PRGloader
Загрузка...

Процессуальное соучастие в административном судопроизводстве и возможные манипуляции с подсудностью

Сейдалина Жанна,

судья Карагандинского

областного суда,

кандидат юридических наук

 

Вопрос множественности лиц в судебном процессе в большинстве случаев связан с эффективностью и рациональностью судопроизводства. Ведь если можно рассмотреть спор в одном деле и сразу, то зачем создавать многоэпизодные тянущиеся дела… Поэтому законодательная регламентация предписывающая либо предоставляющая право процессуального соучастия в деле, исходит, прежде всего, из рациональности судебного процесса.

Как правило, в деле участвуют две стороны: истец и ответчик. Но на каждой стороне может выступать множественность лиц - несколько истцов или несколько ответчиков. И считается, когда предъявленные требования не исключают друг друга и могут быть удовлетворены судом одновременно, можно говорить о процессуальном соучастии.

В гражданском процессе различают два вида соучастия: обязательное соучастие (необходимое) и факультативное (1).

При первом, раздельное рассмотрение исковых требований невозможно, т.е. нельзя разрешить вопрос о правах и обязанностях одних лиц, не разрешив при этом вопрос о правах и обязанностях других лиц (к примеру, дела по вопросам общей собственности, наследственные дела).

В ГПК обязательное соучастие раскрыто в подп.1) ч.2 ст.49 ГПК, согласно которого участие в деле нескольких истцов или ответчиков допускается, если предметом спора являются общие права и обязанности нескольких истцов или нескольких ответчиков. И если будет установлено, что истец предъявил иск не ко всем обязанным лицам и раздельное рассмотрение требований невозможно, то суд обязан привлечь всех лиц в процесс.

При факультативном соучастии возможно раздельное рассмотрение требований, но усматривается, что в силу процессуальной экономии выгоднее рассмотреть эти требования в одном процессе. В связи с чем, ГПК разрешает рассмотрение дела с множественностью лиц в процессе, в случаях, когда права и обязанности нескольких истцов или нескольких ответчиков имеют одно основание или предметом спора являются однородные (тождественные) права и обязанности нескольких истцов или нескольких ответчиков.

При факультативном соучастии суд, исходя из мотивов целесообразности, вправе объединить несколько дел в одно производство, с целью их совместного рассмотрения или выделить одно или несколько требований в отдельное производство (ст.167 ГПК). При этом мнение сторон не учитывается, и такое определение не подлежит обжалованию и опротестованию.

Согласно ч.3 ст.1 АППК в административном судопроизводстве применяются положения ГПК, если иной порядок не предусмотрен АППК. И следует отметить, что АППК содержит несколько другое регулирование процессуального соучастия с определенными особенностями, которые следует учитывать.

Почему вопрос процессуального соучастия является важным? Нарушение правил обязательного соучастия и не привлечение к участию в процессе лиц, участие в деле которых является обязательным, относится к безусловным основаниям к отмене судебного акта (подп.4 ч.4 ст.427 ГПК). Но, помимо этого, допускаемая множественность лиц в процессе, влияет на подсудность дела тому или иному суду, как в гражданском, так и административном судопроизводстве.

Так, ч.12 ст.30 ГПК определяет, что иски к нескольким ответчикам могут быть предъявлены по месту жительства или нахождения одного из ответчиков по выбору истца. Аналогичная по содержанию, имеется и норма в АППК, согласно которой иск к нескольким ответчикам может быть предъявлен по месту нахождения одного из ответчиков. Выбор между несколькими судами, которым согласно настоящей статье подсудно дело, принадлежит истцу (ч.1ст.107 АППК).

Поэтому, добавив к основному ответчику парочку других, можно манипулировать подсудностью, создавая процессуальные возможности передачи дела тому суду, который по каким-либо причинам стороне необходим. Применение процессуальных «схем» и действий, которые, на первый взгляд, не запрещены процессуальным законом в силу отсутствия прямого запрета, не относятся к нарушениям процессуального закона. Выбор ответчика является прерогативой только истца, в чем проявляется реализация принципа диспозитивности сторон в судебном процессе.

Но, в конечном итоге, такие манипуляции могут создавать условия для злоупотребления и нарушения конституционного права лица на рассмотрение спора тем судом, к подсудности которого оно отнесено законом (подп.3) п.3 ст.77 Конституции РК).

