Найти
<< Назад
Далее >>
Два документа рядом (откл)
Сохранить(документ)
Распечатать
Копировать в Word
Скрыть комментарии системы
Информация о документе
Справка документа
Поставить на контроль
В избранное
Посмотреть мои закладки
Скрыть мои комментарии
Посмотреть мои комментарии
Увеличить шрифт
Уменьшить шрифт
Корреспонденты
Респонденты
Сообщить об ошибке

О понятии корпоративного права /Ф. Карагусов, доктор юридических наук, доцент/

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

О понятии корпоративного права

 

Корпоративные отношения складываются при использовании организационно-правовых форм для ведения, как правило, крупного предпринимательства с привлечением инвестиций на открытом рынке. Именно в рамках этих отношений актуальность приобретают особенности управления деятельностью организации и взаимоотношений между самой организацией, ее акционерами (участниками), органами и должностными лицами. Доктор юридических наук, доцент … Ф. Карагусов.

 

Термины «корпоративное право», «корпоративные отношения» и другие понятия, производные от слова «корпоративный», активно используются в публикациях, дискуссиях, в обиходе. В то же время казахстанское законодательство уже оперирует такими категориями, как «корпоративное управление», «корпоративный веб-сайт», «корпоративный секретарь» /1/. Очевидно, что корпоративные отношения складываются при использовании организационно-правовых форм для ведения, как правило, крупного предпринимательства с привлечением инвестиций на открытом рынке. Именно в рамках этих отношений актуальность приобретают особенности управления деятельностью организации и взаимоотношений между самой организацией, ее акционерами (участниками), органами и должностными лицами; серьезное значение придается обеспечению защиты интересов кредиторов и т.н. миноритарных акционеров, формированию и поддержанию необходимого уровня капитализации организации; предотвращению рейдерства и злоупотреблений положением на рынке.

Однако единообразного и четкого отношения к вышеперечисленным понятиям на уровне казахстанского законодательства до настоящего времени не существует. Вместе с тем в настоящее время вопросы учреждения и деятельности акционерных обществ и других приемлемых правовых форм коммерческих организаций, управления ими, финансирования их предпринимательских целей регулируются довольно развитой совокупностью нормативных правовых актов, сконцентрированных именно на регламентации многочисленных особенностей создания и деятельности акционерных обществ. В связи с этим обоснованными являются высказываемые мнения о существовании корпоративного законодательства или формировании так называемого корпоративного права. При этом суждения о предмете корпоративного права и его месте в системе права различаются.

Понятие «корпоративное право» является новым для казахстанской юриспруденции. Термин «корпоративное право» изначально обусловливает вывод о том, что его предметом являются правовые отношения, связанные с учреждением и деятельностью корпораций. Профессор Ю.Г. Басин отмечал, что «корпорация - понятие хорошо известное и теории права, и правовой практике» /2/. В данном случае необходимым представляется юридически значимое определение понятия корпорации, ибо сам термин «корпоративное право» отражает «тот факт, что подавляющее большинство юридических лиц относится к числу корпораций» /3/.

Это понятие основывается на таких концепциях, преимущественно американского и английского права, как корпорация (corporation) и инкорпорация (incorporation). В связи с этим принципиально важным является выяснение того, что следует понимать как корпорацию, а для цели выяснения обоснованности хоть какой-то степени самостоятельности корпоративного права также необходимо выявить те специфические особенности корпораций, порядка и условий их учреждения и деятельности, которые в существенной степени выделяли бы корпорации среди всех других видов и организационно-правовых форм юридических лиц.

Согласно Black’s Law Dictionary термин «корпорация» относится к юридическому лицу, созданному как объединение лиц в соответствии с национальным законодательством, причем сама корпорация отделяется от создавших ее лиц (являющихся ее акционерами), в результате чего она (а) может выступать в качестве истца и ответчика и (б) предполагает правопреемство в отношении нее самой, поскольку не допускает изъятие имущества, ранее инвестированного в капитал корпорации, по воле отдельного акционера, и в силу передаваемости (отчуждаемости) ее акций существует независимо от того, живы ли его акционеры или нет /4/.

