Найти
<< Назад
Далее >>
Два документа рядом (откл)
Сохранить(документ)
Распечатать
Копировать в Word
Скрыть комментарии системы
Информация о документе
Информация о документе
Поставить на контроль
В избранное
Посмотреть мои закладки
Скрыть мои комментарии
Посмотреть мои комментарии
Увеличить шрифт
Уменьшить шрифт
Корреспонденты
Респонденты
Сообщить об ошибке

Вещные права на ценные бумаги (Ф.С.Карагусов управляющий директор ТОО «SB Capital» д.ю.н., профессор)

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

Вещные права на ценные бумаги

 

Ф.С.Карагусов

управляющий директор

ТОО «SB Capital»

д.ю.н., профессор

 

Ценные бумаги в соответствии с нормами ГК могут быть объектами вещных прав, и в первую очередь - права собственности. Освещение проблемы возникновения и осуществления этих прав прежде всего требует выяснения того, что представляют собой ценные бумаги как объект имущественных прав. Теоретические работы по данной теме и ранее действовавшее законодательство давали четкий и однозначный ответ на данный вопрос.1 В настоящее время гражданское законодательство Республики Казахстан также устанавливает определенный правовой режим ценных бумаг, обусловленный уровнем экономического развития республики.

I. Пункт 2 статьи 115 ГК относит ценные бумаги к имуществу, которое может выступать в имущественном обороте в качестве объекта гражданских прав. Вместе с тем, этим пунктом (как и пунктом 3 статьи 117 ГК) ценные бумаги прямо не отнесены к категории вещей, хотя другими статьями ГК это подтверждается.

Статья 129 ГК определяет, что «ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление которых возможно только при его предъявлении».

Из этого определения вытекают особые характеристики ценной бумаги, которые отличают ее от иных юридически значимых документов и лежат в основе правового регулирования обращения ценных бумаг в качестве объекта гражданских прав. Такими особенностями ценной бумаги являются следующие:

* ценная бумага - документ, составление которого подчиняется жестким требованиям законодательства к его форме и содержанию;

* ценная бумага удостоверяет право ее владельца требовать от субъекта, указанного в ее тексте, предоставления в собственность строго определенного имущества (денег, товаров, других ценных бумаг), а в некоторых немногочисленных случаях - и предоставления иных возможностей (например, в сфере корпоративного управления. То есть именно содержание ценной бумаги придает данному документу социально-экономическую ценность;

* ценная бумага (документ) и удостоверяемое ею имущественное право неразрывно связаны между собой настолько, что для осуществления (в том числе передачи) этого права необходимы предъявление и передача (либо только предъявление в случае неполного исполнения) подлинника ценной бумаги. Здесь следует всегда иметь в виду, что ценной бумагой удостоверяются правомочие ее владельца требовать исполнения по ней и соответствующая обязанность другой стороны предоставить это исполнение. Никакая ценная бумага не может служить подтверждением взаимных прав и обязанностей сторон данного правоотношения, ибо такое положение противоречит самой правовой природе ценной бумаги.

В деловом обороте ценная бумага используется как специфическая письменная форма сделки, призванная эффективно опосредовать обращение имущественных прав. Вследствие этого в отношении ценных бумаг был установлен особый правовой режим, в соответствии с которым они были признаны объектом права.

 Называя ценную бумагу документом, ГК тем самым указывает на то, что она является вещью, поскольку любой документ представляет собой предмет материального мира, содержащий определенную информацию, которая выражается буквами, цифрами и иными печатными или рукописными символами. При этом ценной бумагой признается не всякий документ, а лишь такой, который составлен с соблюдением установленных законодательством условий (реквизитов) и фактическое обладание которым дает право требовать предоставления выгоды, обозначенной в документе.

Обязательными реквизитами ценной бумаги являются те, которые перечислены в специальных нормативных правовых актах. Юридическая сила требования соблюдения всех таких реквизитов заключается в том, что их отсутствие в содержании документа влечет недействительность ценной бумаги (пункт 2 статьи 131 ГК).