Кстати, недобросовестное использование процессуальных прав для достижения своих интересов, получило весьма интересное название «маргинальная юриспруденция». В юридической литературе предлагается следующее разъяснение этого понятия: «это совокупность практических приемов, применяемых с целью получения преимущества одним субъектом в его взаимодействии с другим субъектом, формально соответствующих явной, специальной норме права, но противоречащих более общей, а потому не явной норме или общему принципу. Или иначе, но менее точно – это набор приемов юриспруденции, отвечающих букве закона, но противоречащих его духу»(2).

Некоторые авторы называют такие действия как «маргинальное отношение к праву» (3), указывая, что маргинальное поведение хотя и является правомерным, но находится на грани с неправомерным.

К примеру, в отношении частного судебного исполнителя (далее ЧСИ), Республиканской палатой частных судебных исполнителей было принято решение Правления Палаты от 24 мая 2021 года об исключении ЧСИ из членства Палаты с подачей уполномоченному органу представления о лишении лицензии ЧСИ. Истцом были предъявлены требования к Республиканской палате частных судебных исполнителей, Департаменту юстиции области и филиалу Региональной палаты частных судебных исполнителей по Карагандинской области о признании действий по вынесению протокольного решения, рекомендации о привлечении к дисциплинарной ответственности недействительными.

И так как истцом в административном иске были указаны три ответчика, то суд посчитал возможным рассмотреть данное административное дело в СМАС Карагандинской области.

Согласно ч.1 ст.106 АППК административные дела подлежат рассмотрению по месту вынесения административного акта или по месту нахождения ответчика. Действительно положения части 1 ст.107 АППК указывают на возможность предъявления иска к нескольким ответчикам по месту нахождения одного из них, однако судом первой инстанции не было учтено, что указанное, применяется только в тех случаях, когда иск, предъявляемый ко всем ответчикам, охватывается одним предметом.

Также судом оставлены без внимания положения ч.5 ст.107 АППК, согласно которой несколько исковых требований могут быть объединены истцом в одном иске, если они предъявлены к одному ответчику, связаны между собой и их рассмотрение входит в компетенцию одного суда.

Однако ЧСИ были предъявлены несколько исковых требований к разным ответчикам и их рассмотрение не входит в компетенцию одного суда. Следовательно, истцом совершены процессуальные действия, которые повлекли возможность манипулировать подсудностью спора, определенного АППК. Тогда как административным актом, в результате которого произошло обременение прав, свобод и законных интересов истца, являлось только решение Правления Палаты об исключении ЧСИ из членства Палаты и именно такой иск об оспаривании должен быть предъявлен истцом в соответствии со ст.132 АППК, но не в СМАС Карагандинской области, а в административный суд столицы.

Несомненно, чтобы можно было противостоять недобросовестным действиям сторон, надо хорошо разбираться в содержании института процессуального соучастия в разных видах судопроизводства.

На взгляд автора, АППК существенно ограничивает возможность участия в деле нескольких истцов и ответчиков, так как административный процесс, является прямым продолжением административной процедуры, в которой уже установлены ее участники. И поэтому, как правило, статус истца и ответчика в административном процессе приобретается теми лицами, которые уже приняли участие в административной процедуре.

Истцы. Согласно ч.1 ст.22 АППК обращение в административный орган, к должностному лицу может быть подано одним или несколькими лицами (коллективное обращение), следовательно, возможность участия в процессе нескольких истцов присутствует. Имеется и право предъявления коллективного иска, к примеру по оспариванию акт государственного органа, затрагивающего интересы нескольких (множественности) лиц.

Однако правовая возможность предъявления иска от нескольких истцов зависит от установления общего для них предмета спора, который затрагивает в равной степени права либо создает обязанности для всех истцов. То есть фактически мы говорим о признаках, характерных обязательному соучастию в гражданском судопроизводстве, где предметом спора являются общие права и обязанности нескольких истцов или нескольких ответчиков.

АППК предусматривает определенные правила для истцов. Как указывалось ранее в приведенном примере, согласно ч.5 ст.107 АППК несколько исковых требований могут быть объединены истцом в одном иске, если они предъявлены к одному ответчику, связаны между собой и их рассмотрение входит в компетенцию одного суда.

Часть 6 данной статьи указывает, что не допускается объединение в одно производство нескольких требований, которые подлежат рассмотрению в порядке разного вида судопроизводства, если иное не установлено настоящим Кодексом. При этом в рассматриваемой статье отражено, что требования, не относящиеся к публично-правовым спорам и не подлежащие разделению, должны быть выделены и направлены по подсудности в соответствующий районный (городской) суд.