Аналогичное определение корпорации как юридического лица, отделенного от своих акционеров, содержится в английском праве /5/. Следует отметить, что английское право оперирует понятием «компания» (company) и классифицирует компании на виды, однако именно зарегистрированные компании (registered companies) рассматриваются в качестве корпораций и в настоящее время представляют собой наиболее важный вид компаний, а сама корпоративная правосубъектность признана атрибутом нормального акционерного общества /6/. Американские юристы понимают корпорацию как акционерное общество /7/.

В европейских странах (как, например, Германия и Франция) термину «корпорация» соответствует понятие «акционерное общество» /8/. При этом примечательно, что сам термин «корпорация» широко известен европейской правовой доктрине, а его содержание практически полностью соответствует вышеизложенному определению корпорации в англо-американском праве. В частности, Н.С. Суворов на основе проведенного глубокого анализа различных теоретических воззрений (в большинстве - известных немецких цивилистов) на природу юридических лиц также подчеркивал, что частноправовая корпорация «суть организованные соединения индивидуальных сил для достижения известных общих целей, … достижимых в течение более или менее продолжительного времени», имеющие свои органы администрации и обладающие собственным имуществом». При этом «в корпорациях, кроме органов администрации, есть члены общества, из которых каждый имеет право и возможность проявить свои корпоративные права … т.е. в качестве лиц, принадлежащих к корпорации, они могут пользоваться выгодами корпоративного управления» /9/. В качестве правовой концепции термин «корпорация» также в настоящее время вводится в сферу активного обращения российскими цивилистами на уровне концепции совершенствования гражданского законодательства /10/.

Что касается вышеупомянутой отличительной черты корпорации, как правопреемство, Н.С. Суворов также отмечает, что «с точки зрения современной теории юридических лиц не менее возможно признать продолжающееся существование корпорации по отпадении всех ее членов». При этом он справедливо ссылается на мнения Пухта и Савиньи о том, что «понятие корпорации обнимает не только настоящих, но и будущих членов», и в целях обеспечения сохранности и защищенности имущественных правоотношений она, даже перестав быть корпорацией, сохраняется в качестве юридического лица как субъекта права. Однако не менее обоснованно он указывает на необходимость различать прекращение членства в корпорации по объективным причинам, когда ее юридическая личность сохраняется, и прекращение корпорации по решению ее членов, принятому надлежащим образом /11/.

Казахстанское право также не предусматривает такого вида или организационной формы юридического лица, как корпорация, но оперирует понятием акционерного общества, определяя его как одну из предусмотренных законом организационно-правовых форм юридического лица. Как отмечает профессор М.К. Сулейменов, основными ее характеристиками являются самостоятельная правосубъектность акционерного общества, его имущественная и юридическая самостоятельность, позволяющая привлекать капитал для финансирования его предпринимательской деятельности от неограниченного круга лиц за счет выпуска и размещения акций /12/.

Анализ вышеупомянутых и многочисленных других источников свидетельствует о том, что корпорации учреждаются и действуют в сфере имущественного оборота, имея основной целью своей деятельности получение прибыли в результате использования капитала, привлеченного ею за счет выпуска и размещения акций. А, например, Г.Ф. Шершеневич специально выделяет цель создания акционерного товарищества - производство торгового промысла /13/. Примечательно, однако, что по этому критерию он отделяет акционерные товарищества от акционерных обществ, преследующих цели научные, художественные, благотворительные. На такое разделение следует обратить внимание с тем, чтобы критически отнестись к допущению использования формы акционерных обществ для некоммерческих организаций, как это в настоящее время регулируется в казахстанском законе.

Современное гражданское право успешно и эффективно регулирует формы осуществления предпринимательской деятельности, и ни у кого не вызывает сомнений, что сам институт юридического лица является частноправовым, а деление лиц на две категории (физические и юридические) составляет, по словам Н.С. Суворова, «неизбежную принадлежность всех современных систем частного права» /14/. Мы также придерживаемся этой позиции о принадлежности института юридического лица исключительно гражданскому праву и ранее публично высказывали эту свою точку зрения /15/. В чем же заключаются особенности в правовом статусе корпораций, обуславливающие дискуссии о существовании корпоративного права?