Реквизитами ценной бумаги, как правило, являются ее наименование, серия, номер, срок обращения, указание на обязанного по бумаге субъекта, номинальную стоимость, размер дохода (дивидендов) либо вознаграждения (процентов), место исполнения по бумаге и другие условия. И даже в случае массовой эмиссии ценные бумаги одного выпуска имеют хотя бы один реквизит (например, номер), который бы отличал их друг от друга. В частности, в рамках любой эмиссии акций каждая из этих ценных бумаг соответствует определенной доле в уставном капитале эмитента и подтверждает соответствующие правомочия ее владельца. На основании присущих только данной ценной бумаге реквизитов ее владелец сможет реализовать свои правомочия. Например, получить причитающийся по акции (даже по предъявительской) дивиденд акционер сможет только в случае предъявления именно этой акции, которая идентифицируется на основании ее собственных реквизитов. То есть возможность получения дивидендов, начисленных по одной акции, путем предъявления другой акции (хотя бы и принадлежащих одной эмиссии) исключается, что подтверждает незаменимость и индивидуальную определенность любых ценных бумаг.

Вышеотмеченное позволяет согласится с тем мнением, что ценные бумаги как объекты гражданских прав являются вещами индивидуально-определенными, а потому - незаменимыми. 1

При всем этом ценные бумаги представляют собой особую разновидность вещей. Ценная бумага как бланк, как лист бумаги не представляет какого-либо особого интереса для ее владельца. Стоимость ценной бумаги основывается на стоимости того материального блага, право на получение которого она удостоверяет. Разделение документа и удостоверяемого им имущественного права обязательно влечет за собой потерю интереса к ценной бумаге со стороны ее владельца и других участников гражданского оборота. В такой ситуации владелец ценной бумаги не сможет посредством ее реализовать свой имущественный интерес.

Таким образом, если под объектом права понимается все то, что может служить средством осуществления интереса2, то ценная бумага, которая уже не удостоверяет какое-либо имущественное право, перестает быть соответствующим объектом гражданских прав и, в сущности, перестает быть ценной бумагой.

Являясь же объектом вещных прав, ценные бумаги выступают в качестве предмета различных гражданско-правовых сделок, связанных с переходом права собственности либо права владения на них, то есть обладают признаком оборотоспособности. В результате этого и формируются отношения между людьми по поводу ценных бумаг, по своей природе являющиеся вещными правоотношениями.

II. При рассмотрении правовой природы ценной бумаги определенный научный и практический интерес представляет собой вопрос о соотношении документа и удостоверяемого им имущественного правоотношения. Бесспорно, последнее является обязательственным правоотношением, поскольку держатель ценной бумаги имеет право требовать от выпустившего ее лица предоставления определенных имущественных благ. Однако данное право требования может быть реализовано лишь при условии, что в подтверждение получения исполнения по ценной бумаге ее держатель будет готов передать обязанному лицу подлинник соответствующего документа. Получается так, что при утрате власти над ценной бумагой ее владелец теряет возможность требовать и получать от должника исполнение по ней. То есть здесь можно вывести следующую общую формулу: прекращение владения ценной бумагой означает прекращение правомочия требовать по ней.

Некоторым исключением здесь является возможность восстановления прав по ценным бумагам. Гражданско-процессуальным законодательством, в частности, предусмотрена процедура вызывного производства по восстановлению прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя.* Однако данное исключение лишь подтверждает правило, поскольку упомянутые права без каких-либо затруднений могут быть восстановлены только в случае отсутствия еще каких-либо претендентов на эти права. Если же на одно и то же право будут предендовать несколько субъектов и один из них будет обосновывать свое право, предъявляя подлинник соответствующей ценной бумаги, то данный спор будет решен в пользу именно этого субъекта, если не будет доказана его недобросовестность при приобретении данного документа.

Восстановление прав по утраченным ордерным ценным бумагам осуществляется также в судебном порядке и возможно при условии признания выдачи утраченной ценной бумаги лицом, выдавшим документ, а исполнение по восстановленной ценной бумаге можно будет получить при условии восстановления всех передаточных надписей, имевших место на утерянном документе (см., например, статью 96 Закона «О вексельном обращении в Республике Казахстан»). Вместе с тем, восстановление прав по ордерной ценной бумаге с бланковыми индоссаментами является практически невозможным в силу того, что данный вид передаточной надписи позволяет легитимировать лишь того субъекта, который в данный момент действительно владеет документом. Признать же этого субъекта неуправомоченным требовать исполнения по данной бумаге представляется возможным только в случае доказанности неправомерного попадания документа в его владение.