Последнее предложение достаточно интересное по своему практическому применению, так как оно входит в определенный диссонанс с подп.11 ч.2 ст.138 АППК, согласно которого иск, который не подлежит рассмотрению в порядке административного судопроизводства подлежит возврату. Тогда как в выше процитированной части статьи, уже употребляются другие термины: «разделение», «выделение» и самостоятельное направление судом по подсудности в районный (городской) суд.

Интересно поразмышлять о соотношении рассматриваемой статьи с пунктом 2 не так давно принятого Нормативного постановления Верховного Суда от 21 апреля 2022 года № 4 «О применении судами законодательства о государственных закупках», в котором дано разъяснение, что если истец наряду с требованием о признании итогов конкурса незаконным требует признать на этом основании заключенный договор о государственных закупках недействительным, то такие иски подлежат совместному рассмотрению в специализированном межрайонном административном суде с учетом требований части третьей статьи 84, части третьей статьи 155, части второй статьи 156 АППК.

Однозначно, что приведенная выше регламентация ст.107 АППК, на практике создавала неудобства при обжаловании административного акта, на основании которого был заключена гражданско-правовая сделка (договор о государственных закупках, договор аренды (собственности ) на земельный участок и др.), так как данные требования относились к юрисдикции разных судов: СМАС и СМЭС.

Предложенный Верховным Судом вариант определения подсудности споров по договорам государственных закупок, конечно же упрощает ситуацию в практическом плане. Но рождается вопрос теоретического плана: не вступает ли изложенная выше редакция определения подсудности дел Нормативного постановления с существующей ч.6 ст.107 АППК?

При рассмотрении административного дела по отношению к обратившемуся с иском лицу, в первую очередь, судом должна быть установлена так называемая презумпция истца. То есть уже на момент обращения в суд должны иметься доказательства, подтверждающие право лица на обращение в суд. В юридической сфере по этому поводу применяется термин «надлежащий либо ненадлежащий истец» (по аналогии с процессуальным статусом ответчика)... И хотя этот термин мы не найдем ни в ГПК, ни в АППК, но опосредованно необходимость процессуального установления факта наличия права на предъявление иска, проявляется в различных статьях процессуальных законов. В частности, ст.129 АППК определяет в предмет доказывания административного иска, обязательность установления нарушения прав и свобод и законных интересов истца. Да и само содержание видов административных исков (ст.ст. 132-135 АППК) указывает необходимость установления факта затрагивания обжалуемым административным действием (актом) прав и законных интересов лица, обращающегося в суд. То есть защита «всех» без своего личного интереса, не предоставляет процессуального права быть истцом.

Имеется еще один интересный процессуальный вопрос, имеющий практическое значение: если суд установит, что обратившееся лицо является ненадлежащим истцом, то какой процессуальный акт необходимо выносить: определение или решение об отказе в иске? В гражданском судопроизводстве такая ситуация решалась вынесением отказного решения … Но на практике этот вопрос еще остается открытым и спорным… И может есть резон возвращать такие иски …

Ответчики. На взгляд автора, в административном судопроизводстве не может быть множественности ответчика, так как административный акт либо действие, которые оспариваются, выносит конкретный административный орган (хотя он может быть и в коллегиальном составе, но это другой момент), а следовательно, он и будет являться ответчиком.

Наличие двух ответчиков возможно только в случае, предусмотренном ч.ч.3,4 ст. 29 АППК, что в случае установления факта предъявления иcка к ненадлежащему ответчику, но истец не согласен на его замену, суд может без согласия истца привлечь это лицо в качестве второго ответчика. Однако это процессуальное действие не затрагивает вопросы подсудности, так как иск уже находится в производстве суда. И, следовательно возможно применить ч.1 ст.34 ГПК, оговаривающей правило, что дело, принятое судом к производству с соблюдением правил подсудности должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно стало подсудным другому суду.

Поэтому предъявление иска к нескольким ответчикам в административном процессе – должно быть единичным случаем.

Можно конечно поразмышлять по вопросу возможности обжалования в одном деле решения самого адм.органа и решения вышестоящей апелляции, отказавшей в отмене оспариваемого административного акта, с указанием их двоих в качестве ответчиков. Тем более что законодатель идет к постепенному расширению административных дел, в которых досудебное урегулирование спора будет являться обязательным.