На наш взгляд, эти особенности основаны на специфике формирования капитала корпорации, формах и условиях его использования в процессе деятельности корпорации, степени личного участия всех членов корпорации в непосредственной ее деятельности, а также на ограничениях использования формы корпорации во всех доступных сегментах предпринимательства.

Первая из таких особенностей - то, что корпорация является формой ведения крупного предпринимательства, используемой в качестве «действенного средства концентрации и централизации капитала» /16/. Сегодня в западной литературе однозначно констатируется, что в условиях рыночной экономики в подавляющем большинстве случаев крупные предпринимательские фирмы принимают правовую форму, предполагающую наличие всех основных характеристик хозяйственных корпораций /17/. По обоснованному мнению Г.Ф. Шершеневича, успеху акционерной формы в торгово-промышленной деятельности способствовало «развитие экономических сил в XIX веке, вызвавшее крупные задачи в области производства, перемещения благ, их страхования, кредита»: «верно только то, что акционерную форму вызывают потребность в крупном капитале и соединенный с его назначением риск» /18/.

Вторая особенность заключается в том, что за счет выпуска акций к участию в акционерном обществе может быть привлечено большое количество лиц, что и позволяет аккумулировать огромные массы капитала, а само использование привлеченного капитала предопределяется тем, какой является цель такого использования, публично заявленная эмитентом при привлечении капитала.

Третья же особенность обуславливается тем, что круг акционеров корпорации неограничен, а закон разделяет в их статусе органы корпорации и членов (акционеров) корпорации: первые ответственны за управление делами и имуществом корпорации в соответствии с законом и в интересах акционеров, а вторые, будучи правомочными участвовать в формировании органов корпорации, «могут пользоваться выгодами корпоративного управления» /19/.

Из вышеизложенного вытекает цель особого регулирования вопросов создания и деятельности корпораций: защита прав и законных интересов акционеров и потенциальных акционеров (инвесторов) этих корпораций /20/. Современное корпоративное законодательство устанавливает основные механизмы, обеспечивающие соблюдение интересов акционеров корпораций. Содержание этих мер обуславливается тем, что корпорации, чьи акции включены в листинги фондовых бирж и размещаются посредством публичных предложений, привлекают для финансирования своей деятельности действительно большие средства от инвесторов, полагающихся на доступную для них информацию о статусе и финансово-экономическом положении эмитента и преследующих лишь одну цель - возврат их инвестиций с доходом. Это требует того, чтобы хозяйственная деятельность корпораций была правомерной и эффективной, а необходимая для акционеров и инвесторов информация была доступной, достоверной и полной. Достижение этой цели и представляет основную направленность корпоративного законодательства.

В связи с этим к корпоративному законодательству должны быть отнесены в первую очередь нормы законодательства об акционерных обществах и законодательства о рынке ценных бумагах. Причем указывается, что в качестве правового инструмента защиты прав акционеров и инвесторов компаний, чьи акции публично торгуются на рынке, законы о корпорациях и о рынке ценных бумаг во многих аспектах взаимозаменяемы /21/, и более глубокий анализ основных аспектов корпоративного права на примере казахстанского законодательства даст достаточно убедительные аргументы в пользу такого вывода.

Таким образом, применимость для создания и ведения крупного предпринимательства и способность привлекать большие объемы финансирования этой деятельности от неограниченного круга лиц, чьи возможности личного участия в этой деятельности ограничены, а правомерные интересы требуют применения особых мер по их правовой охране, обуславливают особое регулирование такой самостоятельной организационно-правовой формы коммерческих организаций, как акционерное общество. Это же влечет за собой и формирование отдельной совокупности норм, направленных на регулирование соответствующих отношений и достижение указанных целей.

