Найти
<< Назад
Далее >>
Два документа рядом (откл)
Сохранить(документ)
Распечатать
Копировать в Word
Скрыть комментарии системы
Информация о документе
Информация о документе
Поставить на контроль
В избранное
Посмотреть мои закладки
Скрыть мои комментарии
Посмотреть мои комментарии
Увеличить шрифт
Уменьшить шрифт
Корреспонденты
Респонденты
Сообщить об ошибке

Имущественные права в системе объектов гражданских прав (Карагусов Ф., кандидат юридических наук)

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

Имущественные права в системе объектов гражданских прав

 

Карагусов Ф.,

кандидат юридических наук

 

 

В соответствии со ст. 115 ГК объектами гражданских прав могут быть имущественные и личные неимущественные блага и права. Имущественными правами авторы Комментария ГК называют гражданские субъективные права на имущественные блага, их приобретение, использование и отчуждение.[1] Расшифровывая понятие имущественных благ и прав (т.е. имущества), ст. 115 ГК распространяет его на вещи, деньги, в том числе иностранную валюту, ценные бумаги, работы, услуги, объективированные результаты творческой интеллектуальной деятельности, фирменные наименования, товарные знаки и иные средства индивидуализации изделий, имущественные права и другое имущество. Вместе с тем, ГК, как, впрочем, законодательство и теория многих западных стран, неоправданно мало внимания уделяет регулированию ряда важных вопросов, относящихся к правовому режиму таких объектов гражданских правоотношений, как сами гражданские (имущественные) права.

Шершеневич безусловно прав, что «вещи, составляющие объект юридических отношений, представляют наибольшее разнообразие сравнительно с другими объектами и поэтому необходимо остановиться на рассмотрении отдельных видов вещей».[2] Исходя из этого, и гражданское законодательство все это время было ориентировано в основном на регулирование отношений, связанных с обращением вещей. Однако сегодня это положение требует определенной корректировки. Как отмечает И. Покровский, «превратившись главным образом в имущественное отношение, обязательство вступило на путь циркуляции и само сделалось объектом оборота… Право допускает переуступку требований и направляет свое внимание на то, чтобы создать более легкие формы для их циркуляции».[3] Т.е. весь гражданский оборот сегодня представляет собой не юридически признаваемое движение вещей от одного субъекта к другому, а существование и обращение именно имущественных прав на активы, обладающие меновой стоимостью и потребительной стоимостью.

Возникновение субъективного гражданского права одновременно порождает необходимость соответствующего поведения субъектов гражданского правоотношения. Существование и осуществление этого права возможно только путем осуществления соответствующего осознаваемого поведения. Поэтому, являясь в совокупности с субъективной гражданской юридической обязанностью содержанием правоотношения, субъективное гражданское право одновременно представляет собой и объект этого правоотношения, регулируемый нормами закона в соответствии с тем режимом, который установлен для соответствующей категории имущественных прав (то есть для соответствующего поведения людей) при их возникновении, передаче и прекращении.

В казахстанском праве гражданское субъективное право есть юридически обеспеченная мера возможного поведения управомоченного лица, выражающаяся в возможности этого лица действовать определенным образом самому либо в возможности требовать от обязанного лица совершения определенных действий.[4] Источники иностранного права развитых рыночных государств, в свою очередь, предлагают более детализированное определение этому понятию.

В частности, в американском праве, как и в казахстанском, термин «право» применяется в ряде аспектов. С позиций гражданского права интересным является такое понятие права, которое означает «в более узком значении, интерес или титул (правовое основание - Ф.К.) в отношении объекта имущества; справедливое и законное правомочие владеть, использовать или наслаждаться (извлекать выгоду - Ф.К.) им (этим объектом - Ф.К.), или передать либо пожертвовать его по своему усмотрению». Этот же термин означает «обеспечиваемое силой закона право требования одного лица к другому, согласно которому это второе лицо должно совершить определенное действие или не должно совершать это действие».[5]

Эти определения, согласно цитируемому источнику, являются легальными, поскольку воспроизведены из 1 Закона об Имуществе. В данном случае термин «право» означает именно субъективное гражданское право. Американское право понятием «имущественное право» также объединяет права на материальные объекты (вещи), называемые объектами имущества, и права требования к третьим лицам.