Восстановление прав по утраченной ордерной ценной бумаге с именными индоссаментами может иметь затруднения исключительно практического характера, когда индоссанты будут отказываться от восстановления индоссаментов или кого-либо из этих индоссантов невозможно будет найти либо по иным подобным причинам.

Восстановление прав по утраченным именным ценным бумагам (в том их понимании, которое основывается на содержании статей 130 и 132 ГК) представляется возможным только в случае признания выдачи соответствующего документа обязанным по нему лицом.

На основании изложенного можно сделать вывод, что прекращение вещного права на ценную бумагу влечет за собой прекращение удостоверяемого ею обязательственного правоотношения за исключением случаев, когда в соответствии с законодательством возможно восстановление прав по утраченным ценным бумагам. При этом удостоверяемое ценной бумагой правоотношение прекращается фактически и юридически, либо только фактически. Последнее может иметь место, например, в случае утраты или гибели ценной бумаги, когда обязательственное правоотношение продолжается, но не может быть реализованным вследствие отсутствия подлинника ценной бумаги, который необходимо передать в подтверждение передачи удостоверяемого ценной бумагой права или исполнения соответствующего обязательства должником.

Отмеченное вновь подтверждает вещный характер каждой конкретной ценной бумаги, которой удостоверяется определенное имущественное право ее держателя, имеющей важнейшее легитимирующее значение, а значит, представляющей социальную ценность.

III. Описывая ценные бумаги как специфический объект вещных прав мы исходим из того, что ценная бумага является вещью. В то же время действующее законодательство оперирует и понятием бездокументарных ценных бумаг, правовая природа которых в настоящее время, однако, еще окончательно не определена.

На наш взгляд, предусмотренные статьей 135 ГК бездокументарные ценные бумаги представляют собой разновидность имущественных прав. В сущности, бездокументарные ценные бумаги и есть те имущественные права, которые составляют содержание ценной бумаги. Однако ГК понимает бездокументарные ценные бумаги в более узком смысле - как имущественные права, которые удостоверяются записью в компьютеризированных либо книжных реестрах. Это представляется нам не вполне оправданным. Такая запись представляет собой самостоятельный способ подтверждения тех же имущественных прав, которые могут удостоверяться ценными бумагами.

Названные два способа подтверждения прав являются взаимоисключающими, то есть одно и то же имущественное право не может одновременно удостоверяться и ценной бумагой, и записью в упомянутых реестрах. При обращении (передаче в собственность, залог и т.д.) имущественных прав, называемых ГК бездокументарными ценными бумагами, необходимо и достаточно лишь внести соответствующие записи в реестр. Никакого иного отношения к собственно ценным бумагам бездокументраные ценные бумаги не имеют. Данный вывод обосновывается описываемым здесь правовым режимом ценных бумаг, поскольку одновременное подтверждение одного и того же права обоими названными способами исключает безусловность и гарантированность исполнения и передачи права, удостоверенного ценной бумагой, а следовательно, исключает и целесообразность обращения ценных бумаг.

На основании этого полагаем противоречащей правовой сущности ценной бумаги норму пункта 1 статьи 135 ГК, приравнивающую бездокументарные ценные бумаги к ценным бумагам. Ценная бумага - это форма подтверждения имущественных прав и одновременно вещь, являющаяся объектом гражданских прав. А бездокументарные ценные бумаги представляют собой сами эти имущественные права.

С учетом изложенного было бы целесообразным перечисляемые в статье 130 ГК наименования различных ценных бумаг («акция», «облигация») определить не как виды ценных бумаг (то есть вещей), а как разновидности обязательственных правоотношений, которые могут быть удостоверены ценной бумагой либо записью в специальных реестрах.

IV. Ценные бумаги появляются в гражданском обороте на основании договора. В сущности, ценная бумага в своем содержании перечисляет условия этого договора. Эмитент предлагает потенциальному владельцу ценной бумаги принять (приобрести в собственность) ее в качестве подтверждения отношений займа либо инвестирования в предприятие на иных условиях. Если вторая сторона принимает ценную бумагу, договор считается заключенным на условиях, исчерпывающе перечисленных в тексте бумаги. Любая ценная бумага считается свободно обращающейся после принятия от эмитента подлинника соответствующего документа. С этого момента и возникают право владельца ценной бумаги требовать исполнения по ней при наступлении указанных в документе условий и соответствующая ему обязанность эмитента предоставить это исполнение. С этого же момента у владельца ценной бумаги возникает право собственности на документ. И это право, как справедливо отмечает Г.Шершеневич, «на клочок бумаги дает единственную возможность осуществления содержащегося в ней права».1 Поэтому в дальнейшем под передачей права собственности на ценную бумагу мы будем понимать одновременную передачу и выраженного в ней права.