В связи с этим следует отметить, что самостоятельность формы акционерного общества, признанная с 1998 года казахстанским законодательством, не является бесспорной /22/. На неоднозначность оценки такого решения в юридической литературе обращает внимание С.И. Климкин, который наряду с Ф.К. Шакировым и Л.А. Сахиповой, тем не менее, справедливо считает обоснованным такое законодательное признание самостоятельности организационно-правовой формы акционерного общества /23/.

Не все юрисдикции признают самостоятельность акционерной формы, рассматривая акционерное общество как один из видов хозяйственных товариществ, как это регламентируется, например, законодательством Украины /24/. Однако в пользу самостоятельности формы акционерных обществ и ее отделения от различных форм хозяйственных товариществ можно высказать, по крайней мере, следующие аргументы, которые мы выдвигаем на основе позиции профессора М.К. Сулейменова, который с необходимой однозначностью указал, что «сущность деятельности акционерных обществ заключается в объединении разрозненных средств в единое целое для решения крупных общих целей, которые не могут быть достигнуты усилиями одного или нескольких человек» /25/.

Первый момент связан с тем, что во всех формах хозяйственных товариществ выражен личностный элемент /26/, заключающийся в том, что допускается или предполагается личное участие учредителя товарищества в его хозяйственной деятельности, в связи с чем личность участника имеет принципиальное значение для других участников и самого товарищества. Напротив, в акционерном обществе согласно «самой идее акционерного общества имена, состав акционеров не имеют никакого значения» /27/.

Во-вторых, формы хозяйственных товариществ используются для ведения хозяйства их участниками «собственными усилиями» в рамках малого и среднего предпринимательства, поддерживаемого и льготируемого на законодательном уровне, в том числе с точки зрения налогового законодательства и бухгалтерского учета, не предполагает особых сложностей в организации деятельности товарищества, ведении его бухгалтерского учета и т.п., которые бы препятствовали любому участнику самостоятельно вести свой бизнес и оценить финансово-экономическое положение товарищества без создания препятствий этой деятельности.

В свою очередь корпоративная форма, как уже говорилось, используется для ведения крупного предпринимательства. Нередко форма акционерного общества предписывается законом для осуществления таких видов деятельности, которые (а) требуют профессионального управления и (б) затрагивают правомерные интересы широкого и неограниченного круга лице товарищества без создания п. К подобным видам, например, относится банковская, страховая, инвестиционная и т.п. деятельность. При осуществлении такой деятельности в каждодневной практике неизбежны разнообразные конфликты между различными группами лиц: акционеры, владельцы крупных пакетов и миноритарии, менеджмент корпорации, ее кредиторы, клиенты и потребители услуг, государственные надзорные и регулирующие органы и другие.

Содержание этих конфликтов также может различаться - от капитализации прибыли для развития производства до немедленного ее распределения в форме дивидендов, от незамедлительного погашения задолженности перед кредиторами до надлежащего обслуживания клиентов, от прекращения бизнеса по воле акционеров до необходимости продолжать деятельность и привлекать дополнительное финансирование по требованию уполномоченных государственных органов в интересах потребителей и клиентов и т.д. С учетом этого и идентифицируется такая особенность корпорации (о которой говорилось выше), как наличие строгой системы корпоративного управления, своеобразное отчуждение акционеров от участия в деятельности акционерного общества с предоставлением им так называемых корпоративных прав с определенными пределами их осуществления, а также наличие стороннего надзора за надлежащим осуществлением корпоративного управления со стороны государства и фондовой биржи.

Современное развитие именно корпоративного права побуждается все более очевидным отчуждением акционеров, поставляющих капитал для деятельности корпорации, от процесса производства, повышающейся ролью органов корпорации в управлении ею и усилением степени ответственности ее должностных лиц за законность деятельности корпорации, а также за сохранность и прибыльность инвестиций акционеров. Поэтому значимость данной классификации приобретает не только большее теоретическое, но и вполне практическое значение.