Легальное определение понятия имущественного права также содержится в законодательстве Нидерландов. Так, ст.6 гл. 1 раздела 1 Книги 3 («Имущественные права») Гражданского кодекса Нидерландов закрепляет следующую дефиницию. «Права, которые могут передаваться, по отдельности или совместно с другим правом, или которые служат для получения правообладателем материальной выгоды, или которые приобретены в обмен за предоставленную или обещанную материальную выгоду, являются имущественными правами».[6]

Нидерландское определение также подчеркивает материальный характер имущественного права. Более того, приведенная дефиниция закрепляет принцип оборотоспособности имущественного права.

Понимание имущественного права как объекта гражданских прав в казахстанской теории является сходным с законодательством и практикой зарубежных развитых стран.[7] Однако казахстанское законодательство практически не содержит норм, которые бы составили правовую основу для обращения имущественных прав.

Вместе с тем, как известно, одной из задач гражданского законодательства является также предоставление юридической основы для обращения (передачи) имущественных прав. Имущественные права, не отличающиеся способностью к обращению, не представляют интереса для гражданского законодательства. Такая сущностная особенность подтверждена и содержанием ст. 116 ГК.

Имущественное право представляет собой правовое основание (титул) действовать в допустимых законом рамках или требовать от других субъектов совершения определенных действий, и оно должно иметь какую-то объективированную (материальную) форму его подтверждения. Однако такая форма зависит от природы соответствующего имущественного права.

Как правило, фактическое обладание вещью предполагает наличие у владельца вещного права на такую вещь. Однако, из фактического владения вещью невозможно установить природу (содержание) этого права, поскольку должно быть что-то действительно подтверждающее право собственности или право владения, или право залога и т.п. на данную вещь. Таким образом, подтверждением существования вещного права могут являться документы, признаваемые законом в качестве такого подтверждения. При этом обладание самой вещью (как не парадоксально это звучит) не всегда обязательно для того, чтобы подтвердить существование вещного права на нее, тем более, что, как отмечает профессор Басин Ю.Г., «в течение XIX и особенно XX веков в финансовый и товарный оборот все шире внедрялся способ замены движения реальных вещей и наличных денег движением их символов, выраженных и зафиксированных в бумажном документе».[8]

Что касается обязательственных прав, то их существование может подтверждаться только документально. Ведь обязательственное имущественное права как притязание само по себе бестелесно, оно представляет собой существующее в сознании людей психическое отношение друг к другу по поводу существования и передачи имущественных ценностей или осуществления действий имущественного характера. Отсутствие объективированной формы отношений затрудняет применение правовых норм. Более того, обращение прав, не облеченных в какую-то признаваемую законом материальную форму в принципе невозможно в условиях современных рыночных отношений.

Таким образом, обязательственное правоотношение может подтверждаться письменным договором. Вместе с тем, ввиду особой важности (или природы) некоторых категорий имущественных прав законодательство предусматривает квалифицированные формы таких подтверждений, среди которых - нотариальное подтверждение письменных сделок, ценная бумага и государственная или иная регистрация прав.

Установление этих квалифицированных форм обусловлено рядом причин. Прежде всего, их соблюдение позволяет обеспечить более эффективную правовую охрану имущественных прав и законных интересов субъектов гражданского оборота. Кроме того, предусмотренные ГК формы существования имущественных прав (письменный договор, ценная бумага, сопроводительный документ) не всегда могут обеспечить требуемую современным экономическим оборотом скорость обращения имущественных прав.

Кроме того, использование традиционных форм имущественных прав в ряде случаев затрудняет деловую практику. Например, в банковском секторе обслуживание банковских счетов только на основании бумажных документов повлекло бы замедление и удорожание всего процесса банковского обслуживания. Обилие бумажных документов создает более благоприятную почву для обычных гражданско-правовых рисков и мошенничества. Безусловно, и система электронной регистрации подвержена рискам, но они в основном носят технический характер и их минимизация более логична за счет механизмов страхования. Исходя, в том числе, из этого, ГК допускает установление законодательными актами требования о регистрации прав и на движимое имущество.