Ценные бумаги как объект права собственности могут свободно обращаться на рынке с распространением на них правового режима движимых вещей. Однако при этом обращение ценных бумаг подчиняется специфическим правилам передачи и осуществления права собственности на них. Такими правилами являются следующие.

 При передаче ценной бумаги достаточно (и в то же время необходимо) передать подлинник документа (статья 132 ГК). В зависимости от вида ценной бумаги это правило уточняется.

 В случае бумаги на предъявителя фактическая передача подлинника документа означает передачу права собственности на него. При передаче права собственности на ордерную ценную бумагу фактическая передача оригинала документа должна сопровождаться совершением на нем передаточной надписи (индоссамента) в соответствии с требованиями законодательства.

Передача именной ценной бумаги Гражданским кодексом не предусматривается, поскольку она оформляется только на имя конкретного лица. Однако передача удостоверяемого ее имущественного права допускается, но уже в порядке уступки требования (статьи 339-347 ГК). Пункт 2 статьи 132 ГК определяет, что «при передаче прав по именной ценной бумаге другому лицу передаваемая бумага аннулируется, а на имя нового владельца выдается другая ценная бумага».* Но и в этом случае передача прав по именной ценной бумаге невозможен без наличия подлинника документа.

2. Для осуществления права, выраженного в ценной бумаге, необходимо предъявить подлинник документа обязанному субъекту, имя (наименование) которого обозначено в тексте бумаги.

В случае предъявления к исполнению бумаги на предъявителя обязанный субъект должен немедленно и в полной мере предоставить исполнение. К сожалению, ГК не регламентирует вопрос о возможности отказа в исполнении по предъявительской ценной бумаге, если обязанный субъект обнаружит подлог или подделку документа или если он обладает доказательствами, что бумага попала в руки предъявителя незаконным путем. Подобные нормы содержались Основах гражданского законодательства СССР и союзных республик 1991 года. В данном случае преемственность была бы целесообразной.

При предъявлении к исполнению ордерной ценной бумаги должник также обязан представить исполнение немедленно, но имеет право проверить кроме подлинности документа еще и непрерывность ряда передаточных надписей, совершенных на оригинале бумаги, и, если последний индоссамент является именным, удостовериться в личности предъявителя. И в данной ситуации ГК не вполне четко закрепляет соответствующие правомочия обязанного по ордерной бумаге лица.

При предъявлении к исполнению именной ценной бумаги должник вправе проверить подлинность документа и удостовериться в личности предъявителя. В то же время необходимо обратить внимание на то, что Законами «О рынке ценных бумаг» (статья 34) и «О регистрации сделок с ценными бумагами» предусматривается ведение реестра держателей именных ценных бумаг. В данном случае требуется, чтобы имя управомоченного по такой бумаге лица было внесено в книгу регистрации (реестр) обязанного субъекта. Запись в реестре имеет дополнительное и обязательное легитимационное значение. При передаче прав по таким документам в реестре производится соответствующее изменение в записях. При осуществлении и передаче прав по таким ценным бумагам необходимо, чтобы информация реестра и содержание документа указывали на одно и то же лицо как управомоченного субъекта. Однако данные нормы представляют собой исключение из правил, касающихся юридической сущности ценной бумаги. *

3. При осуществлении и передаче прав, удостоверяемых ценными бумагами действуют два специфических правила, которые не сформулированы нормами ГК, но вытекают из их смысла.

Лицо, владеющее подлинником ценной бумаги, признается являющимся ее собственником и субъектом, управомоченным требовать исполнения по ней, если содержание этой бумаги указывает на правомочность соответствующего притязания. Этот принцип называется публичной достоверностью.