Следует разделять понятие «корпорация» и предмет корпоративного права. Как мы определились выше, корпорацией является акционерное общество, привлекающее капитал для финансирования собственной хозяйственной деятельности за счет публичного размещения своих акций среди неограниченного круга лиц и управляемое его органами под их ответственность. В связи с этим корпоративное право регулирует прежде всего вопросы учреждения и деятельности акционерных обществ, и его состав формируют в первую очередь, как уже говорилось, законы об акционерных обществах и о рынке ценных бумаг. Этой позиции придерживается и Ю.Г. Семенюк, который к основным законодательным актам, призванным регламентировать корпоративные отношения, относит законы об акционерных обществах и о ценных бумагах /28/. Однако некоторые концепции корпоративного права могут применяться и при регулировании других организационно-правовых форм, например, отчуждение учредителей ТОО от управления товариществом.

Подчинение товариществ (или обществ) с ограниченной ответственностью (ТОО или ООО) корпоративному законодательству является дискуссионным /29/. Эта дискуссия сохраняет свою актуальность, однако отнесение таких ТОО и ООО к категории корпорации и распространение в отношении них норм корпоративного законодательства это еще не обосновывает в необходимой степени. Права участников ТОО и ООО защищаются исключительно гражданско-правовыми способами и не предполагают вовлеченности третьих лиц (прежде всего - государства и фондовой биржи) для целей мониторинга и надзора за соблюдением прав инвесторов.

В связи с этим полагаем, что корпорациями должны признаваться только акционерные общества, как их статус, например, в настоящее время определяется казахстанским законодательством, а само корпоративное законодательство должно регулировать именно вопросы деятельности акционерных обществ, требуя использования данной корпоративной формы только при ведении крупного предпринимательства, оставляя за своими пределами регулирование различных форм хозяйственных товариществ, включая товарищества с ограниченной ответственностью. Вместе с тем это не ограничивает в законодательном применении при регулировании других организационно-правовых форм коммерческих организаций тех правовых механизмов, предотвращающих мошенничество, которые регламентированы корпоративным законодательством (законами об акционерных обществах). В таком подходе мы солидарны с германскими юристами, вовлеченными в процесс унификации европейского корпоративного права: создав законодательство о корпорациях, законодатель через формирование жестких и в достаточной мере обязательных правовых норм принимает на себя ответственность за надлежащее функционирование корпорации и их органов с тем, чтобы защитить инвесторов и кредиторов, а также применять меры поощрения работников, в связи с чем формы акционерного общества (корпорации) и ТОО (ООО) рассматриваются не как производные одна от другой, а как две самостоятельные организационно-правовые формы /30/.

Пользуясь случаем, отметим также, что, говоря об акционерных обществах, мы имеем в виду только такие организации, которые выпускают акции и размещают их среди неограниченного круга лиц путем публичного предложения. Представляется совершенно правильным отказ казахстанского законодательства от ранее существовавшего разделения акционерных обществ на такие два вида, как открытые и закрытые общества. С.И. Климкин совершенно обоснованно указывает, что «закрытое общество вряд ли вообще имеет право на существование как противоречащее самой идее акционерного общества» /31/. В настоящее время и российские цивилисты считают, что «следует в принципе отказаться от искусственного выделения типов акционерных обществ (открытые и закрытые)» /32/.

С учетом изложенного представляется, что термин «корпорация», обозначающий акционерные общества, привлекающие свой капитал за счет публичного размещения своих акций среди неограниченного круга лиц, воспринят правом Казахстана и других стран СНГ на уровне концепции и находит свое отражение в законодательстве, а существование корпоративного права является очевидным. В этом мы солидарны с В. Белых, считающим именно акционерные общества корпорациями в собственном смысле этого слова /33/.

Вопросом остается самостоятельность корпоративного права и его место в системе права. Так, например, Г.Е. Авилов и Е.А. Суханов допускают признание корпоративного права в качестве правового института, а точнее - подотрасли, гражданского права, хотя и считают, что сам термин «корпоративное право» является в достаточной мере условным, отражая лишь тот факт, что подавляющее большинство юридических лиц относится к числу корпораций» /34/.