Следует отметить, что в мировой практике также существуют две системы регистрации: регистрации сделок (документов) и регистрации имущественных прав. Обе системы, во всяком случае, в отношении недвижимого имущества, функционируют. Однако важным является то, чтобы законодатель сделал однозначный выбор в пользу одной из этих систем. Анализ обеих систем, действующих в отношении недвижимого имущества, в достаточной мере проведен в монографии Ильясовой К.М., на страницах которой автор доказывает нецелесообразность существования смешанной системы регистрации, аргументирует свою позицию относительно обоснованного внедрения системы обязательной и систематической регистрации имущественных прав.[9]

Разделяя мнение Ильясовой К., хотелось бы отметить, что аналогичные выводы необходимо распространить и в отношении и других категорий имущественных прав, имеющих не меньшее значение для имущественного оборота и публичного порядка. В первую очередь, это касается имущественных прав, являющимися объектами сделок на финансовых рынках. Вместе с тем, если в отношении прав на недвижимое имущество закон устанавливает требование исключительно государственной регистрации, то регистрация вышеупомянутых имущественных прав (финансовых инструментов) отличается своими особенностями.

Представляется, что с точки зрения правового режима значимым является то, что в отношении определенного объекта гражданских прав существуют принадлежащие кому-то имущественные права. Отсутствие имущественных прав означает отсутствие и самого правоотношения. В связи с этим именно регистрация имущественных прав как удостоверение их существования является значимым для гражданского права и имущественного оборота.

Вместе с тем, необходимо отметить, что законодательство республики Казахстан уже сегодня предусматривает регистрацию прав на недвижимое имущество, залогов движимого имущества, а также регистрацию сделок с ценными бумагами. В данном случае ГК закрепляет основные принципы регистрации прав на недвижимость и движимые вещи. В какой-то мере ГК может рассматриваться и как правовая база для регистрации прав по ценным бумагам. Однако существуют и иные виды обязательственных имущественных прав, которые в силу своей объективной природы должны быть предметом обязательной регистрации. Особенности этой природы заключаются в том, что такие имущественные права либо в принципе не могут существовать без регистрации, либо регистрация является единственно возможным способом существования имущественных прав, обращающихся на публичных (открытых) рынках. В первую очередь, этот вывод относится к имущественным правам, обращающимся на организованных финансовых рынка, в том числе безналичным деньгам.

Представляется необходимым на уровне ГК закрепить основные принципы регистрации обязательственных имущественных прав (за исключение прав на недвижимое имущество), в частности:

-обязательственное имущественное право возникает с момента его регистрации;

-содержание реестров является единственной формой удостоверения имущественных прав; недопустимо одновременное подтверждение имущественного права содержанием реестра и иным способом;

-регистрирующий субъект обладает особым статусом, обеспечивающим его объективность и профессионализм, а также соблюдение им режима конфиденциальности при осуществлении им регистрации прав; деятельность регистрирующего субъекта подлежит обязательному лицензированию и надзору со стороны государства;

-регистрирующий субъект не может регистрировать имущественные права по сделкам, в которых в качестве стороны участвует он сам или лица, связанные с ним в силу аффилиированности или по иным основаниям;

-регистрации подлежит не только обладание самим имущественным правом, но и любые обременения и ограничения этого права, как залог права, опцион, арест, ограничение в распоряжении правом и др.;

-регистрация осуществляется при представлении подтверждений оснований возникновения имущественного права (ст. 7 ГК).

Регистрация имущественных прав сама по себе представляет собой правоотношение, носящее публичный характер. Эта система существует для того, чтобы предотвратить злоупотребление правами, нарушения налогового и антикоррупционного законодательства, совершения мошеннических действий и т.д. В сфере же обращения такого неосязаемого имущества, как эмиссионные ценные бумаги и иные финансовые инструменты, а также безналичные деньги, регистрация имущественных прав представляет собой единственно возможную систему, в которой возможно свободное обращение такого имущества. Для ведения такой регистрации создаются публичные реестры, специально предназначенные для возникновения и передачи имущественных прав.[10] Публичность реестров в данном случае означает то, что их ведение в соответствии с достаточно жесткими требованиями обеспечивается силой государства и под постоянным надзором уполномоченных государственных органов.