Из вышеуказанного принципа вытекает правило об ограничении возражений. Это правило означает, что недопустимо отказывать в предоставлении исполнения по ценной бумаге, задерживать исполнение или исполнять ненадлежащим образом со ссылкой на какие-либо факты, не нашедшие отражения в тексте бумаги. Обязанное лицо, которому ценная бумага предъявлена к исполнению, может отказать, например, если документ предъявлен раньше указанного в нем срока исполнения. Любой выход за пределы содержания документа противоречит природе ценных бумаг. Такое положение находит свое прямое отражение в законодательстве. Пункт 2 статьи 133 ГК говорит о том, что не допускается отказ от исполнения удостоверяемого ценной бумагой обязательства со ссылкой на отсутствие основания возникновения этого обязательства либо на его недействительность. В этом, кстати, находит выражение абстрактность ценной бумаги.

4.«Правоотношениям по ценным бумагам присуще специфическое распределение риска». Этот факт отметил М. Агарков в своем «Учении о ценных бумагах». Действительно, утрата, уничтожение, серьезное повреждение ценной бумаги влечет за собой риск неполучения причитающегося по ней исполнения. Процедуры вызывного производства по восстановлению прав по предъявительским ценным бумагам таит в себе опасность невозможности доказать свое право на нее в случае спора, либо опасность того, что кто-то получит исполнение по утраченной бумаге, и должник откажет в повторном исполнении, но уже по восстановленному документу. Если должник исполнил по бумаге, но не потребовал передачи ему подлинника документа либо не учинил на нем погасительной надписи, он несет риск того, что бумага ему повторно будет предъявлена к исполнению. Существуют и другие аспекты в данном вопросе, но они, на наш взгляд, являются предметом самостоятельного изучения.

Подчиняясь изложенным правилам ценные бумаги обращаются как специфический объект права собственности. В качестве такового ценные бумаги могут выступать объектом различных гражданско-правовых сделок: купли-продажи, дарения, мены, займа, залога, наследования, хранения, страхования. В числе перечисленных сделок сделки об отчуждении имущества и являются основанием приобретения права собственности на ценные бумаги. Все иные основания приобретения права собственности, предусмотренные ГК (изготовление или создание вещи, переработка движимой вещи и др.), не являются основаниями приобретения права собственности на ценные бумаги в силу юридической природы последних как формы сделок.

Ценные бумаги как индивидуально-определенные вещи могут быть истребованы из чужого незаконного владения (статья 260 ГК). Однако шансы доказать чужое незаконное владение предъявительской и ордерной с последним бланковым индоссаментом крайне невелики. Более того, если ценные бумаги на предъявителя находятся во владении добросовестного приобретателя, то они не могут быть от него истребованы (статья 262 ГК).

Право собственности на ценные бумаги прекращается по основаниям, предусмотренным ГК (статья 249). Это - отчуждение документа, отказ владельца ценной бумаги от права собственности на нее, уничтожение документа. Однако в отличие от первых двух оснований уничтожение (как и утрата) ценной бумаги, как уже отмечалось, не означает того, что ее владелец утрачивает право требования по ней, но в то же время отсутствие подлинника документа не позволит осуществить это право.

Право собственности на ценные бумаги может быть прекращено и в некоторых случаях принудительного изъятия, предусмотренных статьей 249 ГК: обращение взыскания на имущество по обязательствам владельца ценных бумаг; конфискация; в иных случаях, предусмотренных ГК. Таким случаем, в частности, является принудительный выкуп акций банков и организаций, осуществляющих отдельные виды банковских операций, в случае наличия у них отрицательного размера капитала (пункт 6 статьи 86 ГК). Конституционность названной нормы ГК, однако, вызывает сомнения, поскольку ею нарушаются абсолютность права собственности, принципы свободы договора и беспрепятственного осуществления гражданских прав.

V. Вопрос о возможности для ценных бумаг выступать предметом залогового права, которое, в свою очередь, является вещным правом,1 нуждается в особом рассмотрении, поскольку в соответствии с положениями ГК не всякая ценная бумага может быть предметом залога.

Понятие залога в статье 299 ГК определено таким образом, что в случае неисполнения обязательства должником залогодержатель приобретает не право собственности на предмет залога, а лишь преимущественное право получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества. То есть при наступлении упомянутых обстоятельств предмет залога должен быть продан, и только вырученные средства направляются на погашение соответствующего обязательства.