Как органическую часть гражданского права рассматривает корпоративное право В.А. Белов, при этом предлагая более широкий взгляд на него как право не только хозяйственных обществ /35/. Д.В. Ломакин рассматривает корпоративное право как новую составляющую системы гражданского права /36/.

В понимании европейских юристов корпоративное право также рассматривается как право частное. При этом в контексте рассмотрения путей дальнейшей гармонизации европейского именно корпоративное право в какой-то период расценивалось как двигатель европейского частного права /37/.

Н.С. Кузнецова оценивает корпоративное законодательство в Украине как совокупность норм об акционерных обществах, входящую в состав законодательства о хозяйственных обществах /38/. А Ю.Г. Семенюк в состав корпоративного права включает законодательные нормы обо всех видах хозяйственных обществ и некоторых иных видах юридических лиц (например, производственных кооперативах) /39/.

Профессор М.К. Сулейменов также рассматривает законодательство об акционерных обществах в рамках гражданско-правового института юридического лица, а сами акционерные общества - как организационно-правовую форму коммерческих организаций /40/.

Следует отметить, что категория «лица» и конструкция «юридического лица», бесспорно, «принадлежат» частному праву. Как отмечает И.П. Грешников, «категория лица в сфере права универсальна и с развитием цивилистических отношений распространяется на все новые и новые явления гражданского оборота» /41/. Акционерные общества признаны организационно-правовой формой осуществления хозяйственной деятельности, неоспоримы факт юридической личности акционерных обществ и законодательное признание за ними гражданской правосубъектности. Поэтому регламентация основных вопросов учреждения и деятельности акционерных обществ обеспечивается нормами гражданского права. Этот вывод не вызывает особых возражений. Однако если признать исключительно частноправовую природу корпоративного права, то само его выделение становится необоснованным, ибо регламентация статуса акционерных обществ должна рассматриваться лишь в рамках гражданско-правовых институтов лица, юридического лица и норм о различных формах коммерческих организаций. В то же время по какой-то причине во всех юрисдикциях корпоративное право выделяется как нечто самостоятельное. В чем же причина?

На наш взгляд, причина заключается в вышеуказанной цели формирования корпоративного законодательства - обеспечение защиты прав акционеров, отчужденных от управления корпорацией, а также правомерных интересов потенциальных инвесторов. Достижение этой цели предполагает не только применение гражданско-правового диспозитивного метода правового регулирования, но и в достаточно значимой степени обусловлено использованием императивного метода регулирования с использованием административно-правовых санкций, обеспечивающих выполнение требований законодательства об акционерных обществах. В этой связи заслуживает внимания мнение о том, что корпоративное право включает в себя регулирование частноправовых и публично-правовых аспектов деятельности корпораций, относя к категории последних антимонопольный контроль экономической концентрации, эмиссию ценных бумаг и надзор за их размещением и погашением /42/.

В этом вопросе нам близка позиция Н.С. Суворова, который признает бесспорным, «что наука гражданского права имеет в виду только частноправовую сторону жизни корпораций … и делает неизбежную абстракцию, обособляет в мышлении эту сторону жизни от других сторон» /43/. Вместе с тем он утверждает, что «понятие юридического субъекта не может быть ограничиваемо областью имущественных отношений гражданского права и что всякая цивилистическая теория юридической личности должна быть проверяема ее пригодностью для области публичного права» /44/.

Это замечание имеет особую значимость применительно к современному корпоративному праву: акционерная форма не просто допускает ее использование для ведения хозяйственной деятельности, она также обуславливает вторжение в сферу публичных интересов, где государство обязано обеспечить стабильность национальной экономики и ее привлекательность для инвестиций, общественное спокойствие и благополучие своих граждан и т.п. Такие цели достигаются целым рядом норм корпоративного права, направленных на заявленную выше защиту прав и законных интересов существующих и будущих (потенциальных) акционеров корпораций, а также на обеспечение надлежащего исполнения корпоративных обязанностей.