К примеру, по результатам апелляции, уведомление налогового органа было частично изменено, но налогоплательщика это не удовлетворило и он решил все равно обжаловать уведомление. Достаточно частое явление – указание двух ответчиков: самого налогового органа, вынесшего акт и вышестоящую инстанцию, рассмотревшую жалобу налогоплательщика, но не удовлетворившую ее в полном объеме. Предлагается придерживаться старой сложившейся практике, что ответчиком в данном случае будет являться налоговый орган, вынесший уведомление. Ведь причина соучастия заключается в субъектном составе и содержании того спорного материального правоотношения, которое находится на рассмотрении суда, а в рассматриваемом случае спорное отношение осталось прежним, а субъектный состав связан только с процедурой пересмотра спора в вышестоящем порядке.

Поэтому апелляционный орган можно привлечь как заинтересованное лицо. И здесь имеется определенный профилактический смысл: если иск будет удовлетворен судом, то налицо некачественно проведенный контроль со стороны вышестоящего органа.

В зарубежных странах этот вопрос не возникает, так как ответчиком в таких спорах является государство, в лице уполномоченного государственного органа.

Так что же делать суду, получившему нагромождение ответчиков по административному иску, при отсутствии стадии принятия иска, существующего в гражданском судопроизводстве, так как согласно ст.137 АППК предъявлением административного иска дело считается принятым к производству суда.

На взгляд автора, суд может применить правила ГПК о разъединении иска, выделении иска, выделив в отдельное производство тех ответчиков, которые не имеют отношение к рассматриваемому делу. И кстати тогда и будет четко видно, какие требования предъявляются к «притянутым» для подсудности ответчикам, а какие действительно должны быть рассмотрены по существу. И именно применение таких процессуальных механизмов позволяют исключить возможность недобросовестных манипуляций со стороны участников административного процесса.

Заинтересованные лица. Согласно ст.30 АППК заинтересованным лицом признается лицо, чьи права, свободы и законные интересы затрагиваются или могут быть затронуты судебным актом. Прослеживается определенная схожесть с правовым институтом гражданского процесса - третьи лица, не заявляющие самостоятельные требования на стороне истца или ответчика.

Здесь необходимо отметить, что АППК по отношению к заинтересованным лицам имеет две статьи: статья 23 АППК раскрывает понятие заинтересованного лица в административной процедуре, а статья 30 АППК – в административном процессе.

Порядок вступления заинтересованного лица в административном процессе регулируется ч.2 ст.30 АППК, согласно которой такое лицо вправе до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение и разрешение административного дела в суде первой инстанции, по собственной инициативе вступить в административное дело на стороне истца или ответчика, если этот судебный акт может повлиять на их права, обязанности и законные интересы. Заинтересованные лица могут быть привлечены к участию в административном деле по инициативе суда или по ходатайству участников административного процесса.

И если привлечение заинтересованных лиц по инициативе суда имеет хоть какое-то процессуальное оформление, в виде принятия соответствующего определения, то самостоятельное включение в процесс либо указание истцом на наличие у отдельных субъектов заинтересованности в деле, ни ГПК, ни АППК не оговаривается.

На взгляд автора, присвоение процессуального статуса заинтересованного лица, либо третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования по ГПК, является прерогативой только суда. Ведь именно на суд возлагается обязанность установления факта влияния судебного процесса, и, вынесенного по нему решения, на права и обязанности таких лиц. Поэтому требуются соответствующие разъяснения по процедуре входа в процесс заинтересованным лицом самостоятельно и процессуальных действий суда, если установится, что статус заинтересованного лица присвоен неверно.

Конечно, статус заинтересованного лица по АППК никак не влияет на вопросы подсудности, но неправильное отнесение к таковым истцом либо самими заинтересованными лицами, усложняет состав участников процесса, наделяя (возможно ошибочно) их процессуальными правами, в том числе и правом обжалования состоявшегося судебного акта.

В административном процессе нет понятия встречного иска, как и нет лиц, которые могут предъявить по рассматриваемому вопросу самостоятельные исковые требования.

 

Использованная литература:

1. Коршунов Н.М. Гражданский процесс: учебник / Н.М. Коршунов, Ю.Д. Мареев.-3-е изд.,пересмотр.-М.:Норма, 2009.-С.135-138.

2. Гатауллин Э.А. Маргинальная юриспруденция. Постановка проблемы на примере манипуляций с подсудностью // Корпоративные споры.2005 С.92-102.

3. Молочков А.О. Проявление маргинального отношения к праву.//Молодой ученый, №18 (204) май, 2018.