Эта норма может применяться и в отношении ценных бумаг. В залог могут быть переданы только ценные бумаги на предъявителя и ордерные ценные бумаги с последним бланковым индоссаментом. Именно эти ценные бумаги в отличие от именных позволяют любому их держателю, в том числе залогодержателю, продать их самостоятельно (без участия их собственников) и в любое время, поскольку, как отмечалось выше, фактическое обладание такими документами является достаточным легитимирующим фактом. Этот факт лежит и в основе того, что при залоге ценных бумаг последние должны быть переданы залогодержателю или размещены в банке (пункт 4 статьи 303 ГК).*

Кстати, залоговые операции с ценными бумагами (так называемые операции репорта) активно осуществляются на развитых фондовых рынках, когда брокеру предоставляется кредит на покупку ценных бумаг под залог ранее приобретенных им ценных бумаг.

Залог ценных бумаг должен быть оформлен письменным договором, как того требует статья 307 ГК. Само право залога в отношении ценных бумаг в силу их правовой природы возникает с момента передачи их залогодержателю или фактического их размещения в банке (статья 310 ГК).

Здесь следует отметить, что в силу правовой природы предъявительских ценных бумаг и в целях установления в интересах залогодателей более прочных гарантий сохранности их права собственности на предмет залога, было бы целесообразным в случае залога предъявительских ценных бумаг предусмотреть их размещение только в банке либо иной организации, имеющей возможность предоставить твердые гарантии сохранности предмета залога. Такой организацией может быть центральный депозитарий.

Пункт 4 статьи 303 ГК также проводит прямую связь между ценной бумагой и удостоверяемым ею имущественным правом, устанавливая, что передача в залог данного права влечет за собой передачу в залог удостоверяющей его бумаги. Некоторые виды ценных бумаг (акция, облигация) предполагают право на периодическое получение дохода в виде дивидендов или иного вознаграждения по ним. При этом статьи ГК прямо не определяют субъекта, который имеет право на получение такого дохода. ГК лишь устанавливает, что законодательные акты или договор могут предусматривать случаи, когда право залога распространяется на полученные в результате использования заложенного имущества доходы (статья 309), а также то, что договором право залога может быть распространено на имущество, которое поступит в собственность залогодателя в будущем.

Получение периодического дохода является составляющей имущественного права, которое может удостоверяться ценной бумагой. При передаче этого права в залог само право залога должно распространяться и на эти доходы. Залогодатель не сможет получить этот доход, поскольку не сможет предъявить подлинник документа. А получение дохода залогодержателем противоречило бы сущности отношений залога, поскольку залогодержатель не приобретает право собственности на доходы по ценным бумагам до прекращения залога. Здесь было бы целесообразным определить субъекта, управомоченного аккумулировать доходы, право на получение которых является предметом залога и удостоверяется ценной бумагой. Возможно, таким субъектом может быть тот банк, в который помещены переданные в залог ценные бумаги.

ГК не требует государственной регистрации залога имущественных прав, удостоверяемых ценными бумагами. В то же время Законом «О регистрации сделок с ценными бумагами в Республике Казахстан» предусмотрена регистрация права собственности и сделок (в том числе обременений) с именными ценными бумагами, являющимися предметами массовых эмиссий, а также бездокументарными ценными бумагами. Такая регистрация осуществляется профессиональными участниками рынка ценных бумаг (центральным депозитарием и брокерами, являющимися номинальными держателями ценных бумаг) и имеет юридическое значение как закрепление факта исполнения сделки, связанной с переходом прав на ценные бумаги.

Регистрация права собственности на указанные ценные бумаги означает внесение в реестр держателей ценных бумаг имени собственника ценных бумаг и информации о принадлежащих ему ценных бумагах. Такая запись в реестре является достаточной для удостоверения и осуществления (возможность требовать исполнения по ценной бумаги и отчуждать это право требования) права собственности. Право требовать исполнения по ценным бумагам может быть передано только путем внесения в реестр соответствующего изменения о держателе определенных ценных бумаг. Регистрация права собственности на ценные бумаги производится регистратором, то есть профессиональным участником рынка ценных бумаг, осуществляющим ведение реестра держателей ценных бумаг.