В данном случае, помимо изложенных основных принципов регистрации обязательственных имущественных прав, требуется, чтобы законодательство на уровне закона установило механизмы такой регистрации. Хотелось бы обратить внимание, что в Нидерландах такие механизмы установлены в самом гражданском кодексе. Нам же представляется более целесообразным регламентировать это в специальных законодательных актах. Такая попытка в казахстанском законодательстве уже сделана в отношении регистрации сделок с ценными бумагами.

Как отмечалось выше, на уровне ГК необходимо дать легальное определение понятия имущественных прав и определить основные правила их обращения. Поскольку же действующий ГК устанавливает основные требования относительно вещных прав на недвижимость и движимое имущество, считаем, что кодекс должен быть дополнен и статьями, которые, по крайней мере, отразят вышеизложенные принципы регистрации имущественных прав, возникающих из обязательств.

В качестве определения имущественных прав как объектов гражданских прав, с учетом вышеизложенного, представляется целесообразным следующее:

«Имущественными правами являются возникающие по основаниям, предусмотренным Кодексом, и передаваемые посредством передачи вещи или посредством внесения в предназначенные для этого публичные реестры: (1) охраняемые законом правомочия владения, или владения и пользования, или владения, пользования и распоряжения, или распоряжения определенными вещами; либо (2) обеспечиваемые силой закона правомочия требовать от третьих лиц совершения определенных действий по передаче имущества или выполнению работ (услуг), либо по воздержанию от определенных действий, которые могут нанести имущественный ущерб управомоченному субъекту или воспрепятствовать получению им выгоды имущественного характера».

 

Опубликовано

в сб. «Актуальные проблемы современного гражданского права»,

т.1. Под ред. Сулейменова М.К.

/ Алматы: Библиотека КазГЮА, 2001г.

 

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

_________________________________________

[1] См. Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть). Комментарий. Книга I. Под ред. Сулейменова М.К., Басина Ю.Г. / Алматы, Жетi жаргы, 1998 г. С.286-287.

[2] См. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. / М., СПАРК, 1995 г. С.96.

[3] См. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. / М., Статут, 1998 г. С.240-241.

[4] См. Гражданское право (учебник для вузов, академический курс). Под ред. Сулейменова М.К., Басина Ю.Г. / Алматы, Изд-во КазГЮА, 2000 г. С.80. Гражданское право Республики Казахстан (учебное пособие, часть общая). Под. ред. Тулеугалиева Г.И. и Мауленов К.С. / Алматы, «Данекер», С.95.

[5] См. Black’s Law Dictionary. / St. Paul, Minn, West Publishing Co., 1990. P. 1324.

[6] См. Гражданский кодекс Нидерландов. Книги 2, 3, 5, 6 и 7. Под ред Ф.Й.М. Фельдбрюгге. / Лейденский университет, Юридический факультет, Институт восточно-европейского права и россиеведения, Лейден, 1996. С.179.

[7] См. полное описание природы и особенностей вещных прав содержится в монографии «Вещные права в Республике Казахстан» под редакцией профессора Сулейменова М.К. / Алматы, Жетi Жаргы, 1999 г. С. 7-25. Гражданское право (учебник для вузов, академический курс). Под ред. Сулейменова М.К., Басина Ю.Г. / Алматы, Изд-во КазГЮА, 2000 г. С.80.

[8] См. Басин Ю.Г. Вытеснение бумажного носителя из оборота ценных бумаг. / «Предприниматель и право», №3 (169), февраль 2001 г.

 [9] См. Ильясова К.М. Регистрация прав на недвижимость в Республике Казахстан. Основные концептуальные положения. / Алматы, Адилет, 2000 г. С. 34-44.

[10] См. ст. 10 главы 1 раздела 1 Книги 3 Гражданского кодекса Нидерландов (Гражданский кодекс Нидерландов. Книги 2, 3, 5, 6 и 7. Под ред Ф.Й.М. Фельдбрюгге. / Лейденский университет, Юридический факультет, Институт восточно-европейского права и россиеведения, Лейден, 1996. С.180.; ст.118 и 155 ГК Республики Казахстан.