Мотивированное существованием такой цели государство устанавливает нормы, в свою очередь вторгающиеся в сферу правомочий акционеров по вопросам избрания органов корпорации, распределения дохода от ее деятельности, прекращения или реорганизации акционерного общества, раскрытия коммерческой информации, которая при использовании других организационных форм пользуется защитой как конфиденциальная информация и мн. др. При применении таких норм корпоративного законодательства уже используется императивный метод регулирования с применением государственного принуждения и административных мер воздействия.

В связи с этим применение наряду с частноправовыми принципами регулирования организации и осуществления хозяйственной деятельности корпораций также и принципа государственного регулирования корпоративных отношений в целях защиты публичных (общественных) интересов, на что указывает С.П. Мороз /45/, сомнений не вызывает. С учетом этого представляется, что мнения о корпоративном праве как исключительно о праве частном или об условном характере выделения корпоративного права как подотрасли или института гражданского права не являются обоснованным.

На наш взгляд, корпоративное право следует рассматривать как комплексный правовой институт, регулирующий общественные отношения, складывающиеся по поводу организации и осуществления деятельности акционерных обществ между самими обществами как юридическими лицами (их органами), акционерами и третьими лицами (кредиторами, инвесторами, профессиональными участниками рынка ценных бумаг и фондовой биржей), а также уполномоченными государственными органами, в рамках которого хозяйственная деятельность акционерных обществ и управление ими регулируется нормами гражданского законодательства, а обеспечение охраны прав акционеров и безопасность инвестиций в капитал акционерных обществ обеспечивается также и мерами государственного принуждения в форме не только имущественной ответственности, но также административными санкциями. Та часть корпоративного права, которая представляет собой концепции и нормы частноправового характера, является частью более широкого гражданско-правового института юридических лиц. Остальные нормы корпоративного права по своей природе являются публичными, преимущественно - административно-правовыми нормами.

Что касается соотношения понятий «корпоративное право» и «корпоративное законодательство», то полагаем возможным их отождествление друг с другом, ибо корпоративное право сложилось именно как совокупность правовых норм, направленных на регулирование выделяемой совокупности общественных отношений в рамках достижений одной цели - содействовать крупному предпринимательству при обеспечении безопасности инвестиций в соответствующую хозяйственную деятельность. В данном случае мы основываемся на концепции профессора М.К. Сулейменова, утверждающего, что «право - это система правовых норм (общеобязательных правил), установленных или санкционированных государством, обеспеченных возможностью государственного принуждения, регулирующих общественные отношения». На основе этого право и законодательство неразрывно связываются и соотносятся как содержание и форма: «иначе как через гражданское законодательство гражданское право выражено быть не может» /46/. Вместе с тем собственно корпоративное законодательство как упомянутая совокупность правовых норм представляет собой отрасль законодательства, включающую правовые установления, объединенные достижением обозначенной выше цели в связи с использованием корпоративной формы.

 

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

Литература

 

1. Закон Республики Казахстан от 13 мая 2003 г. «Об акционерных обществах». Ведомости Парламента Республики Казахстан, 2003, № 10, ст. 55 (с изменениями и дополнениями).

2. Басин Ю.Г. Коммерческие корпоративные отношения и юридическая ответственность. В издании «Басин Ю.Г. Избранные труды по гражданскому праву». Алматы: АЮ-ВШП «Адилет», НИИ частного права КазГЮУ, 2003. С. 135.

3. Авилов Г.Е., Суханов Е.А. Юридические лица в современном российском гражданском праве. М: Вестник гражданского права, том 6, 2006, № 1. С. 17-18.

4. Black’s Law Dictionary. St. Paul, Minn: West Publishing Co., 1990. P. 340.

5. Davies, Paul. Gover’s Principles of Modern Company Law (Sixth edition). London: Sweet&Maxwell, 1997. P. 77; Kraakman, Davies, Hansmann, Hertig, Hopt, Kanda and Rock. The Anatomy of Corporate Law (A Comparative and Functional Approach). OXFORD University Press, 2004. P. 1-6.

