pdf   

[5]. См.: Цискаришвили А.В. Указ. соч. С. 139-140.

[6]. См.: Черняев Е. Французская эволюция. Объединение практикующих юристов в единое сообщество во Франции продолжалось 20 лет. А.Г. 2010. № 22. https://www.advgazeta.ru/arhivnye-zapisi/frantsuzskaya-evolyutsiya/

[7]. См.: Кожевникова Е.О. Сравнительная характеристика гражданского процессуального законодательства в странах постсоветского пространства. Электронное приложение к «Российскому юридическому журналу» 2017. № 4. https://cyberleninka.ru/article/n/sravnitelnaya-harakteristika-grazhdansko-protsessualnogo-predstavitelstva-v-stranach-postsovetskogo-prostranstva  

PRGloader Загрузка страницы 1
Поиск
Меню