Что касается регистрации сделок с ценными бумагами, необходимо принять во внимание следующее. Различаются момент заключения сделки и момент ее исполнения. Заключение сделки означает выражение намерения (принятие на себя обязательства) по передаче либо обременению права собственности на ценные бумаги. Исполнением же будет считаться реальная передача («из рук в руки») ценных бумаг, либо (если необходимо внесение соответствующих записей в реестр) совершения соответствующей записи по односторонним сделкам. Если же речь идет о договоре, то сделка считается исполненной, когда все стороны договора исполнят взаимные обязательства друг в отношении друга. То есть реальная передача ценных бумаг и совершение соответствующей записи в реестре по приказу одной стороны и принятие ценных бумаг и, если это предусмотрено договором, производство оплаты за ценные бумаги - другой стороной.

Два вышеназванных момента могут не совпадать друг с другом по времени. Тогда понятие «регистрация сделки с ценными бумагами» относится к моменту заключения сделки, означая подтверждение того, что лицо в односторонней сделке либо стороны по договору приняли на себя определенные обязательства и (или) имеют по отношению друг к другу определенные права. Данная регистрация производится не регистратором, а номинальными держателями ценных бумаг.

Если же оба указанных момента совпадают, то сделка считается одновременно заключенной и исполненной. В этом случае регистрация сделки будет означать внесение записи в реестр об смене собственника ценных бумаг, а это уже будет одновременным исполнением сделки.

 

 

Опубликовано в составе монографии «Вещные права в Республике Казахстан: Монография (научное издание)» под ред. Сулейменова М.К. (глава 10 «Вещные права на ценные бумаги») / Алматы, «Жетi жаргы», 1999.

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки
  • Добавить комментарий

 

 

_____________________________________________

1 см. Агарков М. Учение о ценных бумагах. / М.,1927г.; Гражданский кодекс РСФСР 1922 г.; Советское гражданское право Казахской ССР. Под редакцией Басина Ю.Г. и Ваксберга М.А. / Алма-Ата, 1969г., выпуск 2.

1 см. Советское гражданское право Казахской ССР. Под редакцией Басина Ю.Г. и Ваксберга М.А. / Алма-Ата, 1969г., выпуск 2. С.78.

2 см. Шершеневич Г. Учебник русского гражданского права. / М., 1995 г. С. 94.

* Здесь, кстати, обращает на себя внимание тот факт, что восстановление права по утраченной предъявителькой ценной бумаге означает выдачу дубликата документа, то есть новой ценной бумаги. Это в очередной раз иллюстрирует неразрывную связь и невозможность раздельного существования документа и подтверждаемого им имущественного права.

1 см. Шершеневич Г. Учебник русского гражданского права. / М., 1995 г. С. 167.

* Здесь хотелось бы отметить, что слова «выдается другая ценная бумага» на практике могут быть поняты неточно, и взамен прежнего документа может быть выдана действительно другая ценная бумага - ордерная или на предъявителя, облигация либо акция или вексель, и т.п. Кроме того в случаях выпусков эмиссионных ценных бумаг аннулирование ценной бумаги и выдача взамен ее другой означает, что каждый раз при передаче прав по именной бумаге необходимо будет проходить процедуру государственной регистрации эмиссии, поскольку к размещению допускаются только те эмиссионные ценные бумаги, выпуск которых был зарегистрирован с точным указанием количества, номеров и серий соответствующих документов. Свои трудности при такой формулировке имеют место и в области ведения бухгалтерской отчетности.

* Как уже отмечалось выше, подобный правовой режим, когда имущественные права подтверждаются одновременно и ценной бумагой и записью в реестре, не соответствует природе ценной бумаге. Однако в целях обеспечения дополнительных гарантий соблюдения интересов эмитентов и держателей ценных бумаг, законодатель в сущности поставил под сомнение целесообразность существования правового института ценных бумаг при регулировании рынка эмиссионных ценных бумаг.

1 см. Шершеневич Г. Учебник русского гражданского права. / М., 1995 г. С. 240.

* По нашему мнению, имеющееся в данном пункте дополнение о том, что договором могут быть предусмотрены иные условия залога, не вполне обосновано с точки зрения обеспечения надежности залогового правоотношения. К примеру, стороны вправе договориться об оставлении предъявительских ценных бумаг во владении залогодателя или третьих лиц. Но в случае отчуждения ценных бумаг залогодателем в нарушение договора добросовестному приобретателю залогодержатель не сможет истребовать от последнего эти ценные бумаги.