6. Davies, Paul. Gover’s Principles of Modern Company Law. P. 4-5, 77.

7. Hunsmann and Kraukmann. The End of History for Corporate Law? (2001), 89 Georgetown Law Journal 439, 443.

8. Закон об акционерных обществах Германии. Параллельные русский и немецкий тексты = Aktiengesetz. Paralleler russischer und deutscher Text. М.: Волтерс Клувер, 2009; Франсуа Барьер и др. Цивилистические правовые традиции под вопросом (по поводу докладов Doing Business Всемирного банка). М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 37-46.

9. Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. М.: Статут, 2000. С. 168-170.

10. Проект Концепции совершенствования законодательства о юридических лицах, разработанный Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства и рекомендованный к опубликованию для целей обсуждения (протокол № 68 от 16 марта 2009 г.). www.privlaw.ru/vs_info2.html.

11. Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 284-287.

12. Субъекты гражданского права. Отв. ред. М.К. Сулейменов. Алматы: НИИ частного права КазГЮУ, 2004. С. 279-280.

13. Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. М.: Фирма «СПАРК», 1994. С. 140.

14. Суворов Н.С. О юридических лицах по римскому праву. С. 29.

15. Карагусов Ф.С. О расширении государственного контроля по некоторым аспектам корпоративного управления в казахстанских банках. В сб.: Государство и гражданское право. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной памяти и 85-летию со дня рождения д.ю.н., профессора Ю.Г. Басина (в рамках ежегодных цивилистических чтений). Алматы, 29-30 мая 2008 г. Отв. ред. М.К. Сулейменов. Алматы: НИИ частного права КазГЮУ, 2008. С. 394-401.

16. Гражданское и торговое право капиталистических государств. Учебник, ч. 1. Отв. ред. Нарышкина Р.Л. М.: Изд-во «Международные отношения», 1983. С. 93.

17. The Anatomy of Corporate Law. P. 1.

18. См. Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. С. 139-142.

19. Суворов Н.С. О юридических лицах по римскому праву. С. 169-170.

20. Hommelhoff, Peter. Corporate and Business Law In The European Union. In «Toward A European Civil Code. Second Revised and Expanded Edition». Ars Aequi Libri - Nijmegen; Kluwer Law International. The Hague/London/Boston, 1998. P. 594.

21. Hommelhoff, Peter. Corporate and Business Law in the European Union. P. 588.

22. Закон Республики Казахстан от 10 июля 1998 г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам акционерных обществ».

23. Климкин С.И. Хозяйственные товарищества по законодательству Республики Казахстан. Алматы: Жетi Жаргы, 2002. С. 4-5.

24. Кузнецова Н.С. Предпринимательское законодательство в Украине и в странах Европы (частноправовые аспекты). В сб.: Проблемы гармонизации законодательства Украины и стран Европы. Под общ. ред. Кубко Е.Б., Цветкова В.В. Киев: Юринком Интер, 2003. С. 329.

25. Сулейменов М.К. Становление и развитие гражданского законодательства Республики Казахстан. Алматы, 2006. С. 247.

26. Климкин С.И. Хозяйственные товарищества по законодательству Республики Казахстан. С. 7.

27. Климкин С.И. Цит. соч. С. 5.

28. Семенюк Ю.Г. Развитие корпоративного законодательства в Украине: проблемы унификации и гармонизации. В сб.: Проблемы гармонизации законодательства Украины и стран Европы. Под общ. ред. Кубко Е.Б., Цветкова В.В. Киев: Юринком Интер, 2003. С. 464.

29. Корпоративная реформа и гармонизация корпоративного законодательства России и ЕС. Под ред. А. Астаповича. С. 131, 133-139.

30. Hommelhoff, Peter. Corporate and Business Law In The European Union. P. 595.

31. Климкин С.И. Хозяйственные товарищества по законодательству Республики Казахстан. С. 5.

32. Проект Концепции развития законодательства о юридических лицах. С. 52; Белых В. Общие (принципиальные) вопросы совершенствования акционерного законодательства. Алматы: Юрист, 2009, № 12. С. 59.

33. Белых В. Общие (принципиальные) вопросы совершенствования акционерного законодательства. Алматы: Юрист, 2009, № 12. С